Потёмки. Обзор сериалов «Настоящий детектив» и «Ганнибал»

true-detective-season-1-episode-7

Мне иногда задают вопрос, что такого я нахожу в фильмах и телесериалах про убийц, жестокость и насилие. Тут сходятся несколько линий. Для меня кинематограф и телефильмы — возможность отслеживать современные тенденции в массовом сознании планетарной цивилизации. Я с ранних лет смотрел весь спектр мрачных жанров, хлынувших в Россию после развала СССР (триллеры, фильмы ужасов, фильмы с реалистичным изображением сцен насилия). Меня интересует эстетика и онтология зла, ведь, судя по всему, многочисленные проявления «зла», как бы мы его ни определяли, неизбывно следуют за человеком по пятам. Как психолог, я хочу целостно понимать себя и человеческую душу, понимать её различные грани, закоулки и теневые аспекты, не избегая ничего.

Есть ещё кое-что. На страницах «Эроса и Космоса» я часто вспоминаю Колина Уилсона, британского философа, развивавшего направление феноменологического экзистенциализма. Уилсону было характерно особое бесстрашие, с которым он брался за целый спектр тем — от экзистенциального отчуждения до пиковых переживаний, парапсихологии, оккультизма и психологии преступности. Ряд своих трудов он посвятил исследованию особой категории преступников — серийных убийц и насильников — в попытке понять их феноменологию. Уилсон пришёл к выводу, что такими преступниками движет стремление воспроизводить определённого рода пиковое переживание — некое ощущение власти над миром, пусть и длящееся всего пару мгновений во время самого преступления, но являющееся дозой наркотика, на который преступник подсаживается в попытке восполнить душевный вакуум и — пусть на мгновение! пусть ужасающе деформированно и патологично! — испытать «искру силы».

Человечеству очень важно понять не только феноменологию, но и вообще все грани преступного поведения. Я замечал, что мы часто отворачиваемся от зла и практикуем «избирательное невнимание» к различным его проявлениям. Быть может, по той причине, что увидеть зло — значит как-то вступить с ним в диалогический резонанс, когда нельзя уже больше поддерживать иллюзию своей отделённости: ГУЛаги и Освенцимы мира сего не где-то там, вовне, а внутри меня самого, и я не отстранён от них. Бесстрашие требует столкновения со своей тенью, с подвалами собственного архаического прошлого, с потёмками собственной души. Прозрение в отношении истинной природы тлетворных граней человеческой души является важным шагом на пути к её очищению, исцелению и созреванию.

ГУЛаги и Освенцимы мира сего не где-то там, вовне, а внутри меня самого, и я не отстранён от них

Недавно закончился первый сезон телесериала «Настоящий детектив» и начался второй сезон «Ганнибала».1 В «Настоящем детективе» роли детективов, расследующих дело о серийном убийце, исполняют Мэттью Макконахи и Вуди Харрельсон. Такое впечатление, что у Макконахи сейчас нечто вроде звёздного часа, периода вдохновения, ведь можно вспомнить не только «Далласский клуб покупателей», но и блестящую сцену с ним и Ди Каприо в начале фильма «Волк с Уолл-стрит» — сцену, которая, уверен, уже стала знаковой для современного кинематографа.

В «Настоящем детективе» персонаж Макконахи — типичный Посторонний, «аутсайдер»; человек, как сказал бы Уилсон, видящий слишком много, слышащий слишком много, чувствующий слишком много. Он не такой, как все; он вне мейнстрима; он убийственно мрачен. У него нарушена способность добросердечного контакта с людьми; в сердце его, в душе зияет огромная рана. При этом заключительный эпизод сезона удивительно правдиво показывает, что такая деформация может быть исцелена лишь через постепенное погружение в мрак души человеческой и одновременное обращение к трансперсональному измерению Бытия…

hannibal2

Что касается телесериала «Ганнибал» — реинтерпретации классической истории про доктора-каннибала Ганнибала Лектера, — то в прошлом году у меня были большие сомнения в том, что из этого проекта выйдет что-то путёвое. Я был настроен скептически, ибо считал, что гениальное исполнение доктора Лектера Энтони Хопкинсом (в «Молчании ягнят») затмить будет сложно, если не невозможно. Мои сомнения были напрасны: Мадс Миккельсен настолько изящно справляется с ролью доктора Лектера, что смотришь телесериал как самостоятельную и самобытную историю, забыв о её предыдущих инкарнациях. Не менее хорошо свои роли исполняют Хью Дэнси и Лоуренс Фишборн.

Оба сериала отличает значительная психологическая грамотность, в особенности что касается психоаналитической парадигмы. Оба сериала посвящены теме отчуждения и диссоциации, столь распространённых в современном обществе. В них обоих исследуются какие-то аспекты душевной болезни — многогранной тени, понимание которой мы должны обрести, чтобы целостно осознавать происходящее в себе и мире.

Примечания

  1. Рекомендую смотреть оба сериала на языке оригинала с субтитрами. Это, впрочем, касается вообще любых зарубежных фильмов. Значительная часть игры актёров, их интонации невоспроизводимы в русской озвучке.

Евгений Пустошкин (Eugene Pustoshkin)

Клинический психолог, эссеист, переводчик книг философа Кена Уилбера, исследователь-практик интегрального подхода. Ведущий семинаров по холосценденции.

www.pustoshkin.com

Комментарии

  • Redjit

    Еще в тему порекомендую сериал Падение «the Fall»

  • Victor Shiryaev

    Интересно, как начинается очередной подъем философии нигилизма — кажется, так отчётливо в мэйнстриме она ещё не звучала.

    Но вообще-то мне кажется весьма ошибочной позиция, что сознание, осознавшее само себя (как определял это Тейяр Де Шарден и многие другие) — это ошибка эволюции. Ошибочной не потому, что эволюция не может ошибаться, а потому, что к эволюции не применимы оба этих понятия.

    Что значит «эволюция не ошибается» или «эволюция ошибается»? Это процесс воспроизведения жизни, и чем сложнее формы жизни, тем вероятнее мутации в процессе воспроизведения. Более успешные в плане адаптации мутации приживаются, менее успешные — не повторяются.

    Человек — крайне сложная форма жизни, и если мутация относительно прижилась — т.е. самоосознавание остаётся с нами вот уже десятки тысяч лет — значит она имеет смысл в плане адаптации, и не является ошибкой (т.к. на мой взгляд нет ни плана, ни отхода от плана).

    Вопрос только один — как мы эту мутацию используем. Имхо, если эта мутация позволяет достичь состояний единства, безусловного счастья, гармонии — эти качества нужно использовать. Философия нигилизма, при всём понимании, откуда она идёт («посмотрите вокруг — мир ничему не учится»), никак не пробуждает человека к использованию ресурсов этой мутации. Ну, только если от противного. Экзистенциальный кризис без возможности выхода (герой Макконахи отчётливо говорит, что выход — самоубийство, для которого у него «несоответствующая конституция»).

    И эта позиция — ложная, не ведущая к гармонии, не ведущая к счастью, не ведущая к пробуждению.

    • http://pustoshkin.com/ Eugene Pustoshkin

      Я полагаю, что «подъём» философии нигилизма напрямую связан с тенью, психодинамическими и юнгианско-архетипическими цепляками… цинизм и нигилизм могут возникать от глубочайшей раны душевной, полученной в ранних объектных отношениях с Другим.

  • http://pustoshkin.com/ Eugene Pustoshkin

    Куб по мотивам True Detective:

    http://​coub​.com/​v​i​e​w​/​1​2​lwm

    • Victor Shiryaev

      О, а я-то думаю, кого он мне напоминает!

 

In English