Трансформация и трансценденция

Христос

Трансформация и трансценденция подразумевают не просто восхождение по линейной лестнице развития. Это висцерально и витально ощущаемый процесс, активный труд, рождение, пахота и засеивание новой структуры сознания в себе и обществе. Это не просто дело восхождения по вложенной холархии морфических полей и космических привычек, но ещё и соучастие в процессе космического творчества (бесконечной пульсации тетратворения1), которое всегда уже происходит в непреходящем настоящем мгновении.

Часть этой космической созидательности включает вашу способность трансцендировать и разотождествиться с преобладающим полем среднего сознания в обществе и культуре — так называемым «культурным потолком», который тянет вас вниз, намагничивает и пожирает вас, гирями притягивая к обычным парадигмам задействования различных реалий (физиосферных, биосферных, ноосферных и пневмасферных) в отдельно взятом обществе.

Трансформация и трансценденция — это висцерально ощущаемый процесс засеивания нового сознания в себе и обществе

Можно даже и не заметить, как становишься жрецом культурного потолка и поборником усреднённого сознания, особенно если обнаруживаешь какую-то функциональную и культурную приспособленность к обществу. Но бытия «посторонним»2 и маргиналом тоже недостаточно, если эта маргинальность главным образом предопределена вытесненной тенью культуры, а не её доступной для потенциального развития глубиной (пропастью бесконечно углубляющихся свободы и творчества).

В пограничной маргинальности нет ничего трансформирующего, если она является просто притеснённым негативом доминантных культурных шаблонов (здесь ключевую роль играет понимание до/над-заблуждения3, различающего между доличностным, личностным и надличностным).

Существуют конкретные созерцательные и психопрактические методы, позволяющие проводить разотождествление от текущих шаблонов и отождествление с более глубокими.4 Волны автономии постоянно сменяются приливами сообщности в потоке рождения неизменно углубляющейся индивидуации.

Примечания

  1. Тетратворение — процесс созидательной активности в четырёх квадрантах (отсюда и «тетра-») модели AQAL, предложенной американским философом Кеном Уилбером. Вопросы морфических полей, тетраэволюции и космического творчества рассматривается в книге Уилбера «Интегральная духовность», а также его сочинении «Фрагмент А: Интегральная эпоха на передовом краю».
  2. Дискурс о «Постороннем» разрабатывался английским философом Колином Уилсоном, развивавшим школу феноменологического экзистенциализма. Сам Уилсон следующим образом описал «Постороннего» в одном из интервью (2003): «Я бы определил Постороннего как человека между мирами, того, кто слишком умён и восприимчив, чтобы поместить себя в рамки трудовой рутины обычного общества, но недостаточно умён, чтобы создать для себя собственные жизненные условия и жить той жизнью, какой он хочет. Работы Гурджиева, безусловно, могут помочь любому Постороннему развить чувство своего предназначения и направления в жизни. Я осознал это в возрасте 16 лет, задолго до того, как открыл Гурджиева, — через практику дисциплин, изложенных в Бхагавадгите».
  3. Концепция до/над-заблуждения занимает важнейшее место в предложенном Уилбером варианте интегральной психологии (см. книги «Интегральная психология», «Проект Атман» и др.). Сходное понимание необходимости различать между низшим и высшим встречается и в трудах Шри Ауробиндо.
  4. Есть массивные корпусы созерцательно-духовных практик, которые позволяют осуществлять активное разотождествление (со старыми конструктами) и активное отождествление (с новыми конструктами бо́льшей осмысленности) — при условии наличия целостного интерпретативного контекста и высоконравственной мотивации, а также интегрированной личности. Из современных можно упомянуть практики деконцентрации внимания и психонетики, развиваемые Олегом Бахтияровым, а также переосмысленные Алексеем Ксендзюком практики Карлоса Кастанеды. Не стоит списывать со счетов мощные парадигмы различных созерцательных традиций.

    Работа с тенью является основополагающим и нескончаемым активным процессом

    Ещё раз стоит отдельно подчеркнуть, что в виду ряда причин, рассмотрение которых не входит в задачи данной заметки, одной лишь чисто созерцательной практики недостаточно: необходимо, чтобы она осуществлялась в контексте целостной интерпретации и высоких морально-нравственных критериев.

    Разумеется, при этом необходимо одновременно задействование и психотерапевтического измерения для того, чтобы приспособиться к обществу и его лучшим культурным парадигмам здоровья и нормы (которые обычно включают такие критерии, как любящая доброта, забота, позитивное конструирование смыслов, личностная автономия, человеколюбие, самостоятельность суждений, социальная зрелость и др.).

    В случае непроработанности различные пограничные и невротические напряжённости будут продолжать тащить сознание индивидуума вниз. Работа с тенью является основополагающим и нескончаемым активным процессом. Необходимо очищение очагов эгоцентричности и нарциссизма, в том числе и через серьёзную терапевтическую проработку, а также проникновение супраментального сознавания в самые отдалённые закоулки внутреннего пространства.

Евгений Пустошкин (Eugene Pustoshkin)

Клинический психолог, эссеист, переводчик книг философа Кена Уилбера, исследователь-практик интегрального подхода. Ведущий семинаров по холосценденции и интегральной медитации. Научный редактор русскоязычных изданий ряда книг Дэниела Сигела, Отто Шармера и Роберта Кигана, вышедших в издательстве «Манн, Иванов и Фербер». Ведёт частную психологическую практику.

www.pustoshkin.com

Комментарии

  • https://vk.com/slider8 Dzmitry Vasiukou

    В бизнес-развитии есть концепция рек, согласно которой лучше быть мудаком в правильной реке 🙂 (с учетом трех категорий рыб — мудаки, середнячки и крутые), а когда магнит реки подтягивает тебя, как поплавок, на среднюю поверхность, нужно менять реку. В этом контексте сатсанг — магнит для вашей трансментальной трансценденции (заключение из личной практики).

 

In English