Трансформации сознания: спектр развития

Мы начинаем публикацию серии отрывков из книги «Трансформации сознания: Конвенциональные и созерцательные перспективы на развитие» (Transformations of Consciousness, 1986; под ред. Кена Уилбера, Джека Энглера и Дэниела Брауна), а именно — перевода написанных Уилбером глав, предлагающих версию полного спектра сознания, психопатологии и психотерапевтических методов. Перевод выполнен с разрешения автора специально для журнала «Эрос и Космос»; на русском языке публикуется впервые.

Трансформации сознания:
Конвенциональные и созерцательные перспективы на развитиеКен Уилбер, Джек Энглер, Дэниел П. Браун — «Трансформации сознания» (Ken Wilber, Jack Engler, Daniel P. Brown, Transformations of Consciousness; фото обложки © Татьяна Парфёнова)

Глава 3. Спектр развития

Кен Уилбер

В последующих трёх главах Кен Уилбер предлагает обзор своего варианта полноспектральной модели человеческого роста и развития. Эту модель он развивал в более чем полудюжине книг, посвящённых данной проблематике, и она представляет собой одну из самых амбициозных, пусть и спекулятивных, попыток навести мосты между конвенциональными и созерцательными школами мысли.

Модель Уилбера содержит — в дополнение к различным линиям человеческого развития (аффективной, когнитивной, моральной, линии эго, объектных отношений и т. д.) — несколько дюжин уровней, или стадий, развития, через которые могут прогрессивно развиваться различные линии. В соответствии с «обзорной» моделью, представленной во введении, Уилбер ограничил здесь своё изложение девятью самыми базовыми и центральными уровнями (по три уровня на доличностную, личностную и надличностную области).

В настоящей главе Уилбер вкратце обсуждает каждый из этих девяти уровней, или стадий, а также рассматривает самость (или систему самости), развивающуюся через эти стадии. В следующей главе он обсуждает определённые патологии, которые могут возникать на каждом из этих уровней; в последней же написанной им главе он предлагает некоторые типы модальностей лечения, или терапевтических интервенций, которые, по-видимому, наиболее уместны для каждого из выделяемых классов патологии.

В некотором смысле презентация Уилбера служит мостом между взглядами Энглера и взглядами Эпстайна/Лиеффа. Уилбер обсуждает три уровня «доличностной» патологии, отмеченные Энглером (психотический, пограничный и невротический), три уровня «надличностной» (или «трансперсональной») патологии, описанные Эпстайном и Лиеффом (начальный уровень, уровень доступа и продвинутый уровень), а также, основываясь на недавних открытиях, совершённых благодаря исследованиям в когнитивной и экзистенциальной психологии, предлагает три класса патологии в промежуточной, или «личностной», области.

Настоящая глава разбита на две части. В первой части Уилбер предлагает краткий обзор своей спектральной модели. Во второй части он излагает краткое обобщение недавних открытий, сделанных в психоаналитической психологии развития (включая труды Малер, Кернберга, Бланка и Бланк, а также Кохута). В заключении он предпринимает попытку указать, насколько близко можно интегрировать эти две модели, что может привести к их взаимному обогащению; такая интеграция служит платформой для основных рассуждений в главах 4 и 5.

Трансформации сознания

В серии публикаций (Wilber, 1977; 1979; 1980a; 1981a; 1981b; 1983) я попытался развить обобщающую, или спектральную, модель психологии — модель, которой свойственен учёт феномена развития, структур, иерархий и системности и которая опирается в равной степени как на восточные, так и на западные школы. В отношении психопатологии я пришёл к выводу, что спектр сознания также является спектром (потенциально возможной) патологии. Если сознание развивается через серию стадий, то «нарушение» развития на той или иной стадии будет проявляться в качестве определённого рода психопатологии, так что понимание развивающейся природы сознания — его структур, стадий и динамики — будет незаменимым как в диагностике, так и в лечении.

Настоящая презентация, таким образом, представляет собой обобщающее резюме как моих предыдущих трудов в этой области, так и труда, над которым я работаю в настоящий момент («Система, самость и структура»1). В каком-то смысле это рискованная затея, поскольку для него требуется сконденсировать значительные объёмы материала в довольно обобщённые и временами излишне упрощённые утверждения. В рамках этих ограничений, однако, нижеизложенное является кратким обзором этого исследования и теории. Читатели, заинтересованные в более подробной информации, могут обратиться к другим моим работам.

Данная же презентация отражает мою растущую уверенность в том, что теория развития может быть обогащена вкладом как со стороны конвенциональных психодинамических концепций, так и со стороны трансперсональных подходов. Установление взаимосвязей между подобными, казалось бы, расходящимися направлениями может ныне оказаться продуктивным, если принять к сведению недавние достижения в обеих сферах. На самом деле для адекватного понимания полного диапазона человеческих способностей — от низших до наивысших — может потребоваться совмещённая и интегрированная концепция — концепция, являющаяся не менее объемлющей, чем описанная здесь модель.

Часть 1. Спектр сознания

В предложенной мною модели психологического развития структуры, или образования, психики подразделяются на два общих типа: базовые структуры и переходные структуры (каждый из которых содержит множество различных линий развития). Базовые структуры — это структуры, которые, как только они эмерджентно возникают в ходе развития, как правило, сохраняют своё существование в качестве сравнительно автономных единиц или субъединиц в течение последующего развития (здесь есть сходство с предложенным Кёстлером пониманием «холонов»). Переходные структуры, с другой стороны, являются фазоспецифическими и фазовременными структурами, которые, как правило, более или менее полностью заменяются последующими фазами развития. Иными словами, тогда как определённые базовые структуры имеют тенденцию подчиняться, включаться и субординироваться в дальнейшем развитии, определённые переходные структуры имеют тенденцию отвергаться, растворяться или заменяться в ходе развития (ниже я приведу несколько примеров). Координацией этих структурных процессов развития занимается самость (или система самости), представляющая собой локус отождествления (или идентификации), воли, защиты, организации и «метаболизма» («переваривания» опыта на каждом уровне структурного роста и развития).

Три данных компонента — (1) базовые структуры, (2) переходные стадии и (3) система самости — занимают центральное место в спектральной модели развития и патологии, так что ниже я обсуждаю каждую из них.

Базовые структуры

Наиболее бросающимся в глаза свойством базовой структуры, или уровня, сознания является то, что, коль скоро она уже сформировалась в ходе развития человека, она, как правило, сохраняет своё существование в жизни индивидуума в течение всего дальнейшего развития. Даже хотя она в результате и оказывается трансцендирована, подчинена и субординирована движением самости к более высоким базовым структурам, она, тем не менее, сохраняет сравнительную автономию и функциональную независимость.

Базовые структуры сознания в действительности являются тем, что известно как «Великая цепь Бытия» (Smith, 1976). Некоторые из версий Великой цепи приводят только два уровня (материя и дух); другие дают три уровня (материя, разум и дух); третьи же предлагают четыре или пять уровней (материя, тело, ум, душа и дух). Некоторые являются очень изощрёнными, предлагая буквально дюжины базовых структур общего спектра.

Хьюстон Смит. Великая цепь Бытия

В работе «Система, самость и структура» (и, в менее детализированной степени, в «Проекте Атман» и «Очах познания») я привожу несколько десятков базовых структур, которые, по-видимому, в настоящее время являются подлинно кросскультурными и универсальными. Я вывел эти структуры путём скрупулёзного сопоставления и анализа большинства основных школ психологии и религии — как Востока, так и Запада. Структурные модели Фрейда, Юнга, Пиаже, Ариети, Вернера и т. д. были сопоставлены и сравнены со структурными моделями, предложенными в психологических системах созерцательных традиций мира (махаяна, веданта, суфизм, каббала, христианский мистицизм, платонизм, Ауробиндо, Фри Джон и т. д.). Опираясь на эти структурные сопоставления я сконструировал «эталонный шаблон», в котором каждая из традиций (Востока и Запада) заполняет различные «пробелы», оставленные другими традициями.

Этот «эталонный шаблон» содержит, как я уже упомянул, несколько десятков базовых структур, охватывающих как конвенциональное, так и созерцательное развитие. В рамках данной презентации я выборочно взял то, что, по всей видимости, является девятью наиболее центральными и функционально доминантными структурами. Они изображены на рис. 1. В таб. 2 я предложил несколько сопоставлений (с моделями Ауробиндо, психологии йоги, махаяны и каббалы), чтобы дать обобщённое представление о том, что можно воспринимать как универсальность этих основных базовых структур (в «Проекте Атман» предложены сходные сопоставления между более чем двумя десятками восточных и западных систем; всё это в значительной степени расширено в «Системе, самости и структуре»).

Рис. 1. Базовые структуры сознания

Рис. 1

Базовые структуры развития сознания, показанные на рис. 1, можно очень кратко (и несколько упрощённо) обобщить следующим образом (если двигаться по иерархии возрастания развития):

1. Сенсорно-физическая. Области материи, ощущения и восприятия (первые три буддийские скандхи); сенсорно-моторный уровень по Пиаже; физико-сенсорный уровень по Ауробиндо и т. д.

2. Фантазмико-эмоциональная. Эмоционально-сексуальный (слой-покров биоэнергетики, жизненной энергии — élan vital, либидо, или праны; четвёртая буддийская скандха; пранамайякоша в веданте и т. д.) и фантазмический уровень («фантазмический» — термин, предложенный Ариети [Arieti, 1967] для обозначения низшего, или образного, ума — простейшей формы ментального «отображения» при помощи одних лишь образов).

3. Реп-ум. Сокращённое обозначение «репрезентационного ума», или дооперационного мышления по Пиаже («дооп»). Реп-ум развивается через две стадии — стадию символов (2 – 4 года) и понятий (4 – 7 лет) [Arieti, 1967; Piaget, 1977]. Символ превосходит простой образ (фантазмический ум) в важнейшем отношении: образ представляет объект пиктографически, тогда как символ может представлять его непиктографически, или вербально. Так, например, ментальный образ дерева выглядит более или менее как дерево, тогда как слово-символ «д-е-р-е-в-о» ничуть не похоже на дерево; символическая репрезентация является более высокой, сложной и уточнённой когнитивной операцией. Понятие — это символ, который репрезентирует, или отображает, не просто один объект или одно действие, а целый класс объектов или действий, — это является даже ещё более сложной когнитивной задачей. Символ обозначает конкретно; понятие ассоциативно связывает (a symbol denotes; concept connotes). Но независимо от того, насколько более продвинутым является реп-ум в сравнении со своим фантазмическим предшественником, одним из его наиболее бросающихся в глаза свойств является то, что он неспособен с лёгкостью принять на себя роль другого. Он, как сказал бы Пиаже, всё ещё является очень эгоцентричным. Это весьма схоже с «волевым разумом» Ауробиндо, третьей чакрой в психологии йоги и т. д.

4. Ум правила/роли. Это, к примеру, конкретно-операционное мышление («коноп») по Пиаже. Коноп, в отличие от своего предшественника — реп-ума, имеет начальную способность принимать роль других. Он также является первой структурой, которая способна выполнять базирующиеся на правилах операции, такие как умножение, деление, объединение в классы, иерархизация и т. д. (Flavell, 1970; Piaget, 1977). Ауробиндо описывает эту структуру как ум, оперирующий на сенсорных, или конкретных, объектах, — это очень сходно с позицией Пиаже.

5. Формально-рефлексивный ум. Это, по сути, формально-операционное мышление («формоп») по Пиаже. Это первая структура, которая может мыслить не только о мире, но и о самом мышлении как таковом; таким образом, это первая структура, которая является отчётливо саморефлексивной и интроспективной (хотя в рудиментарной форме эта способность начинается с умом правила/роли). Это также первая структура, способная к гипотетико-дедуктивному, или пропозиционному, рассуждению («если а, то б»), которое, помимо всего прочего, позволяет ей принимать подлинно плюралистические и более универсальные взгляды (Flavell, 1970; Piaget, 1977; Wilber, 1982). Ауробиндо называет этот уровень «рассуждающим умом» — умом, не ограниченным сенсорными, или конкретными, объектами, а постигающим и оперирующим на базе взаимосвязей (которые не являются «конкретными предметами»).

6. Визионерская логика [или букв. ви́дение-логика (vision–logic), — прим. пер.]. Ряд психологов (например, Брунер, Флавелл, Ариети) указали на то, что есть значительное количесво данных в пользу существования когнитивной структуры, превосходящей стадию «формальных операций» по Пиаже и находящейся выше. Она получила название «диалектической», «интегративной», «творчески-синтетической» и так далее. Я предпочитаю термин «визионерская логика». В любом случае, по всей видимости, тогда как формальный разум устанавливает взаимосвязи, визионерская логика устанавливает сети подобных взаимосвязей (то есть подобно тому, как формоп «оперирует на базе» коноп, так же и визионерская логика «оперирует на базе» формоп). Такое ви́дение, или панорамная логика, ухватывает массивные сети идей, их влияние друг на друга и взаимосвязи между ними. Это, таким образом, является началом по-настоящему синтезирующей способности более высокого порядка — способности устанавливать взаимосвязи, сопоставлять истины, координировать идеи, интегрировать концепции. Интересно, что это практически то же, что Ауробиндо называл «возвышенным разумом» (higher mind), который «может свободно выражать себя в единичных идеях, но его основная характерная черта — это способность к массивному формированию идей, системе или целокупности видения истины одним взглядом; соотношению идей с идеями, истин с истинами, самоузреваемыми в интегральном целом». Очевидно, что это высокоинтегративная структура; в действительности, на мой взгляд, это наивысшая интегративная структура в личностной области развития; за её пределами лежат надличностные, или трансперсональные, уровни.

7. Психическая. Психический уровень можно рассматривать как кульминацию визионерской логики или визионерского прозрения; его символом, по-видимому, является шестая чакра (или «третий глаз»), с которой, как считается, начинают открываться трансцендентальные, трансперсональные, или созерцательные, формы развития: когнитивные и воспринимающие способности индивида, по-видимому, становятся настолько плюралистическими и универсальными, что начинают «простираться за пределы» любых узко личностных, или индивидуальных, перспектив и забот. Согласно большинству созерцательных традиций, на этом уровне индивид начинает учиться очень утончённо исследовать когнитивные и воспринимающие способности и, тем самым, в той мере, в какой он это делает, начинает их трансцендировать. Это и есть «озарённый разум» по Ауробиндо, «предварительные стадии» медитации в индуизме и буддизме и т. д. Согласно Ауробиндо:

Воспринимающая мощь внутреннего [психического] зрения является более значительной и более прямой, чем воспринимающая мощь мышления. <…> Как [Возвышенный] Разум [т.е. визионерская логика] вносит большее сознание в существо через духовную идею и её силу истины [формоп], так и Озарённый Разум [психический уровень] вносит ещё большее сознание через зрение Истины и свет Истины и её видящую и охватывающую мощь; <…> он озаряет мыслящий разум прямым внутренним видением и вдохновением; <…> [он] может воплотить её в более тонком и чётком раскрывающем очертании и с большими охватом и силой тотальности, чем концептуальное мышление.2

8. Тонкая. Тонкий уровень считается вместилищем действительных архетипов, платоновских Форм, тонких звучаний и звукосвечений (nada, shabd) трансцендентного прозрения и погружённости (Aurobindo; Da Free John, 1977; Evans-Wentz, 1971; Guenon, 1945; Rieker, 1971). Некоторые традиции, такие как индуизм и гностицизм, утверждают, что, согласно прямому феноменологическому постижению, этот уровень является обителью личностной формы божества (иштадева в индуизме; йидам в махаяне; демиург в гностицизме и т. д.), познаваемой в состоянии, известном в индуизме как савикальпа-самадхи (Blofeld, 1970; Hixon, 1978; Jonas, 1958). В буддизме тхеравады это область четырёх «дхьян с формой», или четырёх стадий медитации-концентрации на архетипических «планах озарения», или «мирах Брахмы». В медитации випассана это стадия-сфера псевдонирваны, сфера озарения, восторга и первоначального трансцендентального прозрения (Goleman, 1977; Nyanamoli, 1976). Это «интуитивный разум» по Ауробиндо; гвура и хесед в каббале и т. д. (Мои доводы в пользу утверждения, что все эти феномены имеют общую глубинную структуру сознания тонкого уровня, приводятся в книге «Очи познания» [Wilber, 1983].)

9. Причинная. Причинный уровень считается неявленным источником, или трансцендентальной основой, всех меньших структур; это Бездна (в гностицизме), пустота (в махаяне), бесформенное (в веданте) (Chang, 1974; Deutsche, 1969; Jonas, 1958; Luk, 1962). Он постигается в состоянии сознания, известном под разными названиями — нирвикальпа-самадхи (индуизм); джняна-самадхи (веданта); восьмая из десяти картин выпаса быка (дзен); седьмая и восьмая дхьяны; стадия безусильного прозрения, кульминирующая в нирване (випассана); «надразум» Ауробиндо (Da Free John, 1977; Goleman, 1977; Guenon, 1945; Kapleau, 1965; Taimni, 1975). Иначе эту стадию можно описать как универсальное и бесформенное Я (Атман), общее для всех существ (Hume, 1974; Schuon, 1975). Ауробиндо:

Когда нисходит Надразум [причинное], тогда преобладание централизованного эго-ощущения полностью подчиняется, теряется в обширном существе и в конечном счёте теряется; его замещает широкое космическое восприятие и чувство безграничного универсального «я» <…>, неограниченного сознания единства, которое пронизывает всё <…>, существа, которое в своей сущности одно со всевышним Я.3

10. Предельное. Утверждается, что когда сознание полностью проходит через состояние пресечения, или погружённости в неявленное, оно наконец-то вновь пробуждается к своему абсолютно предсущему и извечному бытию в качестве Духа, лучезарного и всепронизывающего, единственного и множественного, единого и вездесущего. В этом выражается полная интеграция и тождество явленной Формы с неявленной Бесформенностью. Это классические сахаджа– и бхава-самадхи; состояние турийи турийятиты); абсолютное и неописуемое Сознание-как-Таковое; «сверхразум» Ауробиндо; «единый ум» дзен; Брахман-Атман; свабхавикакайя (Chang, 1974; Da Free John, 1978; Hixon, 1978; Kapleau, 1965; Mukerjee, 1971). Строго говоря, предельное не является очередным уровнем из многих: это реальность, условие, или таковость, всех уровней. Я использую бумагу, на которой изображён рис. 1, чтобы отобразить эту фундаментальную основу пустотной таковости.4

Табл. 2. Сопоставление базовых структур сознания в четырёх системах

Табл. 2

Позвольте мне сделать несколько дополнительных замечаний по поводу данных уровней, особенно что касается высших, или трансперсональных, стадий (с 7 по 10). В «Системе, самости и структуре» я предлагаю семь трансперсональных стадий (низшую и высшую психическую, низшую и высшую тонкую, низшую и высшую причинную и предельную); каждая из них подразделяется на три подстадии (начальную, или предварительную, подстадию; подстадию доступа, или практики; подстадию кульминации, или мастерства). Это даёт нам в совокупности двадцать одну созерцательную стадию (сходным образом существует несколько десятков низших и промежуточных стадий и подстадий, которые в настоящем изложении были сконденсированы до шести основных уровней сознания). И всё же я убеждён, что девять основных уровней, представленных на рис. 1, являются уровнями, функционально доминантными в развитии, так что адекватное и достаточно точное описание развития возможно с использованием всего лишь этих девяти общих уровней. Иными словами, выбор этих уровней вовсе не является случайным (в philosophia perennis, или «вечной философии», можно обнаружить значительную поддержку подобной «функциональной конденсации»; веданта, к примеру, считает, что над фактически дюжинами стадий общего развития функционально и структурно доминируют всего лишь пять основных уровней, которые, в свою очередь, конденсируются и проявляются во всего лишь трёх основных состояниях — грубом, тонком и причинном. Здесь я представляю вашему вниманию слегка расширенную версию подобного взгляда.)

Более произвольным, однако, является даваемые мною конкретные формулировки и описания основных стадий как таковых, в особенности высших, или трансперсональных, стадий. Более точные описания и объяснения этих стадий можно обнаружить в «Системе, самости и структуре». Читатель также может обратиться к главе 8, в которой Дэниел Браун предлагает подробное объяснение около восемнадцати стадий трансперсонального развития. Я должен лишь отметить, что моя созерцательная картография находится в широком и существенном согласии с созерцательной картографией Брауна, что отражает растущую совокупность исследований и соответствует выводу, согласно которому «при тщательном изучении классических текстов последовательность переживаний, отмечаемых в рамках традиций концентрирующей медитации, и изменения, отмечаемые в рамках подходов медитации внимательности, особо не различаются в зависимости от используемой системы медитации. Хотя существуют значительные различия в плане прогрессии через медитативные переживания, сами феноменологические описания продемонстрировали крайне схожую фундаментальную психологическую организацию при проведении лонгитюдного анализа (то есть когда прогрессия переживаний отслеживается от начала и до конца медитативного пути)» (Maliszewski et al, 1981). Данные сходства, — которые я называю «глубинными структурами», противопоставляя их «поверхностным структурам», — здесь представлены в сконденсированной форме в виде четырёх основных трансперсональных (или надличностных) стадий — психической, тонкой, причинной и предельной.

Переходные стадии (или стадии самости)

Жан ПиажеПереходные структуры являются структурами, которые не включаются и подчиняются в дальнейшем развитии; вместо этого они, как правило, отвергаются, растворяются или заменяются при последующем развёртывании. Можно, например, обратиться к трудам Пиаже и Колберга. Когнитивные структуры, выделенные Пиаже, в большинстве своём являются базовыми структурами (сенсомоторная структура — это уровни 1 – 2; дооперационная — уровень 3; конкретно-операционная — уровень 4; формально-операционная — уровень 5). Как только данные уровни начинают своё существование, они продолжают существовать и в ходе дальнейшего развития; на самом деле каждый уровень в системе Пиаже становится операндом, или «объектом» следующего, более высокого, уровня. Так, человек, находящийся, скажем, на базовом уровне 5, одновременно с этим имеет доступ к уровням 1 – 4 и использует их; они всё ещё присутствуют и всё ещё выполняют соответствующие им необходимые задачи и функции.

Стадии же морального развития по Колбергу, однако, являются фазоспецифическими переходными структурами: тот, кто находится, скажем, на моральной стадии 3, одновременно с этим не действует исходя из стадии 1. Стадия 3 заменила стадию 2, которая, в свою очередь, заменила стадию 1, и так далее. Хотя моральные переходные структуры зависят от базовых когнитивных структур — или «базируются на них» (как отмечали и Пиаже, и Колберг), они всё же принадлежат иному типу структур (то есть они являются переходными, а не базовыми).

Чтобы объяснить, в чём же различие между переходными и базовыми структурами, можно обратиться к простой метафоре. Базовые структуры сами по себе подобны лестнице, каждая ступень которой — уровень в Великой цепи Бытия. Самость (или система самости) — это взбирающийся по лестнице. На каждой ступени восхождения по лестнице самости открывается новый вид, или перспектива, на реальность, отличающийся от предыдущего; новое ощущение идентичности; новый тип морали и нравственности; новый набор потребностей самости и т. д. Данные изменения в ощущении самости и её реальности, которые преобразуются от уровня к уровню, называются переходными структурами, или, что встречается более часто, стадиями самости (поскольку эти переходы тесно включают самость и её ощущение реальности).

Лоуренс КолбергТак, по мере того, как самость взбирается от, скажем, ступени 4 к ступени 5, её ограниченная перспектива на ступени 4 заменяется новой перспективой на ступени 5. Ступень 4 как таковая продолжает существовать, однако исчезает ограниченность её перспективы. Вот почему базовые структуры сознания представляют собой более или менее устойчивые структуры, тогда как стадии самости являются переходными, временными и фазоспецифическими проявлениями.

Каждая базовая структура, таким образом, поддерживает различные фазоспецифические переходные структуры, или стадии самости, такие как различные потребности самости (исследованные Маслоу), различные самоидентичности (исследованные Лёвинджер) и различные наборы морально-нравственных реакций (исследованные Колбергом). В таб. 3.1 для удобства, базируясь на трудах Маслоу, Лёвинджер и Колберга, я включил базовые структуры сознания с некоторыми коррелирующими (переходными) формами потребностей, идентичности и моральности. Так, например, когда самость отождествлена с уровнем правила/роли, её потребность состоит в принадлежности, самоощущение конформистское, а моральное чувство конвенциональное; когда (и если) она в дальнейшем отождествляется с формально-рефлексивным уровнем, тогда у неё развивается потребность в самоуважении, самоощущение становится индивидуалистическим, моральное чувство — постконвенциональным и т. д.5

(В «Системе, самости и структуре» представлены сходные корреляции с трудами Фаулера, Эриксона, Броутона, Селмана, Грейвза, Пека и др. В рамках настоящего изложения я выбрал Маслоу, Лёвинджер и Колберга в качестве примеров, поскольку их работы, вероятно, наиболее известны. [О возможном соотношении различных аспектов стадий самости друг с другом см. Лёвинджер: Loevinger, 1976.] Обратите внимание на то, что шкалы Колберга и Лёвинджер «заканчиваются» в районе уровня 5 или 6, что отражает пренебрежение трансперсональными стадиями развития самости со стороны большинства конвенциональных исследователей.)

Система самости

Пока что мы вкратце исследовали базовые ступени, или уровни, общей лестницы развития и переходные стадии (или стадии самости), возникающие по мере того, как самость «взбирается», или прогрессирует, по этим ступеням в ходе своего развития. Теперь мы обратимся к самому взбирающемуся — самости (или системе самости, или «я»-структуре). Опираясь на исследования многочисленных и разнообразных теоретиков и клиницистов я выдвинул теорию о том, что система самости обладает следующими базовыми свойствами:

1. Отождествление. Самость является локусом отождествления (или идентификации) — локусом того, что самость называет «я/собою», противопоставляя это тому, что не является «я/собою». Иногда я подразделяю общую, или совокупную, систему самости (то, что Фрейд называл «Gesamt-Ich») на центральную, или непосредственную, самость (переживаемую как «я») и удалённую самость (переживаемую в качестве «меня»); первая — это субъективное «я», второе — объективное «я», хотя и та, и другая феноменологически ощущаются как Gesamt–Ich.

2. Организация. В схоластической философии самость есть то, что придаёт (или пытается придать) единство разуму; это практически тождественно современному психоаналитическому пониманию самости как «организующего процесса»: «Самость не является всего лишь синтезом лежащих в основе психических частей, или субструктур; она является независимым организующим принципом, „системой координат“, относительно которой соизмеряются действия или состояния этих субструктур» (Brandt, 1980).

3. Воля. Самость является локусом свободы выбора, однако он свободен лишь в рамках, устанавливаемых базовыми структурами его текущего уровня адаптации (например, самость на ступени 3, или дооп, не имеет свободу формировать гипотезы, каковая возникает только на ступени 5, или формоп).

4. Защита. Самость есть локус защитных механизмов (которые развиваются и изменяются иерархически от уровня к уровню базовых структур); защитные механизмы в общем считаются нормальными, необходимыми и фазоуместными функциями; однако если они чересчур сильно или слабо используются, то становятся болезненными, или патологическими.

5. Метаболизм. Одна из центральных задач, стоящих перед самостью, заключается в «переваривании», или «метаболизировании», переживаний, представляемых ей на каждой ступени развития. «Базовое допущение теории развития состоит в том, что опыт необходимо „метаболизировать“, чтобы из него образовалась структура». Теоретики объектных отношений, такие как Гантрип (Guntrip, 1971), считают патологию «провалившимся метаболизмом»: самость оказывается неспособна переработать и ассимилировать значимые переживания прошлого, так что они остаются храниться в запасниках системы самости, подобно непереваренному мясу, порождая психологическое несварение (патологию). Базовые структуры сознания, на самом деле, можно воспринимать в качестве уровней пищи — физической пищи, эмоциональной пищи, ментальной пищи, духовной пищи. Эти уровни пищи, как мы увидим, в действительности являются уровнями объектных отношений, так что то, как самость справляется с этими «объектами питания» («объектами самости»), служит центральным фактором в психопатологии.

6. Навигация. На любой ступени лестницы развития (за исключениям начальной и конечной точки) самость сталкивается с рядом различных «направляющих тяговых сил». С одной стороны, она может (в некоторых пределах) выбирать оставаться на текущем уровне развития, или же она может выбрать освободиться от текущего уровня в пользу другого. Если она отпускает текущий уровень, она может двигаться вверх по иерархии базовых структур или же вниз. В рамках отдельного же уровня, следовательно, самость сталкивается с противостоянием тенденций сохранения или отрицания, удержания или отпускания, жизни на данном уровне или умирания для данного уровня, отождествления или разотождествления с ним. В пространстве между уровнями самость сталкивается с противостоянием тенденций восхождения или нисхождения, прогрессии или регрессии, продвижения вверх по иерархии к уровням возрастающей структуризации и дифференциации-интеграции или же движения вниз к менее организованным, менее дифференцированным и менее интегрированным структурам. Эти четыре «драйва», или «стремления», представлены на рис. 2.

Рис. 2. Четыре «драйва», влияющие на стадии самости

Рис. 2

Обобщение всего процесса развития

Теперь мы можем обобщить форму всего процесса развития следующим образом: по мере того, как базовые структуры, или ступени, начинают эмерджентно возникать и развиваться в хронологическом порядке, самость может отождествляться с ними (становиться по очереди сначала физической самостью, потом эмоционально-телесной самостью, потом ментальной самостью и т. д.). Когда самость преимущественно отождествляется с какой-либо конкретной базовой структурой, она, или её драйв к сохранению, начинает стремиться консолидировать, интегрировать и организовывать появляющийся в результате совокупный комплекс. Такое первоначальное отождествление с определённой базовой структурой является нормальным, необходимым и фазоуместным; оно порождает определённую стадию самости (импульсивную, конформистскую, индивидуалистическую и т. д.), связанную с этой базовой структурой или поддерживаемую ею (корреляции см. в табл. 3).

Если же, однако, центральная самость хочет взойти по иерархии базового структурного развития — хочет расти, — тогда ей, в конечном счёте, придётся отпустить, или отринуть, свою исключительную отождествлённость с текущей базовой ступенью, дабы отождествиться со следующей, более высокой, ступенью в лестнице развития. Она должна принять «смерть» более низкого уровня, отринуть, или отпустить, его; она должна разотождествиться с исключительной вовлечённостью в этот уровень и отстраниться от неё. Это необходимо совершить для того, чтобы взобраться к более высокодифференцированному единству и интегрироваться со следующим более высоким базовым уровнем.

Табл. 3. Сопоставление базовых структур с тремя аспектами стадий самости

Табл. 3

После отождествления с новой и более высокой базовой структурой начинает своё существование новая и фазоспецифическая стадия самости: новое самоощущение с новыми потребностями самости, новыми моральными чувствованиями, новыми объектными отношениями, новыми формами жизни, новыми формами смерти, новыми формами «еды», которые необходимо метаболизировать, и т. д. Более низкая стадия самости (в случае отсутствия фиксации) отпускается и отвергается, однако более низкая базовая структура продолжает существовать как необходимая ступень в лестнице сознания, а посему, возникает необходимость её интеграции в общей по-новому переконфигурированной индивидуальности. Достигнув же нового и более высокого уровня, самость далее стремится консолидировать, закрепить и сохранить уже этот уровень, покуда она вновь не станет достаточно сильной, чтобы умереть для этого уровня, чтобы трансцендировать его (отпустить, или отринуть, его) и, тем самым, взойти к следующей ступени лестницы развития. Таким образом, и сохранение, и отвержение (или жизнь и смерть), по всей видимости, служат выполнению важных фазоспецифических задач.

Эрос и танатос (Фрейд)Можно с изумлением отметить, что современная психоаналитическая эго-психология пришла к практически идентичному воззрению. Теория двойного инстинкта в действительности развилась в теорию эроса как интегрирующей, консолидирующей, стягивающей воедино, или сохраняющей, силы, и агрессии (танатоса) как дифференцирующей, отделяющей, растворяющей, или отвергающей, силы, — причём обе играют фазоспецифически уместную роль в процессе общего развития. Этот взгляд был заложен Фрейдом в его новой формулировке 1940 года:

Цель первого из данных базовых инстинктов [сохранения] состоит в том, чтобы образовывать всё большие формы единства и, таким образом, сохранять их — если вкратце, соединять их воедино; цель же второго [отвержения], напротив, состоит в том, чтобы прерывать взаимосвязи [растворять, или отвергать, их].

Хайнц Хартманн (Hartmann, 1958) развил эту идею далее:

Дифференциация [сепарация-отвержение] должна быть признана наряду с синтезом [интеграцией-сохранением] в качестве важной функции эго. Поскольку мы каким-то образом связываем синтетическую функцию эго с либидо, есть достаточные основания предполагать существование аналогичной взаимосвязи между дифференциацией и разрушением, в особенности имея в виду недавние утверждения Фрейда в отношении роли свободной агрессии в психической жизни.

Бланк и Бланк (Blanck & Blanck, 1974) подытоживают наиболее последнюю формулировку данного взгляда: «Либидо будет стремиться к установлению связи, тогда как агрессия будет стремиться к поддержанию отделённости и индивидуации». Агрессия, или отвержение, иными словами, более не должна рассматриваться в качестве чего-то исключительно или даже преобладающе враждебного и разрушительного. Эриксон предложил термин «агрессивность» для отражения «таких аспектов агрессивного драйва, которые способствуют развитию и самоутверждению, а не являются враждебными и деструктивными» (цит. по: Blanck & Blanck, 1974). Иными словами, бывает «здоровая агрессия», равно как бывает и «нездоровая агрессия», точно так же, как бывает «здоровое сохранение», равно как и «нездоровое сохранение».

Blanck & Blanck — «Ego Psychology»Соответственно, можно сделать вывод, что и сохранение, и отвержение служат выполнению важных фазоспецифических задач, а также что патология, по-видимому, развивается в том случае, если какая-либо (или обе) из этих задач верным образом не выполняется. «Здоровое», или «нормальное», сохранение происходит, когда отождествления и объектные отношения определённого уровня проходят процесс выстраивания, консолидации и интеграции («нейтрализованное либидо выстраивает объектные отношения» [Blanck & Blanck, 1974]). Нездоровое же сохранение, с другой стороны, происходит, когда когда-то бывшие уместными отождествления и объектные отношения определённого уровня не отпускаются, дабы освободить место для новых и более высоких. Нездоровое сохранение, иначе говоря, есть не что иное, как фиксация.

Здоровое, или нормальное, отвержение служит нескольким важным функциям. Горизонтально оно помогает дифференцировать самость и объектные репрезентации («нейтрализованная агрессия наполняет силой способствующее развитию стремление к сепарации-индивидуации» [Blanck & Blanck, 1974]); вертикально оно способствует разотождествлению, дифференциации, отделению (сепарации) или трансценденции более низкого уровня в пользу более высокого. Нездоровое же отвержение, с другой стороны, представляет собой дифференциацию (или разотождествление) от того или иного компонента до того, как он оказался правильным образом интегрирован, переварен и ассимилирован. Такой компонент попросту отщепляется от личности. Иными словами, нездоровое отвержение попросту является вытеснением (или диссоциацией, расщеплением и т. д. в зависимости от структурной организации самого защитного механизма).

Таков краткий обобщающий обзор спектральной модели — её базовых структур, системы самости, стадий самости и механизмов вытеснения/фиксации. Теперь же мы можем обратиться к сходному обобщающему обзору недавних открытий, совершённых в психоаналитической эго-психологии.

Продолжение: глава 3, часть 2.

Примечания

  1. «Система, самость и структура» (System, Self, and Structure) был задуман автором как амбициозный и объёмный труд по интегральной психологии; ввиду ряда причин он так и не был написан. Вместо этого в конце 1990-х был написан более краткий учебник под названием «Интегральная психология» (Integral Psychology). — Прим. пер.
  2. Шри Ауробиндо, «Жизнь Божественная», книга 2 (пер. с англ. И. Савенкова). — Прим. пер.
  3. Там же. — Прим. пер.
  4. Примечание для продвинутых исследователей интегральной теории. В более поздних книгах, таких как «Интегральное видение» и «Интегральная духовность», автор вводит понятие решётки Уилбера — Комбса, постулирующей различие вертикального развития (включающего структуры сознания человека, развивающиеся постадийно в последовательностях уровней всё большей сложности и глубины) и горизонтального развития (то, с каким феноменологическим состоянием сознания человек преимущественно отождествлён, или к какому состоянию он имеет доступ на постоянной основе). В этой обновлённой формулировке термины «психический» (также встречается вариант перевода как «душевный»; англ. psychic), «тонкий», «причинный» (также встречается вариант перевода как «каузальный»; англ. causal) и «предельный»/«недвойственный» (также встречается вариант перевода как «недуальный»; англ. nondual) применяются исключительно к горизонтальным состояниям, тогда как соответствующие трансперсональному диапазону вертикального развития структуры-стадии получают заимствованные у Ауробиндо названия «озарённый разум» («пара-ум»), «интуитивный разум» («мета-ум»), «надразум» и «сверхразум». Также между тем, что в настоящем тексте обозначается как веха 5 и 6, теперь обычно приводится дополнительная веха — «плюралистическая» (начальная/ранняя визионерская логика); а веха 6 теперь подразделяется на две стадии — «холистическую» (средняя визионерская логика) и «интегральную» (поздняя/зрелая визионерская логика). Подробнее см. в книге «Интегральная духовность», а также в предисловии Уилбера ко второму русскому изданию «Краткой истории всего» (М.: Постум, 2015). О вертикальном и горизонтальном развитии см. статью Е. Пустошкина «Трансформации сознания в интегральной психологии». — Прим. пер.
  5. Как автор показывает в поздних работах, это не во всех случаях так: ввиду феномена неравномерности развития линии самости могут значительно отставать от базовых структур сознания (человек может иметь формально-рефлексивный ум, но моральное развитие, скажем, будет отставать). — Прим. пер.

Уилбер Кен

Кен Уилбер (Ken Wilber)

Философ, основатель интегрального подхода AQAL, автор множества книг (и ряда курсов) по психологии, психотерапии, духовности и интегральной теории и практике. Один из лидеров трансперсонального направления мысли. Сооснователь таких проектов, как Интегральный институт и «Integral Life».

kenwilber.com

Комментарии

  • http://evolutio.in Alexander Zhulenkov

    Женя, спасибо тебе большое за классный перевод! Скажи, пожалуйста, а автономная мораль (за Кольбергом), получается, коррелирует с визионерско-логической базовой структурой (за Уилбером) и потребностью в самоактуализации за Маслоу?

    Визионерская логика — это, по сути, системное мышление (петли обратной связи, нелинейная динамика)? Или нет?

  • http://pustoshkin.com/ Eugene Pustoshkin

    Визионерская логика — это действительно системное мышление в том смысле, какой необходим для понимания теории сложных систем. У Кук-Гройтер постформальные стадии развития даже называются General Systems Stages, если правильно вспоминаю термин.

    По поводу Колберга мне трудно сказать. Судя по схеме, приводимой самим Уилбером, универсально-духовная мораль соответствует трансперсональным структурам. А вот самая высокая стадия, описанная как «индивидуальные принципы совести», как сам видишь на схеме, соотносятся со зрелой формальной рефлексией — прямо на границе (полагаю, что её можно распространить и на начала постформальных структур). Увы, я Колберга ещё не изучал, чтобы как-то разобравшись, ответить.

  • http://evolutio.in Alexander Zhulenkov

    Ну я всё больше прихожу к выводу, что где-то так оно и есть. Кольберга на описание 6-й стадии вдохновила кантовская «Критика практического разума», а немецкий идеализм, из которого, в общем, и выросла Общая Теория Систем — это как раз второй порядок (насколько я понимаю). Если Сократ рационален, а Ницше — иррационален, то Кант — это что-то среднее. Такой себе «рациональный мистицизм» у него.

 

In English