Доктор Б. Н. Пандит. Шиваитский философ Кашмира

Настоящей статьёй мы начинаем серию публикаций по кашмирскому шиваизму, посвящённую памяти кашмирского учёного и знатока этой великой тантрической традиции Б. Н. Пандита (1916 – 2007). Пандит был профессором санскрита и философии в Университете Химачал Прадеша. Подробнее о кашмирском шиваизме можно прочитать в его книге «Кашмирский шиваизм. Наслаждение и освобождение»1.

Б. Н. Пандит

Балджиннатх Пандит (1916­­ – 2007).
Редкое фото из архива Виктории Дмитриевой.

Великие мыслители в области философии, религии, экономики и политологии — это блестящие, одаренные Богом личности, влияющие на будущее страны и мировые события.

Кашмирский шиваизм на раннем этапе был доступен только в текстах агам. После того, как адепты других философских школ изложили философские доктрины с помощью логики (и когда этот стиль достиг апогея), шиваитские философы Кашмира — Сомананда, Утпаладэва, Абхинавагупта — явились для поддержания этого знания на должном уровне. Будучи пандитами-философами, они не могли оставить без внимания безграничность философских раздумий и искусно разъяснили особенности этой традиции.

Несмотря на то, что эта традиция великих сиддхов, мыслителей, авторов и комментаторов сохранялась на протяжении веков, для её поддержания было необходимо, с одной стороны, наличие сведущего учёного-пандита, знатока санскрита и других философских систем Индии, а с другой — восприимчивого и проницательного адепта шамбхава-йоги — высочайшего метода созерцательных практик монистического шиваизма. И в д-ре Пандите воплотились эти необходимые качества. Он явился как маяк для исследователей кашмирского шиваизма.

Подобно тому, как Абхинавагупта представляет собой вершину развития кашмирского шиваизма X – XI вв., так же и д-р Пандит достиг зенита в XX­ – XXI вв. в своих работах, комментариях и непревзойденном многотомном труде «Энциклопедия кашмирского шиваизма»2. Я уверен, что последующие страницы3 подтвердят это, как и слова духовного наставника Кашмира Свами Лакшманджу:

Д-р Пандит — не только живой авторитет, он также знаток школ спанды, крамы и кулы, которые вместе  со школой пратьябхиджня составляют весь кашмирский шиваизм … да будут благословенны усилия д-ра Пандита, который своими просвещающими работами вносит бесценный вклад в дело процветания кашмирского шиваизма.4

Ачарья Амритавагбхава, основатель неошиваизма и духовный наставник д-ра Пандита, неоднократно говорил своим ученикам: «Балджиннатх (д-р Пандит) — единственный ученый, способный понять и правильно объяснить мои сочинения и прокомментировать их ясно и четко».

Знание кашмирского шиваизма оставалось лишь внутри узкого круга сиддхов и их учеников, знавших санскрит. Сегодня необходимо сделать это знание доступным для ищущих, не знающих санскрита

Наделенный незаурядными способностями, д-р Пандит, без сомнения, является выдающимся современным истолкователем шиваитского монизма Кашмира. Своей популярностью в настоящее время эта философская традиция обязана неустанным усилиям д-ра Пандита. Его заслуга — в широком распространении этой традиции в столь простой и безупречной форме.

Во время работы над предисловием и комментариями к «Ишварапратьябхиджня-карикам» Утпаладэвы, г-н Уильям К. Махони высоко оценил труд д-ра Пандита:

Этот перевод и комментарии Д-ра Пандита к «Ишварапратьябхиджня-карикам» являются плодом и неотъемлемой частью индийской академической традиции учёных-пандитов. В этой традиции учёный понимает задачу интерпретации текста изнутри того же философского и теологического мировосприятия, из которого произрастает и сам текст. … Д-р Пандит лично предан шиваитской традиции, породившей изучаемый им текст. В соответствии с традицией пандитов в широком смысле, д-р Пандит помнит наизусть многие тексты и делится своими знаниями в беседах с частными студентами …. Он практически не пользуется словарями или интерпретациями текста, данными другими учеными, и в большей степени полагается на свой опыт, знание и понимание материала, исходя из его религиозного контекста.5

Самой замечательной особенностью возвышенной личности д-ра Пандита было то, что она буквально воплощала шиваитский монизм Кашмира. Без преувеличений. Я находился с ним в прямом и непрерывном контакте с 1972 г. до последнего его вздоха в сентябре 2007 г., и он в равной степени был прост в своей повседневной жизни и в своих ярких эзотерических и философских рассуждениях и дискуссиях. К нему приходили любознательные студенты — и молодые за помощью в их исследованиях, и постарше, стремившиеся узнать о практической стороне кашмирского шиваизма, об окончательном освобождении. Д-р Пандит всегда был готов к глубоким содержательным беседам с такими искателями.

Под руководством своего духовного наставника Ачарьи Амритавагбхавы д-р Пандит уделял равное внимание как материальному, так и духовному прогрессу и, помня об этом, видел в распространении монистической шиваитской философии Кашмира желанный прогресс нации. Хочется верить, что интуитивные прозрения, выраженные в его работах, найдут свое подтверждение. Кашмирский шиваизм — единственная школа индийской философии, способная вдохновить нас как на материальный, так и на духовный прогресс.

Я считаю, что эта философия должна воссиять снова, потому что она совершенно необходима нам, и мы не в состоянии продвигаться к нашим национальным целям без её поддержки. Наша нация не может более позволять себе игнорировать её. Её необходимо возродить. Я так чувствую.6

Д-р Пандит в кругу философов очень ясно выражал мысль о том, что благодаря бесценным произведениям выдающихся авторов, таких как Бхатта Каллата, Сомананда, Утпаладэва и Абхинавагупта, шиваизм Кашмира достиг своего апогея и в теории, и в практике, но это знание, переданное на санскрите, оставалось лишь внутри узкого круга сиддхов и их учеников. В современном же мире есть необходимость сделать это ценнейшее знание доступным для ищущих людей, не знающих санскрита. В результате усилий некоторых известных ученых были написаны комментарии и независимые работы по кашмирскому шиваизму на английском и хинди. Именно благодаря их неустанному труду был пролит свет на эту драгоценную часть индийской философии. Однако «распространенное ошибочное понимание и некоторые неверные интерпретации»7 побудили д-ра Пандита создать новые работы в строгом соответствии с традиционными и точными разъяснениями текстов монистического шиваизма Кашмира. Он блестящим образом выполнил эту великую задачу.

Лично я ощущаю, что д-р Пандит не был должным образом ни изучен, ни понят, ни признан большинством современных ученых. Такие семинары, как этот8, следует проводить каждый год в разных местах для популяризации динамичной, живой, практической шиваитской философии Кашмира, что безусловно послужит для страны благом.

Примечания

  1. Пандит Б. Н. Кашмирский шиваизм. Наслаждение и освобождение. — М.: Ганга, 2010; сост. и пер. на русск. яз. — Виктория Дмитриева. — Прим. ред.
  2. Была опубликована на санскрите. — Прим. ред.
  3. Имеется в виду сборник статей, посвященных памяти Б. Н. Пандита, из которого взят и этот текст. Название сборника на хинди — «Шиваяна». В основном в нём статьи на хинди и несколько на англ. Издание: Ранвир Раштрия Санскрит Видбяпитх, Джамму, 2011. — Прим. пер.
  4. Из предисловия к «Аспектам кашмирского шиваизма».
  5. Из предисловия к «Ишварапратьябхиджня-карикам» Утпаладэвы в переводе и с комментариями Б. Н. Пандита.
  6. Там же, стр. 44 – 45; «Kashmir Shaiva Darshana», стр. 11.
  7. Там же, стр. 17 – 20.
  8. Это был семинар, посвящённый памяти Б. Н. Пандита по случаю издания через почти 15 лет (!) его «Энциклопедии кашмирского шиваизма». Сборник, из которого взята настоящая статья, опубликован по результатам семинара. См. прим. 3. — Прим. пер.

Шарма Б. Н.

Б. Н. Шарма (B. N. Sharma)

Учёный, зять Б. Н. Пандита

Комментарии

 

In English