Интегральное вознесение. Обзор фильма «Люси» Люка Бессона

Грядёт новый день, новый рассвет, новый мужчина, новая женщина. Новый человек интегрален, такова и духовность.

Кен Уилбер, «Интегральная духовность»

Люк Бессон в своё время совершил несколько кинематографических прорывов, которые навсегда запомнились миллионам людей. В первую очередь, на ум приходят многократно пересматривавшиеся фильмы «Леон» и «Пятый элемент». В фильме же «Люси», всецело и полностью являющемся творением Бессона, мы видим произведение, которое по эпическому масштабу своей глубины может сравниться с кинотрилогией «Матрица». Если «Матрицу» доселе можно было считать кинематографическим выражением сути интегральной философии Кена Уилбера (с которым крайне дружны и Энди, и Лана Вачовски), то ныне пальму первенства лично я передал бы именно «Люси», со Скарлетт Йохансон в роли сулящего новую надежду «Нео».

lucy-scarlett-johansson-picture1

Ницшеанские мотивы положительного эволюционизма и движения к сверхчеловеку и сверхчеловечеству не чужды современной интегральной философии, что знаменуется, например, недавним запуском курса «Сверхчеловек ОС» (Superhuman OS), созданном при непосредственном участии Уилбера. И действительно, способности, открывающиеся при соприкосновении с высшими потенциалами развития человека, напоминают нечто надчеловеческое — по крайней мере, если «человеческому» приписывать тот ограничивающий смысл, к которому мы столь привыкли (при этом стоит отметить, что трансценденция происходит через включение глубинных свойств того, что эволюция завоевала в мире формы, вкупе с отбрасыванием поверхностной шелухи — но ни в коем случае не через диссоциацию, или отчуждение от имеющихся потенциалов и пространств).

«Люси» представляет собой задействующую множество каналов восприятия визуализацию революционного крэш-курса в эволюционные потенциалы человечества. Описанию этих потенциалов и указанию на них посвящены множество трудов Уилбера, а также представителей других направлений исследований (от философов-трансгуманистов до мистиков). Независимо от того, знаком ли Люк Бессон с трудами интегральных или трансперсональным теоретиков (или же всё домыслил через собственный психодуховный опыт), «Люси», на мой взгляд, описывает, как может выглядеть — в очень ускоренном режиме — интегрированное развитие двух векторов раскрытия человеческого потенциала: развёртывания структурных возможностей (структур сознания и материального субстрата) и раскрытия возможностей состояний сознания (состояний присутствия и сознавания).1

ScarlettJohanssonLucy_article_story_large

Конечно же, режиссёр во многом приукрасил и приумножил какие-то образы возможного будущего человеческих способностей, однако вовсе не стоит записывать предложенное им полотно в разряд аллегорий и метафор. Можно сказать, что «Люси» — это современная синестезийная энциклопедия метанормальных способностей, или экстраординарных дарований, многие из которых потенциально могут быть развиты человечеством (в индивидуальном и социальном плане), если оно продолжит свою коллективную эволюцию в измерения сверхсознательного. Это всецело резонирует с монументальным трудом «Будущее тела», написанным Майклом Мёрфи, сооснователем знаменитого Института Эсален и, опять же, коллегой и другом Уилбера. «Будущее тела» служит текстовым учебником по различным недоисследованным возможностям человека, а «Люси» — задействующей несколько каналов восприятия красочной и вдохновлённой иллюстрацией.

Шри Ауробиндо, великий индийский философ, йогин и мудрец, под влиянием трудов эволюционистов (таких как Дарвин) и собственного прозревающего видения, писал об эволюционно развёртывающемся нисхождении сверхразума в текущую действительность. Сверхразум есть тотальное самоосознание Космосом самого себя. Ауробиндо утверждал, что длительный процесс трансформации в конечном счёте должен будет затронуть и клеточный уровень, и материальный, дабы преобразить их, раскрыв божественный потенциал.

Кен Уилбер

Уилбер называет сверхразум вершиной трансперсональных структур развития сознания, так называемого третьего порядка, который следует за интегральными структурами второго порядка. Каждой новой структуре сознания соответствует своя, всё более сложная, материальная структурно-функциональная констелляция. Сознание всегда воплощено. Тогда как на коллективном уровне человечеству ещё только предстоит пройти медленный (пусть и, как считают некоторые, ускоряющийся) процесс эволюционного восхождения, на индивидуальном уровне, по утверждению Уилбера и ряда других интегральных и трансперсональных теоретиков, потенциалы сверхсознания и сверхразума могут быть доступны в виде экстраординарных и чрезвычайно редких возможностей. Развитие этих экстраординарных возможностей требует кропотливого труда, невероятной удачи и трансцендентальной благодати, — тем не менее, согласно интегральной теории, в своём потенциале они заложены в саму природу человеческого бытия, не отделённого от живого и сверхсознающего сердца Вселенной.

«Люси» является превосходной иллюстрацией процесса интегрального вознесения главной героини — вознесения к апофеозу её сущности, бытийности, интенциональности, к тому, что неоплатоники называли Единым, а Уилбер называет Космическим сознанием. Это почти то, что в святоотеческой православной традиции называется теозисом (или феозисом), или обожением, то есть явлением и раскрытием Богочеловека.2 Люси по своей инерционной дуге преодолевает орбиту только лишь человеческого и становится единой со всем: «Я есть всюду». Она в своём первом лице реализует интегральное сознание с его визионерским мышлением, раскрыв в себе метанормальные физические способности и способность оперировать единством материи-сознания как инструментом (через овладение априорными категориями пространства и, прежде всего, времени), полностью вознёсшись над миром форм и растворившись в омницентрическом всеприсутствии трансперсонального сознавания, которое невозможно ухватить, указав на что-либо в мире форм, пространства и времени, ибо оно нелокально и надвременно включает в себя всё. «На самом деле смерти нет», — такую благую весть сообщает нам Люси.

Обзор фильма «Люси» Люка Бессона. Интегральный смысл фильма

Разумеется, гиперболы и преувеличения, присутствующие в фильме, всего лишь служат назидательными элементами притчи о буквально доступных нам потенциалах тела-и-сознания. Большинство из нас, если не все, то и дело находят себя в ловушке малых форм и ранних стадий бытия, в фиксации на ранних уровнях энергетического взаимообмена с миром или отчуждении от тех или иных кластеров опыта. На данный момент, вознесение к высотам сверхсознания невозможно с подобным ускорением, ибо де-факто это длительный и кропотливый путь по очищению своей души и созданию устойчивого энергетического вместилища — храма своего сознания, способного выдержать ежемоментное трансцендентальное судилище и пламя всепронизывающего изначального сознавания.

Гордыня, ведущая к попыткам преждевременного вознесения без отработки привязанностей и развития любви ко всему сущему, является рецептом для абортированного развития, промаха мимо цели и падения. Всякая трансформация есть бесконечная вереница порою чрезвычайно непросто дающихся жертвоприношений, или микротрансформаций, — микроосознаний, микроосвобождений и микрорастождествлений. Психотерапия, лечение души, является необходимым условием для стабилизации в более высоких потенциалах развития — если на то будет милость Всевышнего, смотрящего на мир глазами каждого из нас, но ввиду тайны неведомой не всем являющегося в откровении. Что до самой Люси и её интегрального вознесения, то «интегральное» означает «всецелое», «тотальное», «всеобъемлющее», — именно таковым оно и стало для нашей героини.

  1. И структуры, и состояния сознания могут разворачиваться от более грубых и материалистических до более утончённых и всё более «постматериалистических», от доличностных через личностные к надличностным, или трансперсональным.
  2. В варианте Люси, конечно же, из-за необычности её ситуации происходит, возможно, слишком поспешное покидание человеческого воплощения. Но такова, по воле автора, кармическая судьбинность этого персонажа.

Автор: Пустошкин Евгений

Клинический психолог, эссеист, переводчик книг философа Кена Уилбера, исследователь-практик интегрального подхода. Ведущий семинаров по холосценденции и интегральной медитации. Научный редактор русскоязычных изданий ряда книг Дэниела Сигела, Отто Шармера и Роберта Кигана, вышедших в издательстве «Манн, Иванов и Фербер». Ведёт частную психологическую практику.