Бирюзовое счастье и ресепшен

Олег Лега, владелец сети пекарен-кондитерских «Буше»

Идея, что человек должен получать удовольствие от работы, вообще-то, довольно новая.

Ещё полвека назад такой смелый девиз вряд ли вызвал бы отклик как у бизнеса, так и у самого работника. В конце концов, ещё с библейских времён человека обязали «в поте лица добывать хлеб свой», и в рамках этого контракта мы и существовали. Теперь же у нас больше свободы. А там, где больше свободы, — всегда больше вопросов.

Мысли о счастье будоражат. Они не дают спать, и, если не участвуешь в этой полемике, тебя смогут заподозрить в нечистой карме. Можно найти множество примеров, когда кто-то «помог сделать счастливыми тысячи человек». Предлагаются и различные способы, начиная от «пяти шагов к счастью» и заканчивая внедрением холакратии. К самой холакратии у меня вопросов нет.

ПРОБУЖДЕНИЕ

Чтобы не подменять Маслоу и красоту спиральной динамики, а остаться в прикладном поле, мне видится, что можно описать следующие фокусы внимания, которые связаны со стадиями осознавания себя в процессе личностного изменения.

Биологический уровень (человек — организм):

Стадия I. Выживание как основной мотив моего поведения.

Стадия II. Успех как высшее проявление предыдущего уровня.

Эти стадии связаны с инстинктивным поведением или, можно сказать, с доосознанным состоянием. Инстинкты формируют наши действия и являются основным источником мотивации.

Со следующего уровня начинается присутствие Дельты. Я есть ДЕЛЬТА между тем, ЧТО я делаю и тем, что я делаю для ВЫЖИВАНИЯ И УСПЕХА. Говоря словами Элизабет Гилберт — это то, что я люблю больше, чем самого себя. Или встреча с тем, что для меня становится делом моей жизни, имея большее значение, чем всё остальное.

И именно здесь появляется ОСОЗНАННОСТЬ, которая является симптомом ПРОБУЖДЕНИЯ, процесса, при котором личность берёт на себя труд видеть себя, входить в контакт с собой, пытаясь осознавать истинные мотивы своих действий и их последствия.

Вот каковы стадии, в которых уже есть Дельта:

Стадия III. Поиск, что я есть в деятельности, или поиск моего дела.

Стадия IV. Счастье в реализации своего дела.

Стадия V. Поиск ответа на «самый простой вопрос»: Кто Я?

В связи с некоторой условностью происходящего стадии IV и V могут идти параллельно или меняться местами.

Следующий (третий) уровень — это выход за пределы себя как основы существования.

Стадия VI. Счастливый человек.

Будде, по преданию, принадлежит одно из основных посланий о счастье: «Нет пути к счастью, счастье и есть путь». И в этом контексте счастье — показатель освобождения, а значит, проявление своей сущности за пределами своего тела и проживание своей пустоты как нечто, не связанное с его границами. Счастье становится равным просветлению. «Счастливые не ищут смысла жизни», — вполне уместно вспомнить эти слова Станислава Грофа, хорошо раскрывающие и дополняющие смысл сказанного Буддой.

Стадия VII. Сострадание как способ проявления навстречу всему сущему из любящей и принимающей позиции.

Чтобы не пугаться и не сравнивать с жертвой Христа, что сделал один из участников практик #чудесаповседневности, сострадание не предполагает замену счастья или отказ от него. Это выход за рамки осознавания себя как центра сущего и стремление растворить себя в мире, наполняя его собой, неся в каком-то смысле «благую весть» (я не религиозный человек, если что), давая поддержку и заботу всему сущему.

Вот с чем это можно сравнить метафорически:

Первый переход, от первого уровня (выживание + успех) ко второму (поиск своего дела + счастье в этом деле + ответ на вопрос «кто я?») — это как переход от уверенности в том, что Земля плоская, к пониманию, что Земля круглая.

А второй переход, от второго уровня к третьему (счастливый и сострадательный) — это как когда Коперник (а вообще-то Аристарх) открыл, что это ЗЕМЛЯ вращается вокруг Солнца, а не ВСЁ вращается вокруг Земли.

Геоцентрическая (слева) и гелиоцентрическая системы мира

Такая классификация не разделяет людей на уровни, а показывает то, на что направлено основное внимание. Какие-то состояния, описанные выше, мне видится, присущи нам в той или иной степени и остаются практически до конца. И речь больше идёт об их удельном весе или приоритете.

ПРИЗНАНИЕ: СВЕТ ИЛИ ТЕНЬ?

Когда Я прошло большой путь странствий, обрело себя и свою самость, освободилось от суждений, перестало равнять успех понятию счастья, нашло смыслы и прожило их в собственных ощущениях, счастье может стать истинной природой.

Возвращаясь к теме счастья в деятельности, я неоднократно встречал выражение: как сделать так, чтобы сотрудники компании были счастливы. А иногда встречаются и примеры того, что идея «сделать сотрудников счастливыми» заложена на уровне вИдения или миссии компании. И это обсуждалось однажды в «Буше», но, к счастью, не получило официального развития.

Здесь я начинаю вспоминать Льва Семёновича Выготского и зону ближайшего развития. По логике этого учёного, невозможно развиваться «через уровень», не развив до этого свою зону ближайшего развития. Представим себе человека, чьей основной мотивацией является успех. Без глубинной внутренней трансформации он, конечно, может «говорить о счастье», но это будет изменением формулировок — но не изменением сути.

Это наглядно продемонстрировал на собеседовании один из кандидатов. Он заявил, что на новом месте собирается сдвинуть горизонты своих достижений. И сможет ли случиться трансформация, если между счастьем и успехом у него стоял знак равенства?

Другой пример торжества успеха как главного мотиватора продемонстрировал один из спикеров форума «Бизнес со смыслом» в прошлом году, заявив, что «ценности — это инструмент для того, чтобы больше зарабатывать». Он получил огромный отклик от аудитории. И это очень понятно. Мир движется, приходят новые свежие идеи. Ценности становятся более привлекательными, осознаваемыми и осязаемыми. Если успех — главный мотиватор, то и все средства хороши.

Без изменения своего внутреннего состояния всё становится инструментом, а категории более высокого порядка (ценности, счастье, любовь) будут «обслуживать» инстинктивный уровень поведения.

Для того чтобы произошёл сдвиг в Дельту, необходимо быть способным самому или с помощью пробуждающих практик менять перспективы восприятия. Или, словами Кена Уилбера, находить способность видеть успех как объект, а не часть себя.

До этого момента моё дело будет всего лишь ПОВОДОМ для получения признания. Это то, чем поделилась Анна-Мария Фоорхуве (Anna-Marie Voorhoeve), член интегрального сообщества, фасилитатор интегральной конференции в Вене. Большинство участников могут горячо обсуждать глобальное потепление, уровни спиральной динамики и видеть различия, привлекая внимание к себе и к своим способностям, оставляя дальнейшие действия без внимания. Это то, что хорошо показывает различия между поводом и причиной. Повод — актуальная тема, а подлинный мотив, то есть глубинная причина действий человека — получить признание.

По мере роста знания о стадиях и наличии других перспектив видения, соприкасаясь самостью с ними, мы можем потихоньку, стесняясь нашей потребности или тяги к признанию, начинать его прятать, делая тенью.

Вспоминаю одного из участников интегральной конференции. Завораживая своими бирюзовыми посланиями аудиторию, он вызывал живые реакции и обсуждения как во время дискуссии, так и после неё. Однако позже, во время выписки из отеля, он накинулся на менеджера зоны ресепшен, кинув ему в лицо инвойс. Наш герой посчитал, что произошла неразбериха или даже афера, ибо его просили заплатить за проживание, хотя оно было оплачено заранее. Когда он от неизбежности в итоге согласился заплатить, выяснилось, что он просто перепутал номер своего проживания. Конфликт был улажен, и уже через секунду он лез обнимать недавнего противника, демонстрируя ему своё расположение.

Осознавались ли подлинные мотивы поведения самим участником? Как часто мы в состоянии осознанно увидеть свою тень, в частности, потребность в признании как ведущий мотив в той или иной деятельности? Ведь Тень является скрытым, но весомым мотиватором любой нашей активности. Насытившись, она перестаёт проявляться. И тогда мы не ощущаем энергии идти в тот «повод», который раньше нами искренне озвучивался как цель.

Хорошая новость в том, что нет призыва заклеймить или отказаться от признания и успеха — ведь, как известно, каждый последующий уровень включает в себя предыдущий и получает бОльшую глубину.

В этой статье нет желания и задачи пересказывать интегральную теорию Кена Уилбера, что доступно благодаря стараниям Евгения Пустошкина, который замечательно справился со своей задачей, а также снабдил труды примечаниями, которые вполне красиво и уместно дополнили основные тексты. Я просто хочу сказать — из самоцели признание становится необходимым переживанием того по-настоящему свершившегося, реализованного, что даёт нам возможность увидеть пройденный путь и количество сделанного.

БЫТЬ ЖИВЫМ В ЛЮБОЙ МОМЕНТ ВРЕМЕНИ

Наверное, идеальный вариант, как быть счастливым — это родиться тонко сонастроенным с миром. Когда Бытие есть нескончаемый божественный поток, и моя семья дала мне возможность соприкасаться с этим состоянием, и мне нужно только быть. И тогда нет необходимости медитировать. Моя жизнь и есть медитация. Некоторые примеры присутствуют в мире, но их можно пересчитать по пальцам. Мне близка гипотеза, что практически любой человек приходит к осознаванию своего Я через травму, позволяющую ему ощутить своё Я как разделённое с миром, дающее представление о границах себя и мира и принятию своего эго. Пока травма — основной источник моего взаимодействия, поиски счастья будут интерпретироваться как поиски признания.

Поэтому проявление Дельты, пробуждение или второе рождение, проживание своей самости, выход из инстинктивного поведения к тому, что так или иначе мы называем осознанностью, даётся через внутреннюю работу с собой.

И мне видится хорошим знаком, и я всячески это поддерживаю, что практики mindfulness всё больше завоёвывают внимание и дают постепенный переход от осознанности (или с помощью осознанности) к более ёмкому слову Присутствие. Это когда я не только осознаю, но и проживаю. Я бы сформулировал так: осознавание — это своего рода фиксация, а присутствие — это способность проживать, а не только осознавать.

Это способ бытия.

Для меня это значит — быть живым в каждый момент времени. И это основное условие, без которого всё остальное будет ИМИТАЦИЕЙ, бегством, подменой, инструментом. Осознавая, но не проживая, мы не становимся живыми. Мы лишь удовлетворяем потребность мозга в завершённости (так называемый «эффект Зейгарник»), который поставил галочку, мол, я с этой задачей справился.

А вот для присутствия придётся задействовать пробуждение («wake up») — ведь, расшифровывая его в терминах психотерапии, это «активное бытие в сути происходящего». Согласитесь, в сонном состоянии это невозможно?

Совсем маленький комментарий про mindfulness — не по сути, а по форме. Я люблю определения на родном языке. Уместно вспомнить Пьера Безухова, который в силу культурного давления и негласного социального ожидания был вынужден признаться Элен в любви (по сути этого не ощущая, и мучаясь от этого). А чтобы не соприкасаться со сказанным, он делал это на французском. Неродной язык позволял Пьеру значительно меньше внутренне и эмоционально соединяться с тем, что исходило из его уст. Кроме всего прочего, слово «mindfulness» вошло в обиход без какого-то объяснения и проживания того, что лежит в его основе, и на вопрос, в чём разница между осознанностью и mindfulness, не многие участники проведённого мной опроса смогли что-то ответить в принципе.

СЧАСТЬЕ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Но давайте вернёмся к счастью в деятельности.

Когда собственники бизнеса (и я не исключение) начинают задаваться этим вопросом, хочется узнать, по крайней мере, понятный мотив. И, я думаю, внятный ответ очень важен. Так, нерешённость вопроса на уровне управления может быть манипуляцией, лёгким способом, не отвечая на фундаментальные вопросы, говорить о счастье, не интегрируя его в систему, а подменяя этим неспособность решать важные управленческие вопросы, которые по понятным причинам так или иначе будут возникать.

Если разговоры о счастье в деятельности начать вести в Голландии, то это может вызвать недоумение. А если об этом начнёт говорить ещё и собственник, то это вызовет вообще настороженность или подозрение. Потому что здесь, в Голландии, выбирать делать то, что нравится, если есть достаточное образование и т. д., это уже аксиома.

Моя большая убеждённость состоит в том, что переход к самоуправлению является неотъемлемой составляющей, дающей возможность чувствовать счастье в деятельности или находиться в гармонии. Здесь важно отметить, что одно является условием другого и не равнозначно ему. Это разница между необходимыми и достаточными условиями.

Другими словами, создание условий не приводит автоматически к тому, что я испытываю счастье или начинаю любить. В этих условиях я как раз нахожусь в ситуации, когда нет причин, мешающих мне чувствовать себя живым. Если я живой — значит, есть самоуправление. Но вот если есть самоуправление — то это не значит, что я себя чувствую живым.

Давайте посмотрим, как это работает. Если человек не чувствует ответственности, конечно же, это может быть легче для жизни. Правда, он лишён выбора, оставаясь на инстинктивном уровне существования. И тогда желание сделать его счастливым может быть похоже на «причинить добро». Так себе перспектива, не находите?

Далее, если нет ясности в том, что есть твоя задача, то и нет контакта, и вместо счастья происходит фрустрация. Если сотрудник не обладает полномочиями, но несёт ответственность, то это прямой путь в выученную беспомощность, которая никак не может быть хорошей спутницей любви и счастья.

И, как мы знаем, фундамент может существовать без надстройки, а вот надстройка без фундамента будет всё время на грани разбиться вдребезги, и собирать её ещё раз будет боязно.

И чтобы беседы о счастье, любви или по крайней мере живой компании были оправданы, стоит ответить себе на простой вопрос — построена ли в компании система управления (это — фундамент!), которая предоставит сотруднику возможности чувствовать себя счастливым (а вот это — уже надстройка).

Остановлюсь только на самых важных условиях, в простоте которых лежат важнейшие элементы потокового состояния:

  • ясность того, что от меня ждут;
  • насколько я обладаю ресурсами для выполнения того, что есть моя задача;
  • насколько мои способности позволяют мне достигать желаемое (иначе: апатия, фрустрация, напряжение, поиск, как уйти от ответственности, ибо непонятно, за что отвечать);
  • и насколько мне близко и отзывается то, что есть мой проект, задача, насколько видение проекта обладает для меня эмоциональной составляющей.

И, конечно же, стоит помнить о том, что проект руководителя и сотрудника — это разные проекты.

Чтобы не было путаницы: для достижения одной и той же цели вам предстоит сделать разные активности.

Например, вам — спланировать, а кому-то — построить. И если красота мечты отзывается всем, то нужно помнить, что в процессе каждый будет встречаться со своим проектом. И что руководитель призывает сотрудника любить то, что он, по сути, сам не делает1.

В конечном счёте обустройство вышеперечисленных условий даёт больше возможностей персоналу чувствовать удовлетворение и гордиться своей работой, нежели некоторое количество рассуждений, что пора бы и о счастье подумать, которые способны вызвать у человека чувство стыда за своё несовершенство.

Примечания

  1. Конечно же, Михай Чиксентмихайи переведён уже 13 лет и основная идея потока в общих словах практически общедоступна, но всё же вопрос, оставшийся без ответа почти во всех интервью, которые я проводил в рамках исследования среди коучей и собственников бизнеса, — насколько руководители и сами работники осознают зону их ответственности и насколько те условия, в которых они находятся, близки к потоковым. Один из интервьюируемых на вопрос «какие последствия наступают, когда человек не справляется со своими задачами» ответил, что «он просто удаляет его из общения». То есть — заставляет сотрудника чувствовать себя изгоем. Где здесь возможность потока?

Лега Олег

Олег Лега

Кандидат экономических наук, основатель компании «Буше». Соорганизатор платформы Зелёный Бизнес, Живая Планета, основатель проекта «Монах на рыночной площади», ведущий практик «Чудеса повседневности».

Комментарии

 

In English