Превосходя модернизм. Часть 5: Оставляя феномен маятника

Публикация перевода отрывков из книги «Философия симбиоза» («The philosophy of symbiosis») знаменитого японского архитектора и выдающегося мыслителя Кисё Курокавы (1934­ – 2007). В течение нескольких последующих месяцев мы планируем опубликовать серию фрагментов из данной работы — впервые на русском языке.

Оглавление

Философия симбиоза. Введение
Почему именно философия симбиоза? Часть 1, Часть 2
Превосходя модернизм Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4

Agricultural City (1960), Кисё Курокава

Agricultural City (1960), Кисё Курокава

Утверждение идентичности Японии в кочевом мире

Философия симбиоза — динамичная, свободная, лёгкая философия кочевников новой эпохи.

В обществе поселенцев люди живут на предопределённых локациях в пределах определённой территории, создавая границы, или нейтральные зоны, для того, чтобы избежать конфликтов. В подобном обществе мир означает: не вмешиваться во внутренние правила других групп, не пересекать их границ и создавать взаимозакрытые сообщества. Их мир — это мир сосуществующих протекционистских сообществ.

Сегодня, однако, мы живём в обществе Homo movens, которое понимает, что передвижение и обмен порождают ценности и открытия. Наш мир — это мир, преодолевающий границы различий идеологии, культуры и уровней экономического и технологического развития. В симбиотическом обществе каждый человек может демонстрировать собственную индивидуальность, это плюралистическое общество; и таким же образом в нашем мире множество различных культурных сфер существуют в симбиозе. В такой ситуации выражение уникального национального характера, идентичности народа, приобретает крайнюю важность.

Представьте себе кочевое племя, рядом с которым — внезапно, посреди пустыни — появляется неизвестная группа. Они не объявляют о своих намерениях. Без сомнения, их прогонят как банду бандитов или демонов. В кочевом мире очень важно сначала чётко показать, кем вы являетесь, почему вы сюда пришли и что вы не собираетесь нападать на других. Современная Япония похожа на банду тихих, одетых в чёрные робы всадников, появившихся внезапно в пустыне. Нет ничего более беспокоящего, чем безмолвная группа, попросту стоящая на месте с лёгкими улыбками на лицах. Они могут оказаться даже демонами. Одну из причин, из-за которых Япония испытывает трудности, следует искать в тревожащих действиях, предпринятых ею же.

Японская традиция прославления безмолвия и отношения к ораторам как к поверхностным людям произвела нацию медленных, тихих ремесленников и безмолвных лысеющих исследователей и учёных. Это зашло столь далеко, что художника или учёного, если он красноречив, в Японии воспринимают как шоумена, а его достижения ставятся под сомнение. Нам следует положить этому конец. Японская образовательная система весьма и весьма отстала в обучении молодых людей выражаться ясно и приобретать способность объяснять себя и свои воззрения. Я убеждён, что неопределённость — это воистину особенная и важная характеристика японской культуры; однако неспособность выразить себя не имеет ничего общего с той неопределённостью, которую я имею в виду, они никак не связаны.

Япония должна более чётко представлять миру идентичность японской культуры, должна ставить перед японской нацией цели, ясные для остального мира — это насущная необходимость. Нашей целью является мир, в котором многие различные культуры отдают должное ценностям других, соревнуются друг с другом и, несмотря на противостояние своих уникальных идентичностей, вместе с тем живут в симбиозе.

Fusionopolis' Genexis theatre (Сингапур), спроектированный Курокавой

Fusionopolis‘ Genexis theatre (Сингапур), спроектированный Курокавой

Оставляя феномен маятника

Европейская история отмечена резкими колебаниями маятника между рационализмом и нерационализмом. Со времён индустриальной революции с её философией массовой продукции, ремеслу и ручной работе было придано особенное значение. Примером может послужить неожиданное появление в Англии на волне индустриальной революции Движения за искусство и ремесло Уильяма Морриса1. Популярность, которую в конце XIX века по всему миру приобрели такие направления в дизайне, как Art Nouveau и Jugendstil, которые адаптировали искривлённые линии растений и другие естественные формы, была частью реакции против индустриальной революции — ещё одно перемещение маятника. Антонио Гауди, как считается, рассматривал структуру архитектуры в крайне рациональной манере, но его архитектура имеет много общего с Art Nouveau и Jugendstil и тоже по-своему была реакцией, или очередным колебанием маятника, против индустриальной революции.

Однако в начале XX века такие архитекторы, как Петер Беренс, Тони Гарнье и Огюст Перре выступили в качестве сторонников рационализма, и маятник переместился в эту крайность вместе с распространением Баухауза и модернистских архитектурных движений.2

Феномен маятника был импортирован в Японию. Японцы, которые в 1960-х были сторонниками быстрорастущих отраслей промышленности, в 1970-е внезапно превратились в противников быстрорастущей промышленности и технологии. Японская журналистика, до тех пор открыто поддерживающая быстрый рост, неожиданно повернулась к нему спиной и запустила кампанию за нулевой рост, ежедневно публикуя статьи и редакторские заметки, в которых всякая технология клеймилась как зло. Простая обыденная жизнь в лёгком темпе стала принятым образом жизни. В 1980-е Япония стала всё более и более включённой в дела международного сообщества, и вопрос о быстром росте оказался снят: стало трудно сохранять даже текущий уровень роста перед лицом проблем недостатка нефти, появления экономики новых индустриальных стран, высокого курса иены, торговых скачков, сокращения правительственного бюджета и ослабления внутреннего спроса. Теперь новые и наиболее продвинутые технологии, такие как биотехнология, новые носители, компьютерная коммуникация и сверхпроводники, с надеждой рассматриваются в качестве путей для восстановления экономики. Именно на фоне этой ситуации в 1985 году была проведена Цукубская международная научная ярмарка.

Существуют две крайности — крайняя вера в блага технологии и крайнее же отвержение её ценности

Мы видим, что существуют две крайности — крайняя вера в блага технологии и крайнее же отвержение её ценности. Дуалистический феномен маятника лишь только затуманивает и тревожит наше мышление; он приводит к немногим позитивным результатам. И амплитуда колебаний маятника, судя по всему, более высока в молодых, менее зрелых нациях. Если мы едем в машине с плохим водителем, нас трясёт туда-сюда из-за того, что он неожиданно ускоряется и тормозит; хороший водитель справляется с переключением скоростей гладко и без усилий. Поистине успешные гонщики одинаково овладели даже навыком нажатия на газ и тормоз.

Пришло для нас время трансцендировать дуализм и оставить позади эти экстремальные колебания маятника. Коль скоро человек по своей природе есть множественная форма существования, инкорпорирующая противоречия и оппозиции, у нас нет оснований презирать или порицать промежуточный этап, который невозможно разделить на противостоящие дуалистичности. Напротив, я убеждён, что перед лицом будущего эта переходная зона станет плодотворной площадкой для человеческого творчества.

Централизованная власть в индустриальном обществе

Последний характерный принцип Эпохи Модерна — исчезновение социальных классов — основан на пирамидальной структуре иерархии, в которой часть и целое ясно различаются, и целое ценится выше части. В архитектуре это выражается следующим образом:

1) превосходство структуры над содержанием;

2) превосходство инфраструктуры над субструктурой;

3) превосходство общественного пространства над частным пространством.

Всё эти примеры пирамидоподобной иерархии: целое превосходит часть и находится на высшем по отношению к этой части уровне. Поскольку жилые дома — это часть города, они планируются уже после публичных пространств и учреждений, парков и дорог, составляющих городскую инфраструктуру. Жилищное строительство имеет вторичный и подчинённый характер.

То же самое можно отметить и в отношении архитектурных работ и различных пространств, из которых они состоят. Часть всегда подчинена целому, создавая иерархию уровней. Данный тип мышления не ограничивается только архитектурой или городским планированием. Индустриальное общество следует стратегии концентрирования усилий во имя эффективности — и в итоге большой науке, большой технологии и большой промышленности даётся высший приоритет. Компоненты, составляющие данные области человеческой деятельности, подчинены целому, что привело к созданию индустриальной иерархии классов. Таким образом, структура индустриальной централизации попросту заменила структуру феодальной централизации. Модернистская иерархия уровней и то, что она настаивает на превосходстве макроструктуры, зиждется за счёт множественности и вариативности частей, их человечности и утончённости восприятия. По мере нашего вхождения в эпоху информации подобная модернистская индустриальная структура резко изменится. Средние и малые производители превзойдут своих гигантских соперников, и сфера услуг, а не производство, будет движителем индустриального мира. В отличие от современной пирамидальной иерархии, в которой большие предприятия формируют суперструктуру и частями передают работу средним и малым предприятиям, будет развиваться совершенно новая промышленная сеть.

Читайте продолжение через неделю.

Примечания

  1. Уильям Моррис (1834 – 1896) — английский поэт, художник и социалист. Принимал участие в работе над фресками зала Оксфордского союза. В 1861 он основал фирму по производству предметов декоративно-прикладного искусства «Моррис, Маршалл, Фолкнер и Ко» и занялся созданием интерьеров помещений, декоративных витражей, художественной работой по металлу и дизайном обоев. Он выступал против индустриализации и с помощью изделий ручной работы стремился привнести красоту в повседневную жизнь. Как поэт и художник современной неоготики он занимался возрождением средневековых традиций и верил, что это возможно сделать в условиях социализма.
  2. Петер Беренс (1868 – 1940) —  немецкий архитектор, оказавший значительное влияние на появление архитектуры стиля Модерн (в Германии — Югендстиль). Его стиль развивался начиная от обильно украшенного Art Nouveau, заканчивая современным пуризмом. Гропиус, Де Корбюзье и Мис ван дер Роэ работали в его мастерской в 20-е годы. Тони Гарнье (1869 – 1948) — французский архитектор, впервые открывший выразительные возможности железобетона, известен во Франции как отец архитектуры Модерна. Огюст Перре (1874 – 1954) начал свою карьеру как инженер; затем вместе с Гарнье он также преуспел в строительстве из железобетона. Позже его стиль приблизился к неоклассицизму. Ле Корбюзье и другие известные архитекторы работали в его мастерской.

Курокава Кисё

Кисё Курокава (黒川 紀章)

Японский архитектор, теоретик архитектурного метаболизма, создатель философской концепции симбиоза.

www.kisho.co.jp

Комментарии

 

In English