О многомерном влиянии, которое окажет Чемпионат мира по футболу 2018 на Россию

Сейчас в Бразилии в самом разгаре Чемпионат мира по футболу 2014. Более миллиарда телезрителей по всему миру следят за этим спортивным мегасобытием. Вчера ночью сборная России, показав блёклую игру во всех трёх матчах1, сыграла вничью с Алжиром и, увы, покинула соревнование.

Роберто Карлос против расизма

Фотография Роберто Карлоса в поддержку Дани Алвеса против проявлений расизма (2014).

Когда я смотрю матчи бразильского Чемпионата мира, то невольно вспоминаю один околофутбольный случай, произошедший три года назад.2 22 июня 2011 года меня глубоко тронул один эпизод: современная легенда спорта и бразильская футбольная звезда Роберто Карлос, в то время игравший (в почтенном для футболиста возрасте 38 лет) за махачкалинское «Анжи», ушёл с футбольного поля в Самаре прямо во время матча. Он сделал это после того, как некий болельщик принимающей команды — «Крыльев Советов» — бросил в него банан. К тому времени это был уже второй эпизод с расистской выходкой против Карлоса, причём первая ситуация произошла несколькими месяцами ранее в родном для меня Санкт-Петербурге. Тогда в матче против ФК «Зенит» на стадионе «Петровский» местный болельщик показал бразильцу банан3, тем самым подлив масла в огонь назревшей проблемы ксенофобии и расизма, широко распространённой во многих регионах России. Надо ли говорить, что для меня Роберто Карлос, ещё со времён своих выступлений за мадридский «Реал» и сборную Бразилии, был спортсменом-кумиром. Меня восхищали его скорость, сила удара и трудоспособность на поле. Отчасти именно поэтому я был тронут тем эпизодом.

Всего за неделю до самарского инцидента, 15 июня 2011 года, я участвовал в Международном молодёжном экономическом форуме (ММЭФ), проходившем в Санкт-Петербурге. Вместе с другими участниками мы обсуждали проблемы расизма, терпимости и открытости культурному многообразию, а также ряд других вопросов с Александром Черновым. Чернов — эксперт по футболу, который был исполнительным директором российской заявки на проведение Чемпионата мира 2018. Россия, как известно, как раз выиграла право провести этот международный турнир. Чернов поделился с участниками форума, каково это было — достичь успеха в выигрыше заявки на проведение, вероятно, важнейшего спортивного соревнования в мире (стоящего в одном ряду с Олимпийскими играми). В его словах звучала заслуженная гордость. К слову, тогда ещё Чернов упомянул петербургский «эпизод с бананом» как беспокоящий показатель — чувствовалась необходимость проведения эффективной работы с футбольными фанатами, чтобы убрать проявления расизма из допускаемого культурой поведенческого репертуара.

Александр Чернов

Александр Чернов — исполнительный директор российской заявки на проведение Чемпионата мира по футболу 2018 — разговаривает с участниками секции «Занимайтесь спортом, а не войной» («Make Sport, Not War») в рамках ММЭФ 2011.

Александр Чернов говорил о потенциале таких спортивных мегасобытий, как Чемпионат мира, в изменении культурного менталитета россиян — если обратиться к терминологии интегральной философии Кена Уилбера, их внутреннего измерения. Измерение внутреннего опыта включает в себя такие области, как сознание и культура, индивидуальная психика и совместно разделяемые мировоззрения граждан; вовне эти сферы проявляются в виде поддающегося объективному наблюдению поведения, технологий и процессов.

Быть может, одним из достижений последних двух десятилетий «новой России» является растущее понимание самого факта существования внутреннего измерения социокультурных трансформаций. Всё большее число деятельных людей осознаёт значимость того влияния, которое оказывают укоренённые культурные привычки и менталитет на различные реформы и проекты (либо способствуя им, либо мешая). Судя во всему, сопротивление социальным трансформациям, даже если они и задумываются как нечто ведущее к общественному изобилию и процветанию, очень выражено в российской действительности, печально известной своей историей крупномасштабных проектов социальной инженерии, окончившихся массовыми трагедиями. История социальных экспериментов в нашей стране охватывает три столетия — от петровских реформ и попыток со стороны монархических властных структур провести культурную консервацию в XIX в. до коммунистических репрессий, ГУЛага, горбачёвской перестройки и монологической, или односторонней, демократизации и насильственной приватизации в современной постсоветской России (список сложных событий далеко не полный). Целый шлейф поломанных судеб, поспешных или запоздалых реформ, насильственных революций и войн.

Если взглянуть на последние три века российской истории (хотя мы можем нырнуть даже ещё глубже и обратиться к X в., когда начался процесс монологической христианизации славянских народов), то кажется самоочевидным ответ на гнетущий вопрос о том, откуда такой сильный иммунитет к изменениям у россиян, почему они настолько противятся трансформации и цепляются за коррумпированные модели поведения и воззрения на мир и дефицитарный, то есть базирующийся на чувстве нищенства и нехватки ресурсов, менталитет.

Василий НалимовВ общем, сказать, что у России трудная история, значит ничего не сказать. Василий Налимов (1910 – 1997), гениальный российский трансперсональный философ, физик-математик, бывший узник ГУЛага, а также коллега Андрея Колмогорова4, написал две важные работы, попытавшись понять удивительную по своей трагичности и фатализму судьбинность, пронизывающую русскую историю. Эти две работы были посмертно опубликованы в 2002 году в книге «Искушение Святой Руси» благодаря усилиям Жанны Дрогалиной, вдовы мыслителя.

Налимов предложил кармическую теорию культуры вообще и российской культуры в частности. Он проанализировал трагически мучительный марксистский социальный эксперимент. Он пришёл к пониманию культуры как трансперсонального организма, который эволюционирует в условиях гигантского космического эксперимента. Вероятно, предложенное Налимовым видение имеет одно важное для нас следствие: в потенциале оно может помочь нам обрести понимание необходимости работать над терапией, или исцелением, не только индивидуумов и малых групп, но также и целых культур и цивилизационных пластов. Целые культуры могут заболеть — и, согласно Налимову, причиной их болезни зачастую является неспособность ухватить новые смыслы. Смыслы, которые могут вести культуру в направлении целостности, трансценденции и добропорядочности. А добропорядочность (которую можно условно описать как непротиворечивое единство идентичности, ценностей и поведенческих проявлений), по всей видимости, является понятием, которое выше разумения той оппортунистической части «новой России», которая обрела столь большое могущество в социокультурном и политическом дискурсе страны.

И всё же, несмотря на нововозникающее осознание культуры как внутреннего измерения социальных структур, в нашем обществе имеется нехватка понимания, как можно прагматически взаимодействовать с этим измерением. Невежество в вопросе внутреннего измерения столь всепронизывающе, что мало кто пытается хотя бы задаться этим вопросом, не говоря уж о том, чтобы искать и найти какие-либо реальные стратегические решения. Когда я спросил Александра Чернова, какие системные методы они используют для воплощения своей идеи об изменении умонастроений и менталитета россиян в ходе подготовки к Чемпионату мира, который состоится в России в 2018 году, оказалось, что оргкомитет соревнования рассчитывает на то, что изменения общественного менталитета (точнее менталитетов) будут происходить в качестве побочного эффекта самого факта, что в нашей стране состоится данное спортивное мегасобытие. Вероятно, марксисты придерживались сходной философии, когда настаивали на том, что бытие (социальные системы, средовые факторы) определяет сознание. А в действительности всё происходит не настолько прямолинейно.

Разумеется, есть частичная истина в том ощущении, что социокультурные инновации могут появляться в результате возникновения необходимости при систематической подготовке к подобному крупнейшему международному событию в плане выполнения объективных, организационных и экономических, задач. Для любой страны проведение Чемпионата мира — это, вероятно, открывающаяся раз в столетие возможность катализировать крупномасштабное социокультурное реструктурирование с обозримыми сроками и долгоиграющими последствиями. Однако, как, например, показывает подход интегральной спиральной динамики, развиваемый Доном Беком, крупномасштабная трансформация общественного сознания является комплексной наукой.

Трансформация менталитетов россиян в сторону большей терпимости к многообразию, открытости к изобилию и приверженности принципам добропорядочности является ключевой задачей, воплощение которой требует интегрального, или целостного, мышления, — мышления, признающего ценность синергии прагматических наук и многообразия методов социокультурных интервенций, но при этом сохраняющего глубинное психологическое понимание современной действительности того сложного феномена, которым является «менталитет россиян». История могла бы многому нас научить в этом отношении. Надеюсь, мы обретём способность учиться на собственных ошибках, исцелившись от культурно-исторической амнезии и многообразных ложных воспоминаний.

Чемпионат мира по футболу 2018

Множество измерений спортивных мегасобытий

Спорт и спортивные мегасобытия имеют множество измерений. Вероятно, уместно рассматривать краткосрочные и долгосрочные последствия спортивных событий как разворачивающиеся в реальности высокоинтенсивные симуляции той многомерности процессов, которая порождает краткосрочное и долгосрочное влияние на:

биологические факторы (в том числе и такие факторы, как динамика уровней стресса, физического развития и благополучия; психофизиологическую/мозговую активность; поведенческие аспекты спортивных профессионалов, любителей и зрителей и т. д.);

социальные факторы (самоорганизационные процессы в социальных системах, их самодифференциация, формирование спортивных школ, клубов и институтов, создание рабочих мест, системные взаимодействия внутри спортивных клубов и команд и т. д.);

культурные факторы (взаимодействие различных мировоззрений, присутствующих в культуре, кросскультурное многообразие, коллективный символизм, культурная идентичность, формирование типовых культурных нарративов, построение спортивных команд и т. д.);

— и психологические факторы (многообразие познавательных и эмоциональных установок участников, внутреннее психологическое развитие людей, состояния сознания, переживаемые во время занятий спортом или наблюдения за ним, процессы индивидуального осмысления мира и т. д.).

Мы можем видеть, насколько мультидисциплинарным (или, точнее, трансдисциплинарным) и всепронизывающим является феномен современного спорта. С интегративной биопсихосоциальной перспективы, спортивные события можно рассматривать одновременно со всевозможных ракурсов и точек зрения по множеству уровней. Мы можем рассматривать спорт как:

  • развлечение и способ физического развития,
  • способ укрепления внутрисемейных связей,
  • область применения медицинских и психологических методов,
  • значимые культурные события,
  • прагматические модели менеджмента и управления социальными системами,
  • рынок для предпринимательской деятельности,
  • крупнейший фактор в национальной и международной экономике,
  • системный процесс, играющий важную роль в национальном развитии, и т. д.

Шкала масштабов влияния спортивных событий может включать, к примеру, следующие уровни (список далеко не полный):

  • индивидуальный уровень (например, то, как спортивные события напрямую влияют на меня, процессы моего личного развития и мироосмысления, а также на те же самые процессы у других индивидов — например, профессионалов в сфере спорта, футболистов, тренеров, менеджеров и т. д.);
  • уровень сообществ (например, каким образом спортивные события влияют на наше локальное сообщество);
  • уровень частного бизнеса (какое долгосрочное влияние могут оказать на сектор частного бизнеса предстоящие спортивные мегасобытия);
  • региональный/межрегиональный уровень (влияние на развитие целого региона, затронутого спортивным событием);
  • национальный уровень (влияние на культурное и социоэкономическое развитие целой страны, в которой происходит спортивное событие);
  • международный уровень (влияние на мир в планетарных масштабах, в том числе и посредством процессов международного сотрудничества, кросскультурной интеграции и координации усилий по защите окружающей среды).

Временной охват предстоящих событий включает в себя следующие перспективы:

  • подготовительная фаза (время до события, его предвосхищение);
  • краткосрочная тактическая перспектива (сам процесс развёртывания событий в реальном времени день за днём, неделя за неделей);
  • среднесрочная стратегическая перспектива (процессы стратегического развития, которые будут разворачиваться в течение пяти лет после того, как событие вызовет цепную реакцию из системных процессов);
  • долгосрочная перспектива (не столь очевидные долгоиграющие эффекты, которые возникнут спустя одно – два десятилетия после события)
  • и даже историческая перспектива (историческое наследие, остающееся после события, — например, важные спортивные победы, способные помочь сформировать социокультурные нарративы и паттерны, которые повлияют на последующие 50 – 100 лет и которые войдут в учебники истории, по которым будут учиться будущие поколения граждан).

Уместно вспомнить два случая, когда спортивные события сыграли ключевую роль в формировании истории и культурном развитии целых наций.

Кадр из кинофильма «Непокорённый»

Кадр из кинофильма «Непокорённый»

Во-первых, возможно, кто-то из читателей смотрел фильм «Непокорённый», рассказывающий историю участия Нельсона Манделы (которого играет Морган Фриман) в судьбах южноафриканской сборной на Чемпионате мира по регби в 1995 году. Пожалуй, это малоизвестный факт, однако Мандела считал успешные выступления южноафриканской национальной команды важнейшим фактором в построении национального самосознания Южно-Африканской Республики (имевшей длительную историю апартеида, межрасовой, этнической напряжённости и нетерпимости). Именно поэтому он пригласил специалиста по психологическому и культурному развитию, чтобы тот оказал междисциплинарную помощь как в процессах командообразования южноафриканской сборной, так и в процессах построения национальной идентичности.5

Другим примером является то серьёзное социокультурное влияние, которое оказал Чемпионат мира по футболу 2006 на Германию и формирование её здорового национального самосознания. Успешные выступления немецкой национальной команды (которой, согласно некоторым авторам, были характерны «высокий уровень командного духа, компетентность, взаимоуважительный контакт друг с другом, культурное многообразие и радость от игры»), судя по всему, были умело использованы для решения как исторических, так и насущных социокультурных проблем, существующих в Германии из-за её сложной истории, охватывающей участие в двух мировых войнах, необходимость разобраться со своим тёмным прошлым, разделение страны в течение большей части второй половины XX в., волны иммиграции и т. д.6

В общем, ни в коем случае не стоит недооценивать значимость крупномасштабных спортивных событий, особенно следующего Чемпионата мира по футболу, который будет проводиться в России через четыре года. Такое событие повлияет на очень многие аспекты жизни в стране. Быть может, в чём-то — и к лучшему.

Примечания

  1. Провальная игра, по моему болельщицкому мнению, связана с неадекватным выбором состава на матчи со стороны именитого итальянского тренера российской сборной Фабио Капелло.
  2. Приведённый далее текст был опубликован на английском языке в сетевом журнале «Integral Leadership Review» (в 2011 году). На русском языке и в новой редакции публикуется впервые.
  3. Согласно официальным данным, этому болельщику в результате разбирательств было запрещено в течение года посещать стадион.
  4. Андрей Колмогоров (1903 – 1987) был всемирно известным советским учёным-математиком, работавшим над проблемами математической логики, теории вероятностей, статистики и случайных процессов.
  5. Сведения об этих событиях доступны в статье «Размышления о власти, любви, Доне Беке и рэгби в Южной Африке» («Reflections on Power, Love, Don Beck and Rugby in South Africa»), опубликованной в англоязычном журнале «Integral Leadership Review».
  6. С теоретическим рассмотрением данного вопроса можно познакомиться в статье Доротеи Циммер, также опубликованной «Integral Leadership Review», — «Культурный сдвиг в Германии? Наблюдение некоторых процессов, наблюдающихся в развитии Германии» («Cultural Shifts in Germany? Some Observations about the Development of Germany»).

Евгений Пустошкин (Eugene Pustoshkin)

Клинический психолог, эссеист, переводчик книг философа Кена Уилбера, исследователь-практик интегрального подхода. Ведущий семинаров по холосценденции.

www.pustoshkin.com

Комментарии

  • http://pustoshkin.com/ Eugene Pustoshkin

    В выступлении сборной России на Чемпионате мира по футболу 2014 меня больше всего расстроило, что из-за каких-то непонятных, полагаю — коррупционных или околофутбольных вещей (трудно вообразить себе некомпетентность у Капелло, хотя и возможна халатность)… в общем, меня расстроило, что в жертву принесено целое поколение футболистов, которые вполне могли бы что-то выиграть. Посаженные на скамейку Кержаков и Денисов, Широков (он-то ладно, травмированный), невзятые Аршавин и Дзюба (забивший, между прочим, 19 голов!), стабильно играющий Анюков и проч. Это всё игроки высокого класса, которые показали, что могут играть с сердцем и выигрывать, причём возраст у них не такой уж и большой.

    Вместо них в полузащите и нападении значительную часть времени играли футболисты, о которых этого не скажешь. Игра же, которую показала команда Капелло, была безвольной, бессильной и даже в каком-то смысле «асексуальной», с явными ошибками в составе и запоздалыми заменами. Почему мы, русские, россияне, так легко приносим в жертву свои возможности, существующие в настоящем? Это глубоко вредная привычка, которую необходимо менять. Также возмущение вызывает отсутствие самокритики и критики тренера; футбольные функционеры говорят, мол, ну да, это наш уровень.

    А то, что сборная Нигерии сейчас показывает красивую игру в 1/8 финала, или то, что сборная Алжира будет играть скоро, или другие команды, ряд из которых никоим образом не могут быть сильнее нашей национальной команды…

    Я считаю, что пора посмотреть правде в глаза. Наш футбол сильно эволюционировал за последнее десятилетие, в него пришли большие деньги, и мы вполне способны добиваться бОльших результатов, нежели попадание на Чемпионат мира. Выступление нашей сборной в последнем турнире по своему настрою напомнило мне чудовищный провал сборной на ЧМ 2002, когда Романцев, как я считаю, вероятно, совершил чудовищное преступление перед русским футболом (точно так же выставляя состав, который заблаговременно не был способен к победе). Точно так же, как сейчас, на скамейке тогда сидел Кержаков — футболист, всегда отдающийся игре. Какое у меня тогда было разочарование! Такое же разочарование и сейчас.

    Я считаю, что никогда больше не должна повторяться такая ситуация, когда целое поколение футболистов, играющих сердцем, приносится в жертву, и никто не несёт за это ответственность. На Чемпионате мира 2018 мы должны будем увидеть совершенно другую команду. Очень надеюсь, что с другим тренером.

  • http://evolutio.in Alexander Zhulenkov

    Да, расизм действительно сегодня (и не только сегодня) — это глобальная проблема. Я все больше склоняюсь к выводу, что расизм, религиозный фундаментализм, нацизм, коммунизм, фашизм и другие подобные вещи по сути не являются признаком низкого уровня развития. Не являются, поскольку люди и общества, которые находятся на высоком уровне развития, также часто совершают злые поступки. Нацисты ухитрялись обосновывать свои действия моральным законом Канта. Вышеперечисленные явления, как мне кажется, являются скорее признаком не низкого уровня развития, а отсутствия процесса развития как такового. Я все более склонен считать, что моральность (как и красота, как и истина) буквально равняется процессу эволюции человека. Если люди в каком-либо обществе ценят человеческое достоинство и справедливость выше, чем собственную идентичность (этническую, семейно-родовую, видовую, классовую, религиозную), то в таком обществе происходит этногенез (плавильный котел), социальная мобильность, обновление религий. Другими словами, общество эволюционирует, изменяется. Если же члены общества превыше всего ценят свою собственную идентичность, то данный социум априори не может эволюционировать. Общество, где собственная идентичность ставится превыше всего, может быть более-менее сплоченным только при условии наличия какой-либо внешней угрозы (это объясняет воинственность всех тоталитарных режимов). Во всех остальных случаях оно очень быстро скатывается в деспотию, коррупцию, внутренние конфликты и т.д. Конечно, абсолютно статичных обществ существовать не может (поскольку они должны коллапсировать мгновенно). Даже в КНДР, я думаю, происходят очень вялый процесс изменения общества, а люди в какой-то мере сохраняют представления о чести, справедливости, золотом правиле нравственности.

 

In English