Don’t panic! Интегральная перспектива на панические атаки

Со мной это случилось летом 2004 года, когда я учился на 4-м курсе биологического факультета МГУ. А пару недель назад — спустя десятилетие — я получил в руки диплом о втором высшем образовании в Московском институте психоанализа по специальности «трансперсональный психолог». Тема моей дипломной работы — «Интегральная карта панических расстройств». Ниже я попробую рассказать, что я узнал об этом состоянии за последние десять лет.

Don’t panic

С самого начала вектор моих изысканий (а когда у вас панические атаки, вы начинаете панически искать и читать про них всё, что попадётся) лежал в верхне-левом квадранте.1 К тому времени я уже был знаком с трудами Станислава Грофа2, и его представление о трансперсональных источниках личностных проблем мне очень отзывалось.

Однако проблема в том, что во время панических атак очень боишься тела. Если я умираю, то это оно меня подводит: что-то не в порядке с сердцем, или у меня спазм трахеи и я задохнусь, или внутреннее кровотечение. Да мало ли что. Разгорячённый мозг с космической скоростью перебирает вероятные причины мгновенной смерти в текущей ситуации, абсолютно к смерти не располагающей. Поэтому периодически возникают срывы, во время которых также панически начинаешь читать про соматические симптомы и их значение.

Но ещё более неприятно знакомиться с психиатрическими взглядами на панические атаки — настолько холодными, объективными и лишёнными хоть какого-то чувства, что, возможно, они сами по себе могут вызывать панику у здорового человека.

Если я пробую сейчас вспомнить свои переживания в острый начальный период панических атак (это примерно полгода — год после первой), то это чувство загнанности в тупик, растерянности, одиночества, вопросов «Почему я?», отчаянных попыток вернуть себе прежнее беззаботное состояние и др.

Очень помогал алкоголь. Это не могло превратиться в зависимость, так как моё здоровье не позволяет мне продолжительно его употреблять. Но уже после второй-третьей рюмки в тёплой компании близких друзей я переставал думать о панике. И, как я сейчас понимаю, это связано с глубинными причинами моих атак.

Итак, каков был план действий? После того, как конвенциональная медицина не нашла никаких серьёзных проблем в теле, а выписанные невропатологом таблетки начали заканчиваться, встал вопрос: опять идти к невропатологу за рецептом или к Владимиру Майкову на холотропное дыхание? Я пошёл на холотропное дыхание — в конце каждой грофовской книги можно было найти рекламу семинаров. В ночь перед семинаром я с друзьями напился в честь того, что завтра схожу подышу и всё у меня пройдёт, всё наладится. Поэтому практически всю первую свою сессию дыхания я благополучно спал с больной похмельной головой.

Глубже и чаще

Оказалось, что не так всё просто, и дыхание — это такой особенный велосипед. В моём случае я учился на нём ехать — входить в изменённое состояние сознания и отдаваться переживаниям, следовать внутреннему процессу — первые сессий 5 – 6. Следующие 2 – 3 года я очень интенсивно дышал, ходил практически на каждый семинар, прошёл несколько многодневных сертификационных модулей. Я дышал и дышал, раскрывая что-то внутри, разрешая себе быть в контакте с самим собой. В результате периода холотропного дыхания у меня появился навык внутренней трансперсональной работы, и это, наверно, самое важное. Через контакт с дыханием, с телом, через доверие, отпускание — расширение навстречу миру.

Постепенно этот период работы завершился. С точки зрения физиологии холотропное дыхание вызывает изменённое состояние сознания через непривычную для организма потерю CO2 в начале дыхательной сессии. Потом включаются компенсирующие механизмы, и газообмен между лёгкими и кровью десятикратно снижается. Вы дышите, как будто бежите марафон, но мышцы бездействуют, и газообмен снижен. С этим связаны два аспекта:

— если вы всё делаете правильно, то в первые 10 – 15 минут дыхания войдёте в изменённое состояние сознания. Если нет, то лифт уехал, и вероятность «раздышаться» очень мала — организм уже среагировал на начавшиеся изменения и противостоит им;

— если вы регулярно дышите продолжительное время (раз — два в месяц, например), то организм приспосабливается и вырабатывает механизмы, которые препятствуют изменению парциального давления кислорода и углекислого газа. В результате вы перестаёте входить в ставшее таким привычным измененное состояние сознания. «Перестаёт торкать», как говорят опытные «дыхальщики».

Динамика дисбаланса CO2 при различных форматах дыхания и физической нагрузки у обследуемого, результаты исследований д.м.н. Бубеева Ю.А. СД — свободное дыхание, ХД — холотропное дыхание, ВВ — вайвешн, ВЭ — сильные физические нагрузки.

Динамика дисбаланса CO2 при различных форматах дыхания и физической нагрузки у обследуемого.
Результаты исследований д.м.н. Бубеева Ю. А.
СД — свободное дыхание, ХД — холотропное дыхание, ВВ — вайвешн, ВЭ — сильные физические нагрузки.

На адаптацию, как оказалось, уходит 2 – 3 года. Поэтому если вы начали дышать, то используйте это время по максимуму. Так рекомендует д.м.н. Юрий Бубеев, заслуженный врач России, профессор, главный психолог проекта «Марс 500», исследователь холотропного дыхания и психоделических эффектов ксенона.

Таким образом, через несколько лет я перестал ходить на холотропное дыхание, участвуя лишь в больших мероприятиях в периоды приездов Станислава Грофа, Всемирного дня холотропного дыхания или Трансперсонального конгресса.

На первое место к этому времени вышли ощущения грубого тела — я чувствовал себя очень плохо. Хотя никаких острых патологических процессов не происходило, что-то хронически было не так, и я не понимал, что именно. К этому времени я успел пару раз съездить на випассану и открыть опыт свидетельствующей медитации, но в какой-то степени это лишь усугубило моё состояние.

Мне казалось, что, закончив биофак МГУ, я хорошо знаю физиологию и ориентируюсь в процессах организма, функциях органов и систем и их нарушениях. Однако я смотрел больше из линейной, а не системной логики, а главное — я смотрел не на тот уровень.

Медитируйте и ешьте свои овощи

«Медитируйте и ешьте свои овощи», — такой совет даёт Кен Уилбер.

Благодаря друзьям я примерно в одно время прошёл трёхмесячный курс обучения акупунктуре и попал к гомеопату. Благодаря первому я начал понимать про тонкие процессы в человеческом организме, заболевания холодной и горячей (инь и ян) природы, меридианы и тонкие функции органов, благодаря второму — осознал роль питания и пищевых привычек в нашей жизни.

Вопрос пищи вообще стал для меня большим открытием лично, и то же самое происходит сегодня в мире. Мы обнаруживаем, что химико-биологический взгляд на еду, разлагающий её на белки, углеводы, жиры, микроэлементы и витамины, является абсолютно редукционистским, — это внимание лишь к одному уровню одного квадранта (а именно к грубому уровню ВП-квадранта). В наших клиниках заболевания, которые могли бы быть вылечены лишь одним изменением диеты в соответствии с тонкой конституцией и текущим состоянием пациента, патологизируются больничными кухнями. Здорово, что всё большее количество людей осознаёт вред фастфуда, однако нам ещё очень далеко до развития интегральной культуры питания.

И как всё новые исследования доказывают, что мышечная масса является одним из ключевых факторов долгой жизни (а бег после пятидесяти несёт больше вреда, чем пользы), так и питание становится камнем преткновения в вопросе долголетия. В «Практике интегральной жизни» вы найдёте обсуждение вопроса интегрального питания, а вот мои личные рекомендации для тонкого уровня:

— Узнайте тип своего тонкого тела. Используйте для этого тибетскую медицину (слизь, желчь, ветер) или аюрведу. (Я рекомендую первое, так как у нас похожий климат.)

— Узнайте своё текущее состояние. Уточните с врачом, в какую сторону у вас отклонены тонкие процессы (например, расстройство слизи или усиление ветра).

— Питайтесь в соответствии со своим типом, состоянием и временем года.

Что меня поражает, так это то, что с помощью небольшого ежедневного усилия вы можете сильно улучшить своё здоровье и снизить на него расходы. Пищевая осознанность произвела бы революцию в сфере здравоохранения. Надеюсь, это когда-то произойдёт.

Но вернёмся к паническим атакам.

Итак, к этому времени я успел собрать следующий пазл:

Интегральный подход к паническому расстройству

Как видите, я не упомянул практику долгой жизни Мандаравы. Эта практика относится к ану-йоге и является сущностным методом сохранения жизни человека и обнаружения истиной природы. Я практиковал её на семинаре с Ниной Робинсон — ученицей Намкая Норбу Ринпоче, в ретритах с которым я к тому времени несколько раз участвовал.

Я позволил себе вольность и разместил эту практику в верхне-правом (а не левом) квадранте, указывая на то, что, как мне кажется, эта и другие сущностные глубочайшие практики обладают потенциалом исправлять негативности в причинном теле. Конечно, благодаря своему недвойственному источнику, непрерываемой линии передачи, накопленной предшествующими великими практикующими силе и др.

Примерно в тот же период я познакомился с янтра-йогой, посетив несколько семинаров с сертифицированными инструкторами, и начал нерегулярно включать её в ежедневную практику. Через координацию движения и дыхания вы добиваетесь максимального расслабления и предельного присутствия. Дыхание — ключ к тонкому телу.

Пришло время процессуального подхода

В октябре пройдёт очередная ежегодная конференция Ассоциации трансперсональной психологии. Лет шесть назад как раз на такой конференции я впервые увидел демонстрацию процессуальной работы — Ирина Зингерман проводила открытый мастер-класс. Тогда я уже был знаком с книгами Арнольда и Эми Минделл3, однако не очень понимал, как это работает. А живой пример меня поразил. Через сон участника демонстрации Ирина за 20 минут работы мягко раскрыла его жизненный миф.

Именно поэтому практическая часть моей дипломной работы основана на использовании процессуального подхода. Хотя слово «процессуальный» в названии метода указывает на следование за процессом, на переживание состояний, тем не менее он основан на чрезвычайно чёткой структуре. Это удивительно.

С точки зрения процессуального подхода, когда у вас паническая атака, есть две горячих точки:

Атакуемый. То есть какой вы, когда вас атакуют. Что вы чувствуете, какая энергия вами владеет, какой миф вы проявляете?

Атакующий. Что это за роль-призрак, которая вас атакует? Вставайте на её место и начинайте чувствовать, какой вы, как вы себя чувствуете, как вы двигаетесь, как ощущается тело, с какими словами, с каким посланием вы атакуете.

Следующий шаг после осознавания этих частей — разворачивание процесса. Единственное, что здесь работает — это доверие и открытость к тому, что происходит. Обязательно будет часть, связанная с умиранием, и там будет ваше сокровище. Будет часть, связанная с уникальным глубинным стилем социальной жизни — тоже ваше сокровище. И будет часть с открытым сердцем — ваше самое большое сокровище. Помните, я упомянул в начале про алкоголь? Это был доступ к большой силе и открытому сердцу. Поэтому и паника отступала.

И вдруг в один день мне стало скучно наблюдать в себе эту игру. Я поняла, что я рассказываю одну и ту же историю на разный лад и никак не могу ее принять. Персонажи, истории разные, но игра всё та же и все о том же! И самое главное, скучное уже не может быть страшным!!!! А потоки энергий можно использовать с пользой для себя. Не становиться поперек движения, а скользить с одной волны на другую, пропускать их через себя. Это стало МОИМ открытием, я прожила его в своем личном опыте.

Казалось бы всё просто, мы всё знаем, но заблудившись в лабиринтах собственных страхов, самостоятельно выбраться очень сложно. Я потратила на это 2 года. 2 года паники и страха. Участие в проекте заняло 2 месяца. Я не заметила, как страх постепенно растаял, ушла паника. Конечно, я не стала бесстрашным терминатором, я не перехожу дорогу на красный. Я приняла жизнь такой, какая она есть, без ожиданий. Я не боюсь жить, жизнь меня радует.

Это отзыв одного из моих клиентов, участвовавших в исследовании для диплома. Мы провели 6 – 7 консультаций, и на последней вышли к живому открытому причинному уровню, контакт с которым снял бо́льшую часть напряжения. Просто когда вы не интеллектуально, а всей тушкой тела проживаете, что вы не тело, вы не ум, вы не чувства, но всё это у вас есть, страх пропадает. Конечно, это связано с умиранием старой идентификации. Если у вас панические атаки, значит пришло время кому-то умереть.

«Прыгни в объятия демона — и ты беспрепятственно пройдешь сквозь него в недвойственную, не имеющую корня пустоту», — такие наставления по практике чод дал Гуру Падмасамбхава своей супруге Еше Цогьял тринадцать веков назад. Если у вас панические атаки, пришло время прыгнуть демону в рот.

Скорее всего, духовная практика и психотерапия по отдельности не позволят вам окончательно справиться с паническими атаками. С помощью подлинной духовной практики вы будете просто созерцать свою расщеплённую личность, а вернее, лишь атакованную часть. А психотерапия без подлинной трансценденции в своём сердце просто не даст вам ресурса прожить невероятную боль и страдания, которые лежат на пути к вашим сокровищам.

На этом я хочу завершить описание сущностной работы с паническим расстройством. Я описал ключи, которые помогли мне, и, надеюсь, будут полезны вам. Ниже представлена итоговая карта панических расстройств из моего диплома. Мы с вами не коснулись важной темы нижних квадрантов, а также конвенциональных верхне-правых подходов, постараемся сделать это в ближайшее время. Там есть интересные данные по когнитивно-поведенческой и фармакотерапии — так называемым терапевтическим стандартам. Эти подходы действительно чрезвычайно эффективны в краткосрочной перспективе, однако, согласно исследованиям, в долгосрочной приводят к снижению качества жизни и даже обострению проблем. А в нижне-левом квадранте мы найдём культурно-обусловленные отличия панических расстройств и межуровневые конфликты.

IntagralPanicMap-all

Итак, что делать, если у вас паническое расстройство:

1) Поздравьте себя — вам несказанно повезло. Вам предстоит большое путешествие, ваша жизнь сильно изменится, вы станете другим — более простым, открытым и настоящим. В своей открытости вы станете учителем для общества, в котором живёте.

2) Используйте квадранты и уровни:

— ВП / грубый: сдайте анализы и пройдите обследования на наличие паникопровоцирующих заболеваний и расстройств (например, проблем с щитовидной железой или остеохондроза шейного отдела). Наверняка таковые обнаружатся. Получите по ним информацию и начните с ними работать.

— ВП / НП: проанализируйте, желательно с помощью психотерапевта, ваше поведение, окружающую среду, образ жизни, питание, вредные привычки, работу, инфраструктуру и др. Скорректируйте их в сторону уменьшения паникопровоцирующих факторов. Добавьте больше контакта с землёй, природой.

— НЛ: прочувствуйте и исследуйте ваши эмоциональные связи, включённость в общественные, гендерные, политические и др. конфликты, которые могут провоцировать сильную хроническую напряжённость. Начните работать с ними с помощью психотерапевта.

— ВЛ: обратитесь к психотерапевту, который вызывает у вас доверие, с хорошими рекомендациями. Желательно, интегральному или интегрально-информированному. Начните терапию.

3) Приучите себя воспринимать паническое расстройство и его последствия как вашего большого учителя, но не страдайте понапрасну. Пробуйте идти в самую суть.

Удачи!

Примечания

  1. Верхне-левый квадрант интегральной модели AQAL, предложенной Кеном Уилбером, затрагивает всё, что касается внутреннего мира человека, его сознания и психики. — Прим. ред.
  2. Станислав Гроф (Stanislav Grof) — выдающийся чешско-американский психиатр и психотерапевт, исследователь изменённых состояний сознания, сооснователь трансперсональной психологии (вместе с Абрахамом Маслоу, Энтони Сутичем и др.), один из создателей метода холотропного дыхания. — Прим. ред.
  3. Арнольд Минделл (Arnold Mindell) и Эми Минделл (Amy Mindell) — психотерапевты, основатели процессуально ориентированной психологии, авторы множества книг, переведённых на русский язык. — Прим. ред.

Баранов Дмитрий

Дмитрий Баранов

Процессуальный психолог, исследователь интегрального подхода, основатель проекта «Айпрактик».

ipraktik.ru

Комментарии

  • Ma6ary

    смею усомниться в написанном.. во время приступа панической атаки невозможно войти ни в медитацию, ни тем более в измененное состояние сознания, как невозможно и прочитать хоть несколько строк умной литературы, посмотреть внимательно хотя бы 4 первые картинки интереснейшего фильма, просидеть 3 минуты на полезной лекции или понять что говорит мудрый психотерапевт..Человеку перекрыт весь старый колодец накопленных знаний и оперативная память спасения в подобной ситуации. Может быть с автором строк что-то другое неприятное приключилось?

    • http://ipraktik.ru Dmitry Baranov

      Разве где-то в статье написано, что во время атаки надо медитировать или входить в ИСС? Паническая атака сама по себе измененное состояние сознания дальше некуда)

      • Ma6ary

        да, в статье именно об этом и говорилось, цитирую: «Я пошёл на холотропное дыхание»…и далее: «Оказалось, что не так всё просто, и дыхание — это такой особенный велосипед. В моём случае я учился на нём ехать — входить в изменённое состояние сознания и отдаваться переживаниям, следовать внутреннему процессу — первые сессий 5 – 6.»

        • http://ipraktik.ru Dmitry Baranov

          Здесь важно договориться о языке, на котором мы говорим. Я использую язык, который учитывает трансперсональную перспективу. Из этой перспективы та часть, у которой нет доступа к сознанию во время атаки — это лишь маска, то есть привычное социально одобряемое я. Доступа у маски нет не к сознанию, а к контролю, что является невыносимым страданием. А сознание присутствует всегда и везде, даже самая сильная паническая атака развивается и пронизано сознанием, или присутствием.

          Паническая атака — это дискретный промежуток времени, обычно 10 – 15 минут некомфортных ощущений, который может варьироваться от стеснённого дыхания до невыносимого внутреннего страдания. Атаки могут случаться как несколько раз в день, так и в неделю, и в месяц. В промежутке между атаками можно побывать на семин

          • http://ipraktik.ru Dmitry Baranov

            аре или у терапевта. Для более точного конвенционального определения панического расстройства используйте DSM IV

      • Ma6ary

        Паническая атака — это не ИСС, а его полное отсутствие, точнее отсутствие полного доступа к сознанию

  • NekNekNek

    Неужели когнитивно-поведенческая терапия так не эффективна? Не могли бы вы более развернуто пояснить в чем ее возможный вред? Начал ей интересоваться после книг Уилбера. Он там довольно положительно высказывается об Альберте Эллисе и его методе.

    • http://pustoshkin.com/ Eugene Pustoshkin

      Это хороший вопрос. Интересно, что Дмитрий может ответить по этому поводу. Действительно, бихевиоральные методы часто недооцениваются (справедливо или нет, это сложный вопрос). На мой взгляд, когнитивно-поведенческая терапия эффективна в синтезе с другими терапевтическими модальностями (как и любой отдельный метод).

    • http://ipraktik.ru Dmitry Baranov

      Я из работы процитирую просто

      «2.2.2 Когнитивно-бихевиоральный подход

      Когнитивно-бихевиоральный подход, хотя делает шаг навстречу проблемам клиента, однако остаётся в рамках ВП-квадранта. То есть этот вид терапии направлен на коррекцию поведения и «неправильных» реакций на внутренние (телесные) и внешние сигналы, которые в норме не должны приводить к развитию реакции «бей или беги». Отличным подтверждением этого является исследование Carlbring с соавт., согласно которому не обнаружено разницы в эффективности между 10-недельным терапевтическим индивидуальным курсом CBT и аналогичным 10-модульным интернет-курсом самопомощи с минимальным контактом с терапевтом с помощью электронной почты [21].

      Примером эффективной когнитивно-бихевиоральной техники является метод «Конфронтации с подавлением тревожной реакции» (Exposure and response prevention, ERP). По продолжительности он требует примерно 12 консультаций, в течение которых терапевт обучает клиента не реагировать на вызывающие панику сигналы. Для этого составляется список всех источников паники, далее они ранжирутся по силе (от немедленно вызывающего сильную панику до провоцирующего лёгкое беспокойство) и начинают «предъявляться» (exposure) клиенту, начиная с самого безобидного. По мере привыкания клиент переходит к более трудным сигналам, пока не выработает устойчивость по отношению даже к самым сильным провокациям.

      Данный подход может быть очень эффективен: например, в исследовании Giovanni Fava (1995) приняли участие 110 пациентов, удовлетворяющих критериям панического расстройства DSM-III-R. После 12 сессий ERP 81 из них освободились от паники. В дальнейшем за ними наблюдали от 2 до 9 лет. На конец второго года 96,1% сообщал об отсутствии панических симптомов, на конец пятого года — 77,6%, на конец седьмого — 67,4% [36].

      Это хорошие показатели, однако тот же автор задаётся вопросом — соответствует ли отсутствие панических симптомов психологическому здоровью среднестатистического человека? Оказывается, что по сравнению с контрольной группой у людей с паническим расстройством, прошедших ERP, значительно снижено чувство благополучия, они менее адаптированы к взаимодействию с окружением, не стремятся к внутреннему росту, достижению жизненных целей, у них ниже самопринятие [37].

      Это свидетельствует о том, что правосторонний подход — будь то медикаментозная терапия или поведенческая — скорее всего упускает что-то важное. С точки зрения интегрального подхода — реальность левосторонних квадрантов.»

 

In English