You have to find out! Беседа с Раджешем Далалом. Часть 3: «Об интересе к тому, что запредельно мыслям»

Это третья и заключительная часть беседы Виктории Дмитриевой (индолога, автора книги «Индия. Бродячее блаженство») с Раджешем Далалом (близким учеником Джидду Кришнамурти), записанной 14 декабря 2012 года. Вскоре будет год с тех пор, как Далал ушёл из жизни 24 февраля 2014. 

Читать первую и вторую часть.

 

Эдуард Сагалаев и Раджеш Далал. Фотография Рауля Скрылева со встречи в Москве, 2012 год

Эдуард Сагалаев и Раджеш Далал. Фотография Рауля Скрылева со встречи в Москве, 2012 год

 

Раджеш Далал — Р.Д.

Виктория Дмитриева — В.

Сарасвати — С.

Никита Коломнин — Н.

 

 

Р.Д.: Да, да. Гуру. Гуру означает «тяжёлый». Верно.

В.: Хм, я, кажется, поняла.

Р.Д.: И кутухалам (любопытство, интерес) тяжелеет по мере своего действия. И по мере того, как вы посвящаете весь свой дух в кутухалам

В.: А не в своё я, меня, себя любимого…

Р.Д.: Да. Когда вы посвящаете весь свой дух в кутухалам, он срабатывает.

В.: Срабатывает сам по себе.

Р.Д.: Сам по себе.

В.: Тогда вам просто нужно позволить ему работать.

Р.Д.: Совершенно верно.

В.: Я вижу это сходным образом. Ощущаю верность этого.

Р.Д.: Но вам нужно его подталкивать. Почему вы всё ещё…

В.: Наслаждаюсь сомнением?

Р.Д.: Да.

В.: Ну, есть ощущение, что и в этом может быть что-то хорошее…

Р.Д.: Здесь давайте будем сохранять предельную ясность.

В.: И чем больше я живу, тем больше вижу: нет, так нельзя!

Р.Д.: Нет!

В.: Даже хорошие вещи приходят и уходят весьма быстро, и ничто не постоянно…

Р.Д.: Постойте-ка, постойте-ка. Именно здесь и кроется ошибка.

Жизнь — это учитель… Вы можете пойти и найти себе любого учителя, какого только хотите. Жизнь-учитель является учителем и этого учителя

В.: Ловушка?

Р.Д.: Да, ловушка. Дело не в том, что это нехорошо, поскольку преходяще…

В.: Для Будды это было основной причиной, как мне кажется. Именно анитья (непостоянство) его особенно вдохновила.

Р.Д.: Но это то, что нам говорит традиция. А вы должны всегда сохранять скептическое отношение ко всем традициям.

В.: Это правда.

Р.Д.: Всегда будьте скептичны. Традиции могут нас очень легко вводить в заблуждение. Я непосредственно наблюдаю, как Кришнамурти постепенно превращают [в традицию]…

В.: Уже?

Р.Д.: Да. Медленно и постепенно. Чтобы вместить его в ограниченность умов людских.

В.: В противоположность тому, что он изначально говорил.

Р.Д.: Верно. Ум говорит: «О, он такой-то и такой-то». А нет возможности знать! Что бы вы ни знали, это не он, а что-то ваше! И это потому, что вам не хватает смелости и решимости отпустить всё, что у вас есть, совершить прыжок и найти самим!

В.: Точно. Требуется большая смелость. И решимость. Вот почему это называется вира-марга (путь героя). Вам надо быть настоящим вирой (героем). Но иногда вы начинаете чувствовать жалость к себе. Например, поскольку я женщина, я хочу нормальную, счастливую, мирную жизнь, почему же мне нужно быть вирой? Вирой быть трудно.

Р.Д.: Минуточку. Быть вирой становится трудно, если вы концептуализируете виру. Если вы делаете концепцию из виры, тогда это сложно.

В.: А-а-а, вижу! Так что речь идёт о балансе между викальпой (концептуальное мышление) и прямым видением.

Р.Д.: Верно. Вы женщина, живёте своей жизнью. В этом житии позвольте кутухалам увидеть, что викальпа приносит вред; викальпа ограничивает то, что вы в существе своём желаете. Как убедитесь, викальпа утратит свой заряд.

В.: Да, поскольку видишь, как она разрушает ваше бытие.

Р.Д.: Верно. Не пытайтесь чем-то стать. Просто будьте тем, кто вы есть.

В.: Стало быть, просто наблюдать? Просто наблюдать за работой викальп? Больше ничего?

Р.Д.: Верно. Энергия в кутухалам, так что вглядывайтесь в то, почему энергия кутухалам не тотальна. Вы в действительности увидите, что энергия викальпы понижает энергию кутухалам.

В.: Точно, всё именно так!

Р.Д.: Продолжайте видеть это без обращения энергии кутухалам в викальпу, ведь в противном случае будет борьба. Борьба между старой викальпой и новой.

В.: Это очень тонкий момент: как не делать эту новую викальпу.

Р.Д.: Следите за процессом! Отслеживайте, как это становится викальпой. Далее вы загоритесь вопросом: «Почему всё становится викальпой?». Сам по себе вопрос «почему всё становится викальпой?» и есть кутухалам, ведь вы не знаете этого. Жить с энергией этого факта без создания викальпы — вот что по-настоящему интересно.

В.: И она всегда свежа!

Р.Д.: Она всегда свежа, поскольку ни на что ни опирается.

В.: В этом есть ощущение свежести. Это один из признаков истинности.

Р.Д.: Даже не измеряйте это никакими признаками, поскольку это тоже вернёт вас в тонкую форму традиции. Просто наблюдайте. Или, скорее, не отслеживайте её, а просто позволяйте ей действовать. Не создавайте наблюдателя.

В.: Хорошо: просто позволять ей работать.

Р.Д.: Позволяйте ей работать.

В.: Тогда, понимаете, надо, опять же, соблюдать предельную осторожность в том, чтобы различать между её работой и моей.

Р.Д.: Да, но наблюдательность и есть для этого.

В.: Сама по себе.

Р.Д.: Сама по себе. Мы говорим о том, чтобы наблюдать за творцом викальп, наблюдать за творцом традиции, цепляющегося за традицию.

В.: Но разве все эти викальпы и традиции, а также и просветлённое состояние ума — разве они не исходят из одного и того же источника?

Р.Д.: Нет.

В.: А куда же тогда подевалась адвайта (недвойственность)?

Р.Д.: Они исходят из отсутствия контакта с источником.

В.: Верно, совершенно верно.

Р.Д.: Поскольку, когда контакт с источником установлен, — и даже не контакт: когда есть только источник и нет никакой сущности, вступающей с ним в контакт, когда сам источник уничтожил сущность, то в этом измерении нет никакой возможности для возникновения викальпы. Это не значит, что мысли не могут приходить; это не значит, что вся память и все знания искоренены. Искоренены знания и память и викальпы в отношении источника, но во всех других областях жизненного знания есть место викальпе, есть место теориям. Так что не нужно бояться. На самом деле, теперь, когда страх, желание, конфликт, трата энергии в отношении источника подошли к концу, теперь знание и всё остальное может очень свободно действовать, и может проявляться грихастха (жизнь в миру): всё это попросту делает то, что должно. И поскольку есть ясность, нет никакого порицания в отношении чего бы то ни было, включая и викальпы, в том числе викальпы нормального вида и викальпы, являющейся невозможной викальпой. Нет никакого порицания, есть лишь наблюдение за всем движением, как оно есть.

В.: Тогда что вы думаете о силе мантр в этом процессе?

Р.Д.: Речь идёт о чём-то прямом и непосредственном, а не о поиске силы, чтобы привести вас куда-либо. Речь не идёт о том, чтобы куда-то попасть. Чем бы вы ни были, просто осознавайте это. Чем бы ни были.

В.: Но это не подходит для всех подряд, разве вы не согласны?

Р.Д.: Нет, я бы так не сказал. Вопрос подходящести или неподходящести возникает в личности. Личность, если она слушает это из какой-либо своей части, если она готова слушать, услышит. Вы правы, что данная готовность обычно отсутствует. И, коль скоро готовность отсутствует, то личность говорит: «Это мне не подходит».

В.: Вот именно это я и имела в виду.

Р.Д.: Но одну минуточку. Вы должны говорить: «Я это блокирую», — но так не говорится. Говорится: «Это не для меня».

В.: Я так не говорю. Быть может, мне это и подходит, не знаю. Дело не во мне… есть множество уровней восприятия, множество уровней развития разума.

Р.Д.: Верно, вы этого не говорите, вы просто спрашиваете в общем, я это понимаю. Я же говорю: просто осознавайте всё, что делаете, когда бы то ни было, — это очень просто. Если я виду машину, то я должен осознавать дорогу. Скажем, если я еду по определённой дороге, я должен осознавать дорогу, водителя и взаимоотношения между дорогой и водителем, и я должен осознавать, что я имею в виду под пунктом назначения, куда я еду. Если я всего этого не осознаю, тогда я просто слеп. Именно это и делает по отношению к вам какое-то убеждение из прошлого: оно ослепляет вас.

Вот почему вы можете видеть, что люди, женившиеся на том или ином пути, не слушают друг друга! Всё имеет островной характер, хотя каждый и говорит о целом. Стало быть, с самого начала осознавайте: у меня есть тенденция к изолированию, что и есть викальпа. И по мере того, как я наблюдаю всю эту тенденцию в действии, я имею возможность видеть, что другой человек такой же, как и я. У меня есть тенденция создавать викальпу, у него есть тенденция создавать викальпу, я ловлюсь на свою викальпу, она ловится на свою. Но то, что важно, запредельно всем викальпам. Речь не о том, чтобы следовать своей любимой викальпе, тогда как она следует своей. Ведь это разделяет. Если я вижу одно, а вы другое — у нас реальная проблема. Она не является чем-то, что вам нужно выдумывать. Между мужем и женой… а вы замужем?

В.: В данный момент нет.

Р.Д.: В данный момент нет. Но вы поймёте, ведь ранее вы были замужем. Между мужем и женой — когда муж следует своему направлению, а женщина — своему, то где здесь отношения?

В.: Нигде.

Р.Д.: До тех пор, пока мы следуем за викальпами, различными викальпами, отношений как факт не существует.

В.: Вот почему столь много разводов.

Р.Д.: Вот почему много разводов, много конфликтов. Да. Нужно столкнуться лицом к лицом с этим фактом и увидеть, что есть какая-то тенденция, создающая разделение. Ведь жизнь — это учитель; факт — это учитель; и факт — это такой учитель, который всегда существовал, а сложность в том, что ученик не приходит, он ослепляет сам себя. Он говорит: «Вот этого учителя я люблю, а этот мне не подходит». Жизнь как учитель поступит жестоким образом и поставит перед ним зеркало, а пока я говорю: «Это мне не подходит». Вы можете пойти и найти себе любого учителя, какого только хотите. Жизнь-учитель является учителем и этого учителя.

В.: Да. Жизнь — парамагуру (здесь: высший учитель).

Р.Д.: И учитель учителей потрясёт до основания убеждения и этого учителя, ведь он основывает свои убеждения на своём учителе и его книгах. В конечном счёте, всем нужно прийти к парамагуру, который находится прямо сейчас, перед нами, во всём, что происходит. Он и есть всё происходящее. И если я могу сохранить скромность и сказать: «Я не знаю, как прислушиваться к тому, что происходит, потому что попадаю в ловушку своих викальп», — если я сохраняю смирение и говорю учителю: «Учитель, учитель, научи меня прислушиваться к тебе; я не умею тебя слышать», — чем больше я соприкасаюсь с этим фактом, что я не способен слушать и слышать, что уже само по себе разновидность слушания — особого слушания, специального рода честности относительно того, что я имею склонность к самообману. Что я склонен следовать какому-то желанию, какой-то викальпе.

В.: Это правда. Мы всё время обманываем себя. Мы обвиняем людей в лжи, но мы сами себе постоянно лжём, разве нет?

Осознание, что я лгу себе, является началом истины… И я лгу себе, поскольку я полностью не доверяю жизни. Если я доверюсь сущности жизни в своём бытии, я перестану лгать

Р.Д.: Да, верно. Так что осознание, что я лгу себе, является началом истины. Вы правдивы, когда говорите: «Я лгу себе». И я лгу себе, поскольку я полностью не доверяю жизни. Если я доверюсь сущности жизни в своём бытии, я перестану лгать. Если ребёнок будет полностью доверять своей матери, то не будет ей лгать. Когда мать проявляет жёсткость, ребёнок знает, что она жестка потому, что это ради его же блага, ведь мать не хочет устанавливать какие-то барьеры между вами и собой. Здесь мы говорим не о какой-то обычной матери, а о Матери. Вселенской Матери.

В.: Единой Матери. Если вернуться к традиционным способам садханы, традиционным парампарам (линиям передачи), многие школы индийской йоги и философии дали нам блестящих просветлённых мастеров. Если это происходило таким образом, то означает, что эти традиционные школы работали и их методы могут быть полезными (или же, возможно, перестали быть полезными) для современных людей.

Р.Д.: Мой вопрос вам прямо сейчас: что мотивирует вас задать этот вопрос?

В.: Я думаю, что прошлые санскары (зажимы, кармические инерции). Я так думаю; так ощущаю.

Р.Д.: Санскары — это один аспект. Но есть что-то другое, кроме даже санскар. Вы ищете метод для того, чтобы куда-то придти, разве нет? Что важнее — состояние искания или же предмет, который вы ищете?

В.: Конечно же, состояние.

Р.Д.: Я предлагаю следующее: наблюдайте за тем, кто ищет, поскольку если ищущий ложен, тогда всё, что он делает, будет ложным и ограниченным. Ощущая себя ограниченными, мы что-то проецируем, что есть Бог, что есть безграничное, и ищем пути, учителей и практики, которые приведут нас к этому безграничному, чтобы мы могли посвятить своё сердце, время и мысль этому…

Раджеш Далал и Александр Нариньяни (справа). Фотография Рауля Скрылева со встречи в Москве, 2012 год

Раджеш Далал и Александр Нариньяни (справа). Фотография Рауля Скрылева со встречи в Москве, 2012 год

 

В.: Но у вас самого ведь был учитель, разве нет?

Р.Д.: Постойте. Я же не защищаю то, что я делал, да и мой учитель мне ничего не давал. На самом деле, он говорил: «Мне нечего тебе дать».

В.: Он так говорил?

Р.Д.: Да. «Мне нечего тебе дать. Что бы ты ни искал, уже присутствует в тебе прямо сейчас!»

С.: Но твой учитель, Раджеш, отнял у тебя всё, что ты имел.

Р.Д.: Именно этим мы сейчас и занимаемся.

С.: Смысл не в этом, а в том, что он что-то ведь сделал.

В.: Он что-то сделал! Была какая-то крийя (деяние). Нельзя говорить, что ничего не было.

Р.Д.: Секундочку, Виктория, он же не дал мне ни единой вещи…

В.: Зато он забрал эту вещь.

Р.Д.: Он мне не дал никакой вещи; не дал ничего, за что можно ухватиться. Он не дал мне ничего, что можно было бы делать, ничего, чем можно было бы занять мой ум.

В.: Скорее, вы очистили свой ум.

Р.Д.: Верно. Все занятия ума предотвращают ум от открытия его собственной глубинной ясности. Этим мы сейчас и занимаемся.

В.: Понимаю.

Р.Д.: Вы задали вопрос о всевозможных просветлённых мастерах, которые дали методы, и эти методы работали…

В.: Да. Разнообразные методы для разнообразных чела (учеников) с различными способностями понимания.

Р.Д.: Мы говорим о высшей точке этого всего процесса. Эта высшая точка не против того, чтобы вы что-либо делали.

В.: Я знаю.

Р.Д.: Если ежедневная практика асан из йоги помогает вам, то выполняйте эти асаны!

В.: Очень даже помогает.

Как только вы ищите помощь откуда-нибудь, вы отодвигаетесь от того самого источника, который не нуждается в помощи

Р.Д.: Так делайте это! Но фундаментальная вещь состоит в том, что как только вы ищите помощь откуда-нибудь, вы отодвигаетесь от того самого источника, который не нуждается в помощи.

В.: Я очень хорошо вас понимаю.

Р.Д.: И что бы вам ни помогало, парамагуру разрушит эту вещь и вернёт вас в состояние без помощи.

В.: Если он настоящий гуру.

Р.Д.: Нет, я здесь говорю не о человеке как гуру. Человек как гуру — это нормально. Я говорю о том парамагуру, который есть жизнь, запредельная любым гуру. Поскольку жизнь хочет, чтобы вы были едины с нею. Жизни не нужна ничья помощь. Вам не нужна ничья помощь. Это ваш страх, ваш страх умирания и слияния с этой жизнью вынуждает вас задавать все эти вопросы и искать помощи.

В.: Откуда же происходит этот страх?

Р.Д.: Верно! Это и есть правильный вопрос! Вы задали вопрос: «Откуда же происходит этот страх?» Вы ждёте, что кто-то вам ответит? Зачем? Побудьте с самим вопросом.

В.: И жизнь? Какова же её природа?

Р.Д.: Может, вы хотите ответ найти в гугле?

В.: Снова так же? Я знаю, что Будда хранил молчание, когда ему задавали подобные вопросы.

Р.Д.: Да.

В.: Поскольку они не имеют значения в истинном смысле.

В тот момент, когда кто-то другой отвечает на этот вопрос за вас, а вы принимаете этот ответ, вы буквально отдаёте себя взаймы

Р.Д.: Нет, этот вопрос имеет значения, необычайное значение, но значение, которое не исходит от мысли. Этот вопрос имеет необычайное значение, но на этот вопрос другой за вас ответить не может. В тот момент, когда кто-то другой отвечает на этот вопрос за вас, а вы оказываетесь достаточно глупы, чтобы принять этот ответ, вы буквально отдаёте себя взаймы, во вторсырьё.

В.: Значит, именно этим и являются большинство религиозных последователей — они отдали себя взаймы?

Р.Д.: Так что вам, на самом деле, нужно выбросить это из своей системы, но страх предотвращает выбрасывание. Так что пребывание со страхом и узнавание корня страха более важно, в данный момент, нежели природа жизни.

В.: Согласна, это важнее.

Р.Д.: Но если вопрос природы жизни вас тронул, сам вопрос требует того, чтобы вы открыли источник страха и прекратили его, чтобы иметь возможность по-настоящему погрузиться в этот вопрос: в чём природа или источник жизни.

Так что этот вопрос «в чём природа жизни» имеет необычайное значение. Но никто другой не может дать ответ на этот вопрос.

Н.: Его можно найти только внутри.

Р.Д.: Да. Вы можете услышать ответ, однако его можно услышать только тогда, когда вы не хотите получить ответ. Для того чтобы услышать нужно быть свободным от мотива. Иначе вы переделаете ответ под своё удобство.

В.: Знаете, когда слишком много вещей происходит, когда я что-то должна или не должна делать, тогда я начинаю очень нервничать: что же я должна делать, что не должна… все эти долженствования, запреты, разрешения — этого многовато.

Р.Д.: Но когда вы выполняете какую-то практику, она полна всех этих «делайте то», «не делайте сё». Но сейчас то, что я произнёс, не касается делания или неделания. Видите, что я имею в виду? Можете ощутить? Хотя на словах я и сказал… что же я сказал?

В.: Вы сказали, что я не должна ожидать ответа.

Р.Д.: Уберите мои слова «не должна». Я сформулирую это в виде вопроса. Если вы получите ответ извне, будет ли этот ответ верен для вас? У вас уже имеется множество ответов, вы лишь добавите ещё один в коллекцию.

Н.: Но что если вы задаёте тот или иной вопрос об источнике страха или чего бы то ни было ещё, а ответ так и не приходит?

Р.Д.: Важно именно вслушивание. Если, как мы говорили, вы действительно будете слушать и этот вопрос придёт к вам в форме «каков же источник этого страха?».

В.: Так и было.

Р.Д.: Да, и вопрос, который пришёл, будет действовать. Но если вы обратите его в идею и скажете, что является источником страха, вы просто снизите интенсивность вопроса. Понимаете, что я имею в виду?

В.: Да-да!

Р.Д.: Этот вопрос, который пришёл, и есть кутухалам.

В.: Это проблеск.

Р.Д.: Проблеск? Нет, проблеск есть нечто иное. Проблеском было мгновение недвойственного состояния. Сейчас же мы о недвойственности вообще не говорим. Мы говорим о том, что предотвращает недвойственную реализацию.

В.: Надо на этом сконцентрироваться в первую очередь?

Р.Д.: В первую очередь, верно. Так что сам интерес в том, чтобы обнаружить, чем же является страх, покончит со страхом страха. Вы уже соприкасаетесь с корнем страха, а также с корнем викальпы. Все викальпы являются движением от страха, тогда как конфронтация страха — это начало конца викальп.

В.: Стало быть, викальпы отвлекают вас от концентрации на том, что есть корень страха.

Р.Д.: Верно.

В.: Они создают атмосферу, будто всё в порядке, и вы можете оставаться в этом «всё порядке», этом сноподобном состоянии, бессознательном, как джада (инертное, негибкое качество). Слова санскрита иногда помогают уловить более точный смысл, вот почему я их использую.

Р.Д.: Даже если практики и пути помогают вашему уму становиться менее джада и более гибким, цель этой гибкости, в конечном счёте, состоит в том, чтобы увидеть то, о чём мы говорим. Если эта гибкость становится привязанностью к пути, который принёс эту гибкость, тогда сама эта гибкость становится вредной.

Понимаете, что я имею в виду?

Виктория Дмитриева

Виктория Дмитриева

В.: Да, понимаю.

Р.Д.: Поскольку вы уже понимаете это, вам не нужны эти пути.

В.: Тогда вопрос в том, в чём же моя проблема?

Р.Д.: Постойте. Когда вы говорите, почему я в этом не пребываю, если вы спрашиваете меня, вам присуща тонкость ума, обеспечивающая способность прямого видения. Когда вы говорите мне: «Я этого не вижу напрямую», — это и есть начало прямого видения. Вы видите истину: что вы всё ещё имеете викальпы.

В.: Этому присуще очень тонкая разновидность усилия. Впрочем, усилие ли это? Опять же, «усилие» — не то слово. Скорее, удьяма (прозрение)…

Р.Д.: Есть удьяма. Чего не так с удьямой–то?

В.: Чего не так? Да всё так.

Р.Д.: Когда у удьямы есть объект…

В.: Чтобы сделать кутухалам более тяжёлым, например. Но, опять же, ему не нужно становиться концепцией.

Р.Д.: Да. И это очень и очень тонкая удьяма. Это трудная работа, но…

В.: Но что же ещё делать? Я не вижу ничего, что стоило бы делать.

Р.Д.: Да! Верно! Совершенно правильно! Именно это я и имею в виду. Чем же ещё заниматься! Вы уже в ситуации без выбора. Вам не нужно искать состояния сознавания без выбора, поскольку идея сознавания без выбора уже и есть новый выбор, тогда как вы уже в состоянии без выбора. Но сейчас ваше состояние без выбора всё ещё сохраняет в себе боль.

В.: Вот именно. Немного. Окрашено болью.

Р.Д.: Будьте внимательны по отношению к этому, и обнаружите источник боли.

В.: Улыбнитесь ему.

У Жизни как учителя есть бесконечная мудрость, бесконечный потенциал возможностей!

Р.Д.: Нет-нет! Войдите в него! Погрузитесь в него! Что это? Почему она здесь? Она может становиться более интенсивной, но это не имеет значения. Она может стать очень сильной, но пребывайте с ней: каков источник этой боли? И в этом самом действии вы откроете, что делали что-то, что было неправильным. Но это открытие будет вашим собственным открытием, а не чем-то, что вам сказал кто-то другой, а вы поверили в это и начали практиковать. Когда вы открываете это, ваше открытие будет действовать, а действие этого открытия и есть свобода, и есть просветление. И это не конец, а, на самом деле, начало. Это начало экстраординарного путешествия с учителем, которым является сама Жизнь. У этого учителя есть бесконечная мудрость, бесконечный потенциал возможностей!

В.: Бесконечный, да!

Р.Д.: И он приглашает вас к тому, чтобы отбросить различные формы глупости. То же самое отрицание всё ещё имеет место. Ранее это было отрицание иллюзии. Неизменно вы отвергаете все иллюзии, — вот что я имею в виду.

В.: Нормально ли, что точкой отсчёта является отрицание, что мы начинаем с отрицания? Это есть не нечто положительное, а отрицательное.

Р.Д.: Отрицание есть самая положительная вещь на свете. Но если вы ставите позитивную задачу, а затем пытаетесь использовать отрицание, дабы достичь чего-то положительного, тогда отрицание становится методом. Это отрицание становится методом. Тогда как отрицание, о котором мы говорим, не является методом. Здесь нет выбора. Это осознавание на более повседневном уровне, что если я ущипну себя за щёку, то мне будет больно. Само это осознавание не есть метод. Оно происходит так. Если я делаю что-то, служащее причиной проблемы, то моё видение этой причины и её прекращение и есть ответ. Мне не нужно искать ответ, но нужно взглянуть на проблему. И мои взаимоотношения с этой проблемой.

В.: Взглянуть на неё напрямую.

Р.Д.: Да, взглянуть напрямую. Само путешествие отрицания — отрицания иллюзии и санскар; отрицания санскар, отрицания привычек прошлого… всё это крайне трудная работа. Отрицание иллюзии — если вы необычайно заинтересованы истиной, отрицание иллюзии, в каком-то смысле, очень легко, ведь иллюзии не существует, она уже была создана, тогда как санскары существуют на самом деле. Если вы видите иллюзию с полной честностью, она исчезает, но видение источника всех иллюзией очень трудозатратное дело. Но в отношении каждой иллюзии, которую вы видите, процесс видения один и тот же: это прямое и честное видение. Когда иллюзия лопается, энергия, которая заточена в этой иллюзии, высвобождается для чего-то более глубокого. Видение иллюзии — одной, другой, третьей, четвёртой, пятой — есть крама (постепенный путь).  Но это не крама в том смысле, что в нём нет никакой континуальности или достижения. Слово «крама» не очень хорошо здесь подходит, поскольку в краме есть надежда, будто шаг за шагом вы идёте по изведанному пути, тому пути, который был вам дан, и вы идёте по чему-то изведанному, имеющему вехи пути, тогда как всё совсем не так. Прекращение иллюзий вы можете отслеживать при помощи времени, следя за часами, однако фактическое их прекращение происходит лишь в то мгновение, когда вы отдали процессу всю свою энергию во всей полноте и возникло прозрение в эту конкретную иллюзию или омрачение, и данное прозрение растворяет саму иллюзию.

Когда иллюзия лопается, энергия, которая заточена в этой иллюзии, высвобождается для чего-то более глубокого

В.: Сразу же возникает сомнение: смогу ли я это сделать? Достаточно ли я сильна? Достаточно ли целеустремлена? У меня от этого дрожь внутри.

Р.Д.: Я знаю, но выполнение этой задачи не является вопросом целеустремлённости. Просто сохраняйте внимательность и позволяйте вещам происходить.

В.: Только это.

Р.Д.: Вы можете превратить это в желание. Когда вы превращаете это в желание, тогда возникают все упомянутые проблемы. Но по мере того, как вы вслушиваетесь, вы находите, что всё это настолько интересно, настолько увлекательно, и тогда в этом слушании нет никакого «я»-желания достичь чего бы то ни было. Именно слушание и есть тот самый момент.

В.: Да. В этом есть вибрация жизни.

Р.Д.: Просто сохраняйте её. И не воспроизводите эти устаревшие способы функционирования.

Далал Раджеш

Раджеш Далал (Rajesh Dalal)

Лектор, близкий ученик Джидду Кришнамурти

Комментарии

 

In English