«Главные слова» с Игорем МЭРСом

Мы продолжаем серию бесед с отечественными рэперами под названием «Главные слова». Великий философ XX века Жиль Делёз незадолго до смерти дал интервью под названием «Алфавит Жиля Делёза». Суть интервью заключалась в том, что интервьюер (ученица Делёза) называла слова в алфавитном порядке, а философ разъяснял их. Нечто подобное мы решили сделать с русскими рэперами. Эта серия интервью, с одной стороны, даст возможность лучше узнать того или иного рэпера, а с другой — позволит составить себе совокупное представление о том, что мы зовем русским рэпом. Ведь если мы принимаем факт, что русский рэп есть феномен нашей современной культуры, с которым нельзя не считаться, то нам просто необходимо такое интегральное представление о нём. Подступом к такому интегральному представлению о русском рэпе и является серия наших интервью. Ведёт беседы Андрей Коробов-Латынцев.

mers3

Восьмая беседа нашей рубрики — с Игорем МЭРСом.

Андрей: Игорь, здравствуй! Спасибо, что согласился принять участие в нашей рубрике! Смысл беседы прост, я тебе слово — ты мне в ответ свои мысли о нем, рассуждения, ассоциации, истории и т.д. Это не железная схема, а только повод для беседы. Итак, приступим? Но сперва по традиции вопрос: Игорь, «како веруеши»?

Игорь: Здравствуй, Андрей! Мне очень приятно и интересно участвовать в данной беседе, благодарю за приглашение. Всегда рад участвовать в здравых и нужных делах. Что касается твоего вопроса — православный христианин я.

Андрей: Что ж, вполне исчерпывающе! Я, однако ж, все-таки спрошу о твоем отношении к церкви. Есть ли у тебя общение церковное или ты как христианин живешь вне церкви христианской жизнью?

Игорь: Этот вопрос я бы не стал разбирать публично, он больше личный!

Андрей: Ну что ж, тогда перейдем непосредственно к нашим словам. Первое слово — Народ.

Игорь: Народ ассоциирую с землей, Родиной, природой, традициями. Слово объемное, объединяющее, живое. Народ не стоит путать с толпой или какими-либо ещё мелкими словами, поскольку в этом слове заплетены наши корни и многовековая история.

Андрей: Согласен насчет путаницы. Нынче вообще понятие «народ» как-то заслонилось словами «гражданское общество», «толпа», «массы», «активисты» и т.д. А между тем ведь понятие «народ» — сакральное понятие, в отличие от понятия «общество», пусть даже и гражданское. Например, когда Пушкин пишет «народ безмолвствует» и этим заканчивает свою трагедию, то это многозначительно и глубоко. В этом молчании народа таится нечто страшное, судьбоносное. Но если будет безмолвствовать «гражданское общество», то это будет считаться его недостатком. «Гражданское общество» должно без конца гудеть в повседневности, а народ — он окормляется у тишины своей вечности…

Второе слово — Ожидание.

Игорь: Скажем, не совсем приятное, скорее, совсем не приятное занятие для меня. «Ожидание» ассоциирую со стоянием, статичностью, медлительностью, унылостью. Не люблю ждать и сидеть на месте. Жизнь требует постоянного, качественного движения и роста, таково её нутро, не развиваясь — деградируешь.

Наверняка можно и активно ожидать, но не лучше ли активно действовать?

Андрей: А ожидание не может быть активным и творческим состоянием? В конце концов, мы ведь так или иначе всегда находимся в этом состоянии, даже когда в движении. Например, находясь в пути, мы ожидаем, что достигнем пункта назначения. Еще мы ожидаем смерти, успеха, признания, ответа в любви и т.д. Мы ожидаем от себя силы, например, когда пишем роман, статью или песню, мы ожидаем от себя, что нам удастся то, что мы задумали. Такое перманентное ожидание получается…

Игорь: Не могу не согласиться, но жить где-то там, в будущем, совсем не для меня. Стараюсь жить «здесь», не забывая, конечно, посматривать «в завтра». Наверняка можно и активно ожидать, но не лучше ли активно действовать?

mers2

Андрей: Понимаю твою позицию. Третье слово — Государство.

Игорь: Это крепкий, целостный фундамент во главе с Государем, могучие стены порядка, развивающаяся индустрия во благо человека и природы, где, в свою очередь, человек развивается, учится, трудится во благо своей семьи, народа, природы и Родины.

Андрей: Ты в нашем сегодняшнем государстве видишь такой целостный фундамент? Я тут подчеркну специально слово «целостный», потому что мне именно это слово показалось самым значительным в твоем определении. Целостный — это значит, что все части функционируют согласно друг с другом. А когда, например, одна часть фундамента (ну, например, министерство обороны) работает так, будто бы оно просто не в курсе, что существует другая часть (например, министерство образования), то тогда о какой целостности может идти речь?..

Игорь: Целостный фундамент, к сожалению, расколот. В нашем государстве, существуют огромные проблемы, и перечислять их все не вижу смысла. Каждый человек, живущий в нашей стране, чувствует их на себе и по-своему. Но преобладающее большинство из нас с удовольствием будут «чесать язык о политику», эмоционально обвинять, мерзко материть, искромётно спорить и что-то нервно доказывать, — это проще, нежели начинать улучшения с себя любимого. Я обхожу стороной подобные «собрания», потому как обсуждение политики считаю совершенно бесполезным и глупым занятием. Признаться честно, раньше такое очень любил! Но куда важней укреплять, сохранять и развивать свой внутренний мир — свой целостный фундамент! Вряд ли наша сегодняшняя беседа имела бы положительный смысл, если бы я начал обсуждать действия политиков или всевозможные заговоры. Хочется быть хоть немного полезным практически, нежели тратить время на бесплодные обсуждения и бестолковую критику.

Хочется быть хоть немного полезным практически, нежели тратить время на бесплодные обсуждения и бестолковую критику

Андрей: Здесь я тоже очень понимаю тебя. Заниматься политикой (а обсуждение политики тоже уже есть соучастие в политике, по большому счету) — весьма неприятное занятие, тем более политикой в том виде, в каком она существует в современности. Быть может, это в природе русского человека — считать занятие политикой ниже собственного достоинства. Однако от политики все равно не уйти, я думаю. Это, однако, отельный разговор, поскольку в России политика никогда не была только лишь политичной…

Как раз четвертое слово у нас — Современность.

Игорь: Сразу рождаются образы полуголых, пьяных, оторванных от реальности, танцующих, орущих, потных, развратных, матерящихся, дерзких людей в ночных заведениях, — а между тем всё немного глубже. Информационный «бум» рождает новых людей, зачастую кидая в крайности, от пустого потребителя до гениального мыслителя, от просветлённого безбожника до глубоко верующего религиозного философа.

У нас появились всевозможные экономические блага, комфортные условия проживания и всё то, что могло бы обеспечить, облегчить, осчастливить, оздоровить, сделать лучше и качественнее самого человека. Но ситуация в корне иная!.. Современный человек в своём большинстве боготворит «новую машину» и рабски служит ей, всё больше и больше потребляя — затмевает Бога техникой и безделушками. Сытый и довольный, но каменный, больной и в сумме мёртвый человек так и продолжает плодить пустые вещи для бездушных тел, с животными инстинктами и сосательным рефлексом. Современному человеку необходимо начинать образовывать себя и перестать откармливать животное в себе.

Андрей: Да, как ты точно описал ситуацию. Действительно, живые понятия заменяются «желающими машинами» и весь мир становится такой вот желающей машиной или машинами… Да и с рецептом твоим тоже трудно не согласиться. Действительно, надо образовывать себя согласно традиционным понятиям, заложенным в нашей культуре. Но как? Вот ведь вопрос… Конечно, это вопрос не к тебе конкретно, это вообще вопрос к нам всем.

mers4

Пятое слово — Произвол.

Игорь: Сразу вызывает негативное ощущение, потому как популярная фраза «Это произвол» мгновенно всплывает в памяти как протест. Но, вдумавшись, понимаю, что двусмысленное слово, потому что: производить волю, давать волю, нести волю — это как-то по-мужски, свободно и сильно.

Андрей: Да, этимология в этом смысле многое проясняет!.. Произвол — нечто, происходящее из моей воли. В этом смысле: Божественный Произвол, Произволение из воли Божией…

Шестое слово — Бездна.

Игорь: Фильм был такой, и у Вовы Нигатива была песня с этим названием, поэтому — негативное слово… (Смеётся.) Некая глубина во тьме, что-то мрачное, бездыханное и мертвое.

Андрей: Да, у Владимира была такая песня. Кажется, со Змеем из Касты.

А слово «Просвещение»?

Игорь: Само по себе слово очень большое, глубокое, светлое, если не привязывать его к историческим событиям. Там и свет, и философия, и знания, и нравственность, и движение к просветлению и, конечно, путь к Богу.

Но если рассматривать слово как исторический факт, то «эпоха просвещения» основывалась на научном развитии, не признавая и отрицая что-либо божественное, а, следовательно, для меня несет отрицательный характер.

Андрей: Да, как и с произволом: просвещение — нечто, что просвещает, делает свет, делает светлее. Быть может, идея, в свете которой мы видим мир, и т.д. Этот вариант мне лично много ближе, чем конкретная историческая эпоха с её стереотипами и комплексами…

Спасибо тебе за беседу, Игорь! И за участие в нашей рубрике!

Игорь: Был очень рад побеседовать! Спасибо тебе!

Коробов-Латынцев Андрей

Андрей Коробов-Латынцев

Аспирант кафедры культурологии факультета философии и психологии Воронежского государственного университета. Предмет научных исследований: русская религиозная философия, Достоевский, язык философии, русский философский язык. Автор книги под названием «Швы».

vk.com/rapsodos1

Комментарии

 

In English