Медитация и физическая трансформация мозга. Часть 1: Таламус

Медитация и физическая трансформация мозга

Таламус является одной из ключевых структур в мозге, которые, как было обнаружено, претерпевают физические изменения в результате продолжительной практики медитации.  Длительная практика медитации также влияет на префронтальную кору, теменную долю и средние префронтальные зоны, но здесь я сосредоточусь именно на изменениях таламуса и их последствиях.

ТаламусТаламус — это структура мозга, пролегающая глубоко в центре мозга и имеет форму, схожую с грецким орехом. Это своеобразная релейная станция, которая проводит всю сенсорную информацию, проходящую через мозг. Итак, независимо от того, являются ли источниками информации наши зрительные нервы, уши, тактильные ощущения, обоняние или вкус, каждый бит информации проходит через таламус. Таламусом опосредуется ощущение того, реально ли что-то или нереально.

Физические корреляты всех ощущений, мыслей и эмоций сначала каскадом проходят через таламус и только затем идут на обработку в другие части мозга. Даже минимальное повреждение этой важнейшей части мозга может негативно сказаться на работе других его отделов.

Очень интересен тот факт, что таламус не проводит различий между тем, что внутри нас, и тем, что снаружи. Он присваивает эмоциональное значение не только тому, что мы получаем посредством органов чувств, но также и нашим концепциям Бога и духовности.

Таламус присваивает эмоциональное значение не только тому, что мы получаем посредством органов чувств, но также и нашим концепциям Бога и духовности

Так же, как и у новой коры1, или наружного слоя головного мозга, у таламуса есть правая и левая доли. Активность в этих долях обычно симметрична у большинства людей. Учёный Эндрю Ньюберг в своих исследованиях обнаружил, что активность в этих двух долях таламуса у опытных практиков медитации несимметрична, — другими словами одна из этих долей, правая или левая, более активна, чем другая. Более того, данная асимметрия в таламусе наблюдается даже тогда, когда они не медитируют. Это важнейшее эмпирическое наблюдение, ведь оно относится к категории объективных научных доказательств того, что длительная практика медитации по крайней мере коррелирует с глубокими и продолжительными изменениями в мозге (если не является их причиной).

Согласно одной из интерпретаций этой асимметрии, с помощью постоянной медитации мы начинаем лучше сознавать глубинное ощущение бытия: в собственном переживании мы начинаем осознавать, что мы больше, чем наш ум, больше, чем наш мозг, что есть нечто более глубокое в нас, что не обязательно привязано к телу или уму, и каким-то образом эта наша глубинная часть едина со всем. Асимметрия в таламусе, похоже, является индикатором того, что чем больше мы на своём опыте осознаём это более глубокое чувство бытия, тем больше данное сознавание изменяет нашу физиологию.

Повторюсь, таламус является посредником нашего ежедневного восприятия мира; но поскольку мы испытываем эту бо́льшую духовную реальность в нашем внутреннем пространстве, это бо́льшее чувство единства, это бо́льшее чувство освобождения и связи с миром во время медитации — каждый день на протяжении многих месяцев, — что, по всей видимости, происходит, так это бо́льшая активация одной стороны таламуса в сравнении с другой. Из этого следует, что наши интерпретации реальности фактически становятся частью нашей физиологии — они де факто трансформируют наш мозг. Наши привычные способы интерпретации реальности имеют тенденцию в той или иной степени физически закрепляться в мозге.

Чем больше мы на своём медитативном опыте осознаём более глубокое чувство бытия, тем больше данное сознавание изменяет нашу физиологию

По мере того, как таламус трансформируется под влиянием глубокой медитации на протяжении нескольких лет, он, вероятно, естественным образом начинает передавать осязаемый опыт этой бо́льшей реальности, неважно называем ли мы её Богом; шуньятой, или пустотой (в буддизме); Шивой или Шакти (в индуизме); или Духом; или Первоистоком. Эта бо́льшая реальность становится настолько реальной в нашем опыте, что она буквально  трансформирует таламус, вызывая продолжительную асимметрию в активности долей таламуса.

Словами Ньюберга:

…чем больше вы концентрируетесь на Боге, тем более реальным будет ощущение Бога. Но это будет не симметрическая «реальность», вместо этого она будет восприниматься «асимметрично» в том смысле, что реальность будет представать отличной от обычного её восприятия.

По-видимому, после многих лет практики медитации это асимметричное восприятие (например Бога, Духа, пустоты, шуньяты, Шивы или Шакти и т. д.) становится естественным аспектом повседневного опыта, таким же реальным, как и всё остальное, а возможно — даже более реальным; из чего и следует вышеупомянутая асимметричная активность.

В йогических традициях центральная зона, в которой находится таламус, играет важную роль в духовном пробуждении. Многочисленные пучки нервов, исходящих от всех участков тела, поднимаясь по позвоночнику, проходят через таламус, пока не распределятся через мозолистое тело в форме огромного количества нервных волокон, ветвящихся вдоль макушки головы по всей новой коре. Это многообразное разветвление миллионов нейронов отчасти и включает в себя физический кореллят сахасрары, или «коронной» чакры — тонкого энергетического центра, также называемого «тысячелепестковым лотосом» в йогической философии.

Наши привычные способы интерпретации реальности имеют тенденцию в той или иной степени физически закрепляться в мозге

Таламус, гипофиз, гипоталамус, шишковидная железа и третий желудочек головного мозгаВблизи этой центральной зоны, где связки нервных волокон встречаются с таламусом, находятся гипофиз2, гипоталамус, эпифиз3 и третий желудочек головного мозга, известный как «Пещера Брахмы» в крийя-йоге. Одна (или более) из этих центральных зон являлись объектами сосредоточения в различных традициях медитации на протяжении тысячелетий. Эта центральная зона часто ассоциируется с глубокими прозрениями, духовным видением и высшим восприятием. По существу, получив название «третий глаз», она играет столь же важную роль в пробуждении биоэлектрической системы тела, включая и спящую энергию кундалини-шакти в корневом центре, а также сознавание безусловной, растапливающей сердце любви в сердечном центре.

С точки зрения научных исследований влияния медитации на таламус, мы можем видеть, что различные традиции медитации справедливо придавали большое значение этой центральной зоне как одному из важнейших центров для концентрации во время медитации. Согласно созерцательным традициям, по мере того, как духовная энергия, активированная во время практики медитации, поднимается по тонким энергетическим каналам человеческого тела в эту резонансную центральную область, по истечению некоторого времени у практикующих начинают происходить значительные и устойчивые изменения в восприятии самих себя и мира. И наука, похоже, указывает на тот факт, что эти трансформации возникают как асимметричная активность в таламусе, приходящая с живым и осязаемым опытом бо́льшей свободы и полноты.4

Читайте продолжение статьи во второй части.

Примечания

  1. Также в русскоязычной литературе встречается термин «неокортекс» (лат. neocortex) для обозначения новой коры. — Прим. ред.
  2. Гипофиз (лат. hypophysis) также известен как питуитарная железа, или тело (англ. pituitary gland), — особенно в англоязычной литературе. — Прим. ред.
  3. Эпифиз (лат. epiphysis cerebri) также известен как шишквидная железа, или тело, и в англоязычной литературе как пинеальная железа (англ. pineal gland). — Прим. ред.
  4. Автор является также и разработчиком рекомендуемых нами нейроволновых и биополевых аудиопрограмм, способствующих закреплению медитативно-созерцательной практики и тренировке мозга и нервной системы. — Прим. ред.

Томпсон Эрик

Эрик Томпсон (Eric Thompson)

Исследователь сознания; основатель «iAwake Technologies» и «Subtle Energy Sciences» и изобретатель ряда психоактивных трансформирующих программ, в том числе и программы «Метанойя: Глубокая медитация».

www.SubtleEnergySciences.com

Комментарии

  • Николай Игнатов

    Вопросы к тексту слух: 1. Какая медитация в тексте имеется ввиду (концентрация или созерцание) или это не имеет значения)? 2. Ассиметрия — не указание ли это на перекос? тогда что должно восстанавливать симметрию, какого рода практика? 3. Нужна ли для ОБНАРУЖЕНИЯ НЕДВОЙСТВЕННОГО ПРИСУТСТВИЯ накаченная ассиметричная мышца в таламусе) или нет? Если нужна, тогда приговаривания про «уже сейчас все есть» теряют силу, если не нужна, то что там отращивается какого рода специфическая реальность)?

    • http://pustoshkin.com/ Eugene Pustoshkin

      Я переслал твои вопросы Эрику Томпсону; он прислал следующий ответ:

      1. «Какая медитация в тексте имеется ввиду (концентрация или созерцание) или это не имеет значения)?»

      Эрик: Пассивная медитация — то есть любая медитация, которая способствует открытому и рассредоточенному сознаванию, а не сфокусированной на одной точке концентрации.

      2. «Асимметрия — не указание ли это на перекос? тогда что должно восстанавливать симметрию, какого рода практика?»

      Эрик: Асимметрия — это ХОРОШИЙ признак, а не плохой, поскольку он свидетельствует об отчётливом уходе от обыденного восприятия. По всей видимости, это то, каким образом таламус интегрирует различия между обыденным восприятием и расширенным восприятием.

      3. «Нужна ли для ОБНАРУЖЕНИЯ НЕДВОЙСТВЕННОГО ПРИСУТСТВИЯ накаченная ассиметричная мышца в таламусе) или нет? Если нужна, тогда приговаривания про «уже сейчас все есть» теряют силу, если не нужна, то что там отращивается какого рода специфическая реальность)?»

      Эрик: Асимметричный таламус является не причиной такого восприятия, а следствием. Всё, что требуется, это постоянно поддерживаемое и решительное намерение продолжать расширять и углублять своё сознавание, а также практики, которые эффективно достигают этой цели. Таламус сам позаботится о себе и будет делать всё, что необходимо для того, чтобы морфологически адаптировать такое сознавание в структуру мозга и закрепить его на уровне нейрональных связей. Но это будет происходить ровно столько времени, сколько мы продолжаем практиковать и удерживать данное намерение. По правде говоря, у нас и вправду уже «всё есть» в сущности нашего бытия — в нашем духе, — однако в физическом мозгу была обусловлена реакция воспринимать это иначе. Расширяя и углубляя своё сознавание, чтобы оно узнавало реалии более высокие, чем те реалии, которые обычно признаются нашим обыденным восприятием, мы попросту воплощаем большую степень этого духовного потенциала в нейрональной структуре тела и мозга. Что же касается того, какая именно более высокая реальность «тренируется» таким образом, зависит от конкретных практик и традиций, которые регулярно вами задействуются.

 

In English