Надличностная индивидуальность человека

noosphere

Американский философ Кен Уилбер в своей знаменитой книге «Око Духа» говорит о самой безотлагательной проблеме двадцать первого столетия — необходимости соединить современное научное мировоззрение и подлинную духовность. Сможем ли мы, двигаясь к решению этой задачи, избежать превращения науки в некую «квантовую религию»? Удастся ли нам уберечь себя от выводов, выходящих за пределы возможного опыта? Возможно ли обойти другую крайность — подмену духовности безучастной дискуссией психологов о том, какие изменения в активности головного мозга вызывает переживание сатори? Не уподобимся ли мы критикам, рассуждающим о творчестве Баха, так и не услышав ни одной из его композиций? Проще говоря, получится ли у нас, интегрируя современную науку и мудрость древних религиозных традиций, получить открытое для проверки опытом знание, которое способно утолить наш духовный голод? Результаты проделанной Кеном Уилбером и множеством других теоретиков интегрального подхода работы однозначно свидетельствуют о перспективности этого великого проекта.

Концепция надличностной индивидуальности, о которой пойдет речь в этой статье, будет использована для решения следующих трех задач. Во-первых, я с ее помощью покажу, каким образом человек, шагнув в надличностное измерение бытия, способен преодолеть экзистенциальный страх смерти. Во-вторых, при помощи этой концепции я продемонстрирую, как осознание своего единства со всеми живыми существами может разрешить противоречие между нравственными побуждениями и личными потребностями. И, в-третьих, на основе данной концепции я предложу отчетливый критерий выбора между жизнью и смертью, убийством и самопожертвованием.

Предложенная в этой статье концепция надличностной индивидуальности основывается на теории информационных репликаторов Ричарда Докинза, которую он изложил в своей популярной книге «Эгоистичный ген». Согласно теории «эгоистичного гена», лучший способ описать поведение биологического организма — это предположить, что оно полностью обусловлено его генами. Гены ведут себя так, будто они заинтересованы лишь в собственном распространении, тиражировании, репликации. Докинз: «Мы созданы нашими генами. Мы, животные, существуем для того, чтобы сохранить их, и служим всего лишь машинами, обеспечивающими их выживание, после чего нас просто выбрасывают».

В «Эгоистичном гене» Докинз предложил также концепцию мема (англ. meme). «Мем» — это единица культурной информации, аналог биологического гена в мире человеческой культуры. Мемом может считаться любая идея, символ, манера, черта характера либо образ действия, осознанно или неосознанно передаваемые от человека к человеку посредством речи, письма или жестов.

Теория информационных репликаторов Докинза породила множество инсайтов в научном дискурсе и даже привела к попытке создания нового направления в исследованиях культурной эволюции. Как мне кажется, основная ценность этой теории — её дискуссионный характер, способность инициировать новые вопросы. Разработанная в рамках теории информационных репликаторов терминология позволила также отчетливо сформулировать ключевой для этой статьи вопрос. Если начать издалека, то он звучит так: «Является ли отождествление себя с отдельным телом и отдельной личностью единственно возможным способом самоидентификации?». Или, если выразить этот вопрос более конструктивно: «Могу ли я осознать себя как сложную комбинацию генов и мемов, как информацию, как надличностную индивидуальность, носителями которой, в той или иной степени, являются все живые существа?» И, как следствие из этого: «Возможно ли, чтобы «стремление» информационных репликаторов распространить себя стало моим собственным желанием?».

Для того, чтобы выйти за пределы личностного измерения бытия, недостаточно просто разобраться в какой-либо концепции

Как я считаю, и, скорее всего, многие последователи восточных и западных духовных традиций согласятся со мной, человек есть нечто большее, чем отдельная личность и отдельное тело, чем временное «жилище» для генов и мемов. Подлинная природа человека надличностна, трансперсональна. Каждый из нас — это одновременно и он сам, и его сосед, и мелькнувшая в окне птица, и все человечество. «В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моём, и вы во Мне, и Я в вас» (Ин. 14, 20).

О том же нам говорит и знаменитый практик дзэн-буддизма Алан Уотс: «Мы страдаем потому, что подвержены иллюзии — ложному и искаженному представлению о себе как об отдельных живых организмах». И, как он продолжает далее: «Каждый индивид представляет собой целое измерение мира природы, уникальное действие всей Вселенной. Однако большинство из нас если и осознает эту истину непосредственно, то случается это крайне редко. Даже человек, который знает, что это верно теоретически, не чувствует и не переживает этого в жизни, продолжая осознавать себя отдельным эго в мешке из кожи».

Для того, чтобы выйти за пределы личностного измерения бытия, недостаточно просто разобраться в теории Докинза, моей интерпретации его теории, или какой-либо другой концепции. Свою надличностную индивидуальность нужно пережить, прочувствовать. Нужно осознать себя как текучую информационную сущность, обитающую, в той или иной степени, во всем живом, и открыть свое подлинное желание: стремление распространять и развивать самое себя в каждом человеке, животном, растении.

Задумайтесь на секунду над словами одного из отцов-основателей квантовой механики Эрвина Шредингера:

Все условия твоего существования почти так же стары, как и эти утесы. Тысячелетия тому назад мужчины стремились, добивались и зачинали, женщины рожали в муках. Сто лет тому назад кто-то другой сидел, быть может, на этом месте, смотрел подобно тебе с благоговением и грустью в сердце на пылающие горные вершины. Он был зачат мужчиной и рожден женщиной, подобно тебе. Он чувствовал боль и краткую радость, как ты. Был ли он другим? Не был ли это ты сам?

Надличностная индивидуальность не является только теоретической концепцией, она также есть форма трансперсонального самосознания. Понять феномен надличностной индивидуальности — означает выйти за пределы личностного измерения бытия, пережить себя как информационную сущность.

Мы определили надличностную индивидуальность человека как сложную комбинацию генов и мемов, кратко рассмотрели феномен осознания себя надличностной индивидуальностью. Теперь мы можем перейти к проблеме преодоления экзистенциальной тревоги.

Экзистенциальную тревогу порождает осознание ежесекундной конечности существования нашей личности. Человек, рано или поздно, начинает понимать, что его личность не просто погибнет через несколько десятилетий, а умирает каждый день, каждое новое мгновение. Такое понимание может и вовсе лишить жизнь смысла: «Зачем мне стремиться к чему-либо, если тот, кто достигнет цели, уже не будет мною?». Даже вера в загробную жизнь (сама по себе) не избавит вас от экзистенциальной тревоги, ибо и на небесах вас отыщет всепожирающий поток времени. «Существование моей индивидуальности — лишь вспышка в комической пустоте» — осознание этой благородной и жестокой истины является отправной точкой любого путешествия к подлинной духовности. Принятие факта конечности нашей личности — необходимый шаг для того, чтобы мы перестали отождествлять себя с нею.

Осознание себя распростершейся по всей планете паутиной родственности способно полностью очистить сознание человека от экзистенциального страха времени

Но чем может быть моё «я», кроме как личностью? На этот вопрос уже было предложено множество ответов, и я просто добавлю к ним ещё один. Я считаю, что осознание себя распростершейся по всей планете паутиной родственности способно полностью очистить сознание человека от экзистенциального страха времени. Сама смерть умирает перед величественным ликом подлинной человеческой природы. Осознание собственной надличностности освобождает человека: грядущая гибель перестает казаться нам космической катастрофой.

Каким образом это происходит? Каким образом отождествление с моей надличностной индивидуальностью способно спасти меня от всеразрушающего потока времени? Каждый новый день я узнаю что-то новое и забываю старое, и набор моих мемов точно так же подвержен изменению, как и все сущее. Ни один из моих потомков не унаследует в точности мой генотип. Как осознание себя неким информационным существом поможет мне одолеть экзистенциальную тоску? На этот вопрос не может быть логичного ответа, полноценный ответ может дать только непосредственное переживание этой трансформации сознания. Все дело в том, что ощущение себя отдельной личностью поддерживает и поддерживается иллюзией длящегося времени: прошлое и будущее выглядят как приближающиеся и отдаляющиеся от нас реальные «вещи». Для самости, которая отождествилась с «эго в мешке из кожи», настоящее всегда ускользает1, неизбежно смывается потоком времени. Все выглядит так, будто будущее выдавливает нас в прошлое. Но как только вам удается выйти за пределы отдельной личности — иллюзия длящегося времени разбивается вдребезги. Вы перестаете ощущать прошлое и будущее как действующие на вас силы. Приходит понимание, что единственно доступное вам измерение бытия — это настоящее. Прошлое — это всего лишь воспоминания, которые переживаются в настоящий момент. Будущее — это всего лишь мысли о грядущем, которые также переживаются в настоящий момент. Вы начинаете понимать, что пережить опыт смерти (опыт небытия) невозможно; для непосредственного переживания доступен только опыт мысли о грядущей смерти. Человек, осознавший себя как надличностную индивидуальность, обитает в вечности настоящего момента. Поскольку для него не существует длящегося времени, то, соответственно, нет и экзистенциального страха времени.

Jeff Richards - Blue_and_Gold_Mandal_op_640x640

Итак, только что мы рассмотрели один из возможных путей эволюции сознания к трансперсональному уровню развития, на котором оно полностью свободно от экзистенциальной тревоги. Теперь мы можем перейти ко второму вопросу статьи и рассмотреть проблему противоречия между нашими потребностями и нравственными побуждениями.

Как мне кажется, наше желание добиться признания в обществе или максимально реализовать свой потенциал не имеет какой-либо самостоятельной ценности. Такая мотивация проистекает исключительно из отождествления себя с обособленной личностью. Как только естественный процесс эволюции сознания рассеивает иллюзию обособленности, в нас зарождается более высокая мотивация — стремление к самотрансценденции, к развитию и распространению родственных для нас человеческих черт во всех людях. Осознание себя как надличностной индивидуальности неумолимо ведет нас к заключению, что самостоятельный смысл имеет только желание заботиться о своих братьях по крови и духу, потомках, последователях. Знаем ли мы их лично — не имеет никакого значения.

Такое альтруистичное, на первый взгляд, стремление действовать во благо другим людям не имеет ничего общего с чувством долга. Я забочусь о телах и личностях других людей по той причине, что я сам отчасти присутствую в них, что они являются носителями моей индивидуальности. На трансперсональной ступени эволюции сознания человеческий разум чист от борьбы между личными амбициями и нравственными побуждениями.

Здесь нужно сделать важное замечание. Действия животного способствуют выживанию и распространению его генетической информации, однако совершать эти действия животное побуждает инстинкт. Действия человека, отождествившего себя с личностью, тоже направлены на распространение его генов и мемов, однако совершать эти действия его побуждают амбиции и чувство долга. Отождествление себя с надличностной индивидуальностью не ведет к изменению общей для всех живых существ модели поведения, оно ведет к изменению мотивации. Приходит понимание, что подлинную ценность и смысл имеет только желание растить и заботиться о том, что ро́дно мне, о том, что кро́вно мне. Это желание имеет очень мало общего с чувством долга, оно больше похоже на естественную потребность.

Обсудим теперь критерий субъективной оценки ценности жизни и благополучия любого существа, который позволяет предложить концепция генно-меметической индивидуальности человека. Согласно этому критерию, чем ближе находится к нам определенный человек либо животное по шкале родственной близости — тем бо́льшую ценность имеют для нас качество и продолжительность его жизни. Этот критерий является отличным жизненным компасом, если помнить о том, что все живые существа тесно связаны друг с другом неисчислимым множеством эмоциональных, социальных и экологических связей.

Человек, осознавший себя как надличностную индивидуальность, обитает в вечности настоящего момента

Когда можно и следует убить? Когда нужно пожертвовать жизнью своего тела и личности? Восхождение на ту ступень эволюции сознания, где вы ощущаете себя как протянувшую нити ко всему сущему живую генно-меметическую паутину, дает ясный и отчетливый ответ на эти непростые вопросы. Благополучие и процветание всего, что способствует распространению и развитию моей надличностной индивидуальности — вот единственный критерий эффективного действия.

Нужно отметить, что здесь имеет место холодный и прагматичный расчет. Я воспринимаю себя как надличностную индивидуальность, а отдельные личности или тела — как, в той или иной степени, носители моей индивидуальности. Если для моего максимального распространения я должен пожертвовать несколькими своими менее полноценными носителями, то следует поступить именно так. Если же благополучие моей надличностной индивидуальности требует жертвы наиболее полноценным носителем моих генов и мемов, то такой шаг будет разумен и необходим.

Возможно, кому-то такой критерий покажется жестоким. Как может высокая духовность ужиться с такой ужасной вещью, как намерение убить кого-либо? Однако давайте для начала точно определим, что, в данном контексте, мы понимаем под словом «духовность». Слишком часто это понятие смешивают с тем, чем оно не является: религиозностью, консервативностью, эрудицией, хорошим воспитанием, приверженностью недостижимым моральным идеалам. Одна из центральных идей интегрального подхода заключается в том, что самость («я»-система) в процессе своего развития способна временно или навсегда идентифицироваться с более глубокими структурами сознания, приобретать более высокую мотивацию и пользоваться более утонченным интеллектом. Говоря о духовности, я не имею в виду склонность к аскетизму или приверженность какой-либо религиозной доктрине. В этой статье под термином «духовность» я понимаю именно наивысшие из доступных в нашу эпоху ступеней развития сознания.2

Теперь я предлагаю кратко проанализировать историю развития Вселенной. Миллионы лет эволюции биологических организмов не привели к исчезновению естественного отбора, борьбы за существование. Сотни тысяч лет культурного развития человечества не остановили войн и преступности. Можем ли мы приписывать эволюции свойство двигаться от агрессивности к миролюбию? От хаоса к гармонии? От угнетения к свободе? Газовые камеры Дахау и ГУЛаг лишили нас этого права. Эволюция — это нелинейный процесс восхождения к большей глубине сознания, системной сложности, пробужденности. Сам факт наличия процесса развития Вселенной исключает возможность вечного мира и вечной гармонии. С точки зрения эволюции, сознательная агрессивность стоит выше любого бессознательного миролюбия (или любой бессознательной агрессивности).

Благополучие и процветание всего, что способствует распространению и развитию моей надличностной индивидуальности — вот единственный критерий эффективного действия

Возможно, теперь кому-то покажется жестоким и аморальным такое понимание эволюции. Но, прошу вас, поймите: боль изначально присуща этому миру! Боль, ужас, старость, смерть — такие же неотъемлемые составляющие потока жизни, как радость, молодость и наслаждение. Процесс развития сознания не избавляет нас от боли; наоборот, он приводит нас к более острому восприятию мира, делает нашу самость ещё чувствительнее к боли и наслаждению. Попытка же «притупить» наши ощущения при помощи различных защитных механизмов ведет к страданию. Эволюция постепенно освобождает человечество из плена самообмана и психологических защит, пробуждая его к более яркому и отчетливому миру. Только через признание боли мы можем избавиться от страданий.

Предлагаю провести один мысленный эксперимент, о предназначении которого я расскажу несколько позже. Представьте, что вас поместили в одну комнату с вашим собственным клоном. Клон имеет личность, являющуюся абсолютной копией вашей личности и, естественно, тело, абсолютно идентичное вашему телу. У него полностью аналогичные вашим принципы, убеждения, черты характера, привычки, воспоминания о прошлом. Во всех жизненных ситуациях он будет действовать так же, как и действовали бы вы на его месте. Даже ваш самый близкий друг не сможет отличить копию от оригинала. Вы держите в руках пистолет, клон безоружен. Правила игры допускают только два варианта развития событий. Первый — вы убиваете своего клона и покидаете комнату. Второй — вы убиваете самого себя, клон получает кейс с миллионом долларов и покидает комнату. Право выбора за вами.

Клоны

Что доказывает этот мысленный эксперимент? Ровным счетом ничего. Вернее сказать, его можно использовать для доказательства почти любой идеи — именно поэтому сцены с клонами столь распространены в научно-фантастической литературе и кинематографе. Совершенно неважно, какую из альтернатив вы, в конце концов, выберете (быть может, вы решите, что миллион долларов повредит вашей семейной жизни). Здесь важно то, каким образом вы придете к тому или иному выводу, какой метод размышления вы будете использовать, с чем вы идентифицируете себя в процессе рассуждения: личностью или какой-либо надличностной сущностью. Ключевым для этого мысленного эксперимента является не вопрос выбора между убийством и самоубийством, а вопрос самоидентификации.

Итак, мы обсудили, каким образом осознание собственной надличностной индивидуальности способно освободить человека от страха смерти и разрешить противоречие между потребностями и нравственными побуждениями. Кроме этого, мы рассмотрели основанный на концепции генно-меметической индивидуальности человека критерий выбора в пограничных ситуациях. Аргументация многих тезисов, приведенных в этой статье, не является исчерпывающей. Некоторые из поднятых здесь острых вопросов я планирую детальнее рассмотреть в своих последующих работах, посвященных исследованию надличностных измерений человеческого бытия.

Однако кое-что я бы хотел прояснить прямо сейчас. У многих читателей может возникнуть вопрос о том, является ли феномен отождествления человека с его надличностной индивидуальностью просветлением. Я считаю, что нет. Под просветлением я, основываясь на работах Уилбера, понимаю недвойственную стадию развития сознания.3 Рассмотренный в данной работе феномен выхода в трансперсональное измерение человеческого бытия в уилберовской модели развития сознания лучше всего соответствует описанию 7-й вехи развития (психический или экстрасенсорный уровень). 7-я веха — это первая из четырех трансперсональных стадий развития, наивысшей из которых является недвойственная (или недуальная). Таким образом, феномен отождествления с надличностной индивидуальностью следует качественно отличать от феномена окончательного просветления.

В своей известной работе «Техногнозис» Эрик Дэвис рассказывает о популярной тенденции, существующей последние десятилетия в научных и околонаучных кругах: искать ответы на многие духовные и экзистенциальные вопросы в информационных теориях. Как часто утверждает Уилбер, современная наука и философия постмодерна не только очистили мир от древних предрассудков, но и убили древнюю мудрость. Результатом этого стал столь широко обсуждаемый на протяжении последнего столетия экзистенциальный и духовный вакуум в сознании современных людей. Лекарством в данной ситуации должно стать не возвращение к религиозной духовности минувших эпох, но рождение современного, интегрального и живого понимания духовности. Как мне кажется, это огромный и грандиозный проект, требующий посильного вклада от каждого человека.

Библиография

Уилбер К. Волны, потоки, состояния и самость: Дальнейшее рассмотрение интегральной теории сознания. Waves, Streams, States and Self: Further Considerations for an Integral Theory of Consciousness. Journal of Consciousness Studies. Vol. 7. Part 11/12. Imprint Academic, 2000.

Уилбер K. Око духа: Интегральное видение для слегка свихнувшегося мира. — М: ACT, 2002.

Уилбер К. Краткая история всего. — М.: АСТ, 2006.

Докинз Р. Эгоистичный ген. — Мир, 1993.

Watts A. The Book On the Taboo Against Knowing Who You Are. — N.Y.: Vintage Books, 1966.

Шредингер Э. Мой взгляд на мир. Изд. 2-е. — М: Либроком, 2009.

Дэвис Э. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху.—  Екатеринбург: Ультра. Культура, 2008

Примечания

  1. Такое ускользание была исследовано на страницах нашего журнала Александрой Никулиной в статье «Природа ускользания: набросок по постметафизике действия». — Прим. ред.
  2. Описание этих стадий развития, а также развернутое определение термина «самость» можно найти, к примеру, в работе Кена Уилбера «Волны, потоки, состояния и самость: дальнейшее рассмотрение интегральной теории сознания». См. библиографию.
  3. В более поздних работах Уилбер под просветлением понимает двойную реализацию: «горизонтальное» постижение недвойственной стадии состояний, и «вертикальное» достижение наивысшей возможной структурной стадии психологического развития. Подробнее об этом читайте в статье Евгения Пустошкина «Трансформации сознания в интегральной психологии». — Прим. ред.

Жуленков Александр

Александр Жуленков

Экономист-теоретик, философ.

Комментарии

  • Маргарита

    Очень интересная статья )

    • http://evolutio.in Alexander Zhulenkov

      Маргарита, спасибо! Уверен, Вам также понравится статья Виктора Ширяева: http://​eroskosmos​.org/​u​n​i​t​y​-​c​o​n​s​c​i​o​u​s​n​e​ss/ . Она замечательная, я её время от времени перечитываю.

      Честно говоря, теперь я вряд ли соглашусь с тем выводом, который сделал касательно проблемы выбора между потребностями и нравственным чувством. Оправдывать моральный нигилизм при помощи трансперсональной философии — это далеко не самая лучшая идея, как мне теперь кажется.

      • https://vk.com/aretusa Margarita Kornilova

        Знаете, мне очень понравилось, что на эту тему вообще кто-то рассуждает ) да еще и так радикально, отважно ) Эта тема очень нуждается в осмыслении именно в таком дискурсе… Меня даже восхитило, как Вы с места в карьер взяли и расставили всё по местам 🙂 Может быть, Вы напишете еще одну статью, где разовьете эти идеи? Мне кажется, они нуждаются именно в развитии, а не в полном от них отказе. Было бы очень интересно почитать… 🙂

        Статью В.Ш. читала, да, очень хорошая 🙂

  • Sync

    «комическая пустота» Простите, так должно быть?
    За статью, вам, бесконечно большое спасибо!

  • http://evolutio.in Alexander Zhulenkov

    Спасибо, действительно, вышла ошибка! Должно быть «…в космической пустоте».

  • http://evolutio.in Alexander Zhulenkov

    «напишете еще одну статью, где разовьете эти идеи» — обязательно! В этой статье я сказал почти всё, что хотел сказать по поводу надличностных уровней развития сознания. Вряд ли я в ближайшее время буду писать ещё что-либо в сфере трансперсональной психологии (у меня есть что добавить к вышесказанному, особенно по вопросу отождествления себя с обособленным деятелем, но этого мало для полноценной работы. Тем более, информации на эту тему в интернете чрезвычайно много, вряд ли я смогу сказать по этой теме хоть что-то новое). Однако философские вопросы, поднятые в этой статье, чрезвычайно волнуют меня. В этой статье я изложил свои философские взгляды пятилетней давности, по ньюэйджевской традиции увязав их с психологией. Однако теперь я пришел к выводу, что философия, в самой своей сути, отлична от психологии и вообще не является наукой. Так что отныне мои философские поиски более не будут связаны с трансперсональными исследованиями. Прощай, Спиральная Динамика, прощай, Третий Порядок, прощай, недвойственный мистицизм! Всё, никакого больше психологизма, хватит.

    Над поднятыми в статье темами перемен, старения, смерти, войны и убийства я активно размышлял более пяти лет, посвятил им немало академических и неакадемических работ. В них немало тезисов, которые я теперь рассматриваю как откровенные заблуждения, однако также немало идей, которые войдут и в мои дальнейшие работы. Основой для моих размышлений стала уилберовская философия холархического панпсихизма. Честно говоря, я считаю его систему самой истинной из всех существующих на сегодняшний день. Уилбер — достойный продолжатель дела Ницше, дела поиска путей к мировоззрению нерелигиозной духовности. Однако, я неудовлетворен его философской системой по многим причинам. Во-первых, она по сути эклектична, являет собою воплощение доведенного до абсолюта принципа дополнительности. Само по себе это не плохо, но не мешало бы сделать её более стройной, более однородной и логичной (в смысле аристотелевской логики). Во-вторых, этот философский франкенштейн явно и безнадежно болен психологизмом и социологизмом (модернистская привычка во время философского спора апеллировать к научным доказательствам, а не к философским аргументам). В-третьих, интегральная теория в скрытой форме больна девелопменталистским фашизмом (вера в то, что «сложнее» означает «человечнее» и «духовнее») и фатализмом (вера в космический закон, управляющий судьбой живых существ). В общем, философия холархического панпсихизма нуждается в радикальной перестройке и я собираюсь её осуществить. Без этого мне сложно будет найти ответ на вопросы, что волнуют мою душу. Я собираюсь написать ещё много статей для ЭК, которые будут посвящены поднятым в этой статье темам!

 

In English