Психонетика и пробуждение свободной воли

Hilma af Klint oh world invisible

Современный массив психотехник поистине огромен. В нём можно выделить практики, направленные и на решение психологических, социальных или медицинских проблем, и на развитие сверхнормативных навыков, необходимых для решения предельных задач в операторской или интеллектуальной деятельности. Существуют и непрагматичные мотивации: стремление к новому пониманию себя, Мира и Бытия. Значительная часть непрагматичных практик направлена на достижение внутренней свободы и необусловленности сознания внешними факторами. Такие практики составляют техническую основу многих сакральных систем и учений, но не следует забывать, что основная масса практикующих находится вне четко определенного конфессионального контекста.

Пробуждение свободной воли является главной задачей корпуса психотехник под названием «психонетика»

Пробуждение свободной воли, которая понимается как ничем не обусловленная смысло– и целепорождающая активность, является главной задачей корпуса психотехник, которые в России получили название «психонетика» (ПН). Точнее, пробуждение свободной воли можно назвать не задачей, а аттрактором ПН-практики. Техники выстраиваются в этом направлении, но каждый этап является самодостаточным в плане достижения прагматических результатов. На пути к свободе психонетика последовательно выстраивает приемы освобождения от текущих обусловленностей, затем от обуловленности культурными нормативами и, наконец, от обусловленности базовыми структурами сознания. ПН создает определенную рабочую психонетическую онтологию, позволяющую формулировать необходимые шаги к достижению цели и вводить критерии успешности.

Ключевые психонетические техники — деконцентрация внимания (и основанные на ней более сложные техники) и волевая медитация. Деконцентрация внимания (дКВ) представляет собой технику, противоположную концентрации внимания, — не выделение и длительное удержание одной из фигур в перцептивном поле, а равномерное распределение внимания по полю стимулов различной модальности — визуальной, аудиальной, тактильной и т. д. Равномерное распределение внимания означает, что ни один из попавших в деконцентративную область элементов не является фигурой по отношению к другим элементам, но находится во внимании наряду с другими элементами и ему уделяется такое же «количество» внимания, как и всем остальным. Поскольку возможности нашего внимания по отношению к воспринимаемой картине ограничены (считается, что аппарат нашего восприятия позволяет выделить  в качестве фигур не более 9 объектов одновременно), то правильно выстроенная деконцентрация переводит восприятие в фоновый режим — объектом внимания становятся не выделенные из фона предметы, а сам перцептивный фон.

Первое действие по деконцентрации внимания ведет к формированию особого состояния — «ментальной тишины», или прекращения порождения мыслей и образов

Уже первое действие по формированию дКВ — подавление переключения внимания с одного участка поля зрения на другой — ведет к образованию особого состояния, которое можно обозначить как «ментальную тишину» — прекращение порождения мыслей и образов. Такое состояние нельзя представить себе до его получения и можно сказать, что непредвиденный результат нарушает правило прозрачности ПН-практики.

На помощь здесь приходит другая базовая техника, получившая условное название «волевая медитация» (ВМ). Волевая медитация представляет собой процесс целенаправленного порождения содержаний сознания, начиная с намерения и заканчивая образом, мыслью или действием. В практике ВМ не задаётся тематика содержаний, задаётся только сам процесс, в котором выделяется сама порождающая активность, а также порождаемые активностью намерения и результат — образ, действия, акт мышления и т. д. Намерение понимается как смысловое амодальное (то есть лишенное каких-либо чувственных проявлений) образование, стремящееся к превращению в чувственно проявленное содержание сознания.

Овладение техникой развертывания намерений в содержания сознания позволяет превратить «ментальную тишину» — непредвиденный результат деконцентрации — в полностью управляемый, а значит, прозрачный, акт. Опыт порождения новых содержаний сознания может быть расширен и на другие задачи. Способность порождать намерения ведет к постановке вопроса об источнике намерений и здесь практикующий сталкивается с различением «Я» и психического аппарата практикующего (его личностных особенностей, функциональной организации психики и т. д.) как источника намерений.

Основной принцип работы — выделение тех или иных реалий сознания и перевод внимания на то, что осталось в сознании вне этих реалий

Основной принцип работы — выделение тех или иных реалий сознания и перевод внимания на то, что осталось в сознании вне этих реалий. Так, в линии визуальной дКВ вначале объектом внимания становится фон, из которого выделяются фигуры, затем поле зрения в чистом виде (на которое проецируются и визуальные фигуры, и фон), затем смысловая конструкция, предшествующая сосредоточению на визуальных феноменах и определяющая направленность усилий по сосредоточению, и, наконец, сама «субстанция» сознания, лишенная смыслового наполнения. В волевой медитации вначале выделяется действие, осуществляемое практикующим, затем воображаемый образ самого действия, затем намерение, предшествующее формированию образа действия, и, наконец, чистая активность, предшествующая формированию намерения.

Hilma-af-Klint-8

Достижение конечных пунктов в деконцентрации внимания и волевой медитации переживается именно как состояние необусловленности и приравнивается к пробуждению свободной воли. Но с этой позиции пересматривается и базовая онтология, и способы достижения свободы. Очевидной базовой реальностью становится Сознание, понимаемое как нелокальный мир, а материальная составляющая Бытия рассматривается как фактор принудительности, который не может быть непосредственно представлен в сознании, но отражается в нем. Возможны различные онтологические вариации, которые могут быть соотнесены с различными вероучениями, но психонетика, декларируя себя как технологию, оставляет вероисповедную ориентацию на усмотрение самого практикующего.

Очевидной базовой реальностью становится Сознание, понимаемое как нелокальный мир, а материальная составляющая Бытия рассматривается как фактор принудительности

Психонетические техники реализуются самим практикующим без опоры на суггестивную поддержку инструктора, проводящего занятия и группы, а также без опоры на суггестивную поддержку группы. Исключаются техническая (например, биологическая обратная связь) и фармакологическая поддержка, а также действия, ведущие к непредвиденному результату, требующему квалифицированной интерпретации со стороны проводящего занятия преподавателя (например, холотропное дыхание).

ПН-техники прозрачны для практикующего — механизм получения заданного результата понятен во всех деталях. ПН-техники ведут к появлению нового опыта или новых навыков, которые проистекают из самой практики, а не предварительно заданных онтологических и сакральных контекстов. Поэтому по отношению к человеку, передающему практический опыт, уместно употреблять не слова «учитель» или «мастер», а термин «инструктор», что способствует смещению акцента в работе с носителя знаний и навыков на саму практику. Естественно после этого использовать не слово «учение», а термины «инструкция» и «методический массив».

При обсуждении отличия психонетики от других психотехник следует различать психотехнические практики, ориентированные на:

  • получение определенного результата;
  • на обучение методам получения результатов.

Результаты практики в рассматриваемом контексте — это новые переживания, приносящие новые понимания себя, Мира и Бытия. Для прагматических задач главное — это результат, но в случае, когда главным мотивом практикующего является стремление к необусловленности, ситуация сложнее. Понимание и навыки — это результат определенной последовательности внутренних действий практикующего. Действия определяются инструктором, инструкцией либо самим практикующим. В первых двух случаях важным является результат практики, в третьем — умение практикующего получить свой собственный результат.

Подчинение результату несет в себе аспект подчинения другим обусловливающим факторам

Достижение результата не предполагает понимания каждого шага, и тогда результат приходит так же, как и реакция на любой стимул извне. Подчинение результату несёт в себе аспект подчинения другим обусловливающим факторам. Можно получить преобразование сознания практикующего за счет отождествления с личностью инструктора, но в этой «подстройке» под образец свободы будет сохраняться момент обусловленности именно образцом, отражением свободы, но не свобода как таковая. Такому положению дел способствуют и два соблазна — со стороны инструктора и со стороны самого практикующего.

Первоначальный соблазн инструктора: довести практикующего до нужного результата. Это позиция скульптора по отношению к глине, из которой создаются скульптуры, соблазн демиурга. В этом случае инструктор создает «скульптуры», но не «скульпторов». Задача ПН — создавать «скульпторов», а это требует прозрачности и понимания каждого шага. Если результаты приходят извне, они становятся таким же обусловливающим фактором, как и те, которые предполагается преодолевать. В этом ловушка ориентации на результат: «Сильный разрывает и уходит», но более слабый (а таких большинство) «запутывается и погибает» (погибает его стремление к Свободе).

Первоначальный соблазн практикующего: получить результат. Позиция глины по отношению к скульптору. Если раньше обусловливающими факторами являлись культурные нормативы и психические структуры, то теперь под видом свободы такими факторами становятся последовательно: инструктор, инструкция и превращенная в тотальную онтологию рабочая схема. Вместо свободы приходит подчинение учению о свободе (в лучшем случае), или инструктору, который учит свободе.

Критерий прозрачности — способность воспроизвести результат с помощью не того приёма, который привел к результату, а используя базовый приём, позволяющий порождать любые результаты

Нужно учесть, что ситуация этих соблазнов определятся противоречием, заложенным в самом начале практики. Так или иначе, но психотехнический прием порождает заранее не предусмотренный результат, иначе не было бы необходимости в самой практике. Критерием прозрачности становится возможность воспроизвести результат с помощью не того приема, который привел к результату, а используя базовый прием, позволяющий порождать любые заранее заданные и не заданные результаты. Рассмотрим эту тему на примерах ПН-практики.

Как отмечалось выше, изучение психонетических техник начинается с двух базовых упражнений — деконцентрации внимания (дКВ) и волевой медитации (ВМ). Уже вводное упражнение по формированию дКВ — подавление переключения внимания при распределении его по двум участкам поля зрения или по двум потокам стимулов продукции мыслей и образов — приводит к состоянию «внутренней тишины» («ментальной тишины», отсутствию в сознании мыслительных или образных содержаний).

Как правило, подобное состояние не встречается в предыдущем опыте практикующего и является непредусмотренным результатом, принудительно модифицирующим предыдущий опыт. Модификация предыдущего опыта является формой ассимиляции новых переживаний, но новый опыт вторгся вне ожиданий и планов практикующего.

Здесь развилка: либо последовательная серия всё новых и новых переживаний, ведущая к предельному опыту, либо не только освоение нового опыта, но и способности произвольно его вопроизводить вне приема дКВ. В первом случае момент некоторой обусловленности инструктором и инструкцией остается. Во-втором случае же движение к предельному опыту сопровождается освобождением и от управляющих этим движением внешних воздействий.

Волевая медитация позволяет развернуть состояние «ментальной тишины», не прибегая к манипуляциям со вниманием

Здесь на помощь приходит второй компонент ПН-практики — волевая медитация. ВМ доводится до намерения осуществить действие. Выделяется амодальный (лишенный каких-либо чувственных проявлений) смысл (направленность) намерения, который и развертывается в соответствующее действие. Волевая медитация позволяет развернуть состояние «ментальной тишины», не прибегая к манипуляциям с вниманием. Тем самым практикующий освобождается от «власти приема» и, формируя иные намерения, может получить новые состояния, не прибегая к помощи своих психических автоматизмов. Движение к свободе (к пробуждению свободной воли) сохраняется, но в нём всё большую роль начинает играть собственная активность практикующего, выражающаяся в создании всё новых и новых приемов.

Надо отметить, что изобретение новых приемов — не самоцель, а способ выхода из-под власти обусловливающих факторов. Это особенно важно при переходе к чисто смысловым операциям (их можно сопоставить с операциями с «не-формами» в некоторых буддийских школах) и последующим выходом в позицию необусловленного порождения новых форм сознания.

Бахтияров Олег

Олег Бахтияров

Автор концепции психонетики, разработчик методологии и методик деконцентрации, корпуса техник активизации сознания и прямой работы с сознанием. Автор книг «Активное сознание» и «Технологии свободы».

ipir.ru

Комментарии

 

In English