Метагенезис. Зарисовки эволюционных ландшафтов

Planetary civilization

Вы никогда не задумывались о том, насколько божественно и прекрасно могут выглядеть человеческие технологии, если взглянуть на них абсолютно чистым и непредвзятым взглядом?

Обычно среди мистиков, традиционалистов, оккультистов распространено убеждение, что технологический прогресс принес человечеству множество страданий и разрушил идиллическое состояние Эдемского Сада. Некоторые заявляют об утраченной мудрости древних цивилизаций, о роботизации человеческой индивидуальности в условиях технологического прогресса, о ложности подобного прогресса и потребности в регрессии к Архаичному. Со всем этим можно отчасти согласиться, ведь эта идея нам кажется очевидной и разумной даже на основе нашего повседневного опыта, — более того, многие известные мыслители (не только традиционалисты, но и такие совершенно уникальные личности как Теренс МакКенна) убедительно обосновали эту мировоззренческую парадигму. Но изредка, медитативным взором охватывая мир современности и постсовременности, бывает испытываешь благоговейный трепет перед поистине магическими возможностями техники и технологии, которые рассыпаются вокруг нас драгоценными камнями и пестрыми узорами восточных орнаментов и индейских триптаминовых визуальных симфоний…

Вокруг нас миллиарды проводов и линий оптоволокна, несущих в себе чистый свет, мы разговариваем с помощью этого света друг с другом, узнаем новое, обмениваемся информацией, мы связываем всю планету потоками света в различных диапазонах, эти вибрации несутся через атмосферу к орбитальной спутниковой оболочке и обратно. Мы называем это Сетью. И все эти провода, трубы с водой, трубы с газом подобно ветвям дерева или кровеносным сосудам прорастают в наши многочисленные ульи, похожие на ткани, состоящие из клеток-квартир, где люди — генетический аппарат. А дальше они срастаются в города, в колонии микроорганизмов, в клеточные скопления и ганглии, которые образуют целый организм. Эта планетарная сеть способна питаться от энергии горения угля и нефти, подобно колоссальной грибнице она разъедает земную оболочку, как поедает мицелий свой субстрат. Но она эволюционирует, и вот она волшебным образом питается энергией вероятности распада атомов тяжелых элементов, которые мы зовем радиоактивными. И сама она становится подобна вероятностной пене, квантовой ризоме, где культуры и технологии смешиваются и флуктуируют каждый миг. Следующий шаг — квантовые и биокомпьютеры, целостная живая сеть, раскинувшаяся на всю Землю; интеграция и самоосознание холона планетарного уровня. И если интернет способен стать нервной системой Ноосферы, то Сеть будущего подобна самым передовым и эволюционно продвинутым клеткам коры головного мозга Homo sapiens sapiens.

Биосфера планеты обретает совершенно новое качество, осознанность, и это вызывает в ней воспоминание о пронзительном желании, которое смутно и подспудно присутствовало в её еще не полностью проснувшемся растительно-животном бытии, — желании, которое манило ее вперед сквозь время к передовому краю эволюции, которым на этот момент стал уже не человек как индивид, а планетарная Сеть-Улей. И это желание не чуждо ни одному живому (и не только) существу — желание превзойти себя, выйти за свои пределы, дальше, лучше, больше, сильнее, глубже, эволюционное торжество победы и развития. Это период её половой зрелости, она наконец-то готова познать другие планеты, био-ноосферы совершенно иной химической, биологической, психологической и (о да!), возможно, духовной организации. И это желание взрывной волной устремляет планетарный холон в Космос! В холодных безвоздушных пространствах могучий рой ракет и космических шаттлов парит на крыльях солнечных парусов; каждый из них несет в себе сознание Целого — живые квантовые компьютерные сети, связанные через радиосвязь и намного более быстрое, сверхсветовое, моментальное, квантово-нелокальное взаимодействие. Все они связанны друг с другом и с Центром — с матерью Землей. И этот рой, подобно планетарным спорам, несет в себе не отдельных людей и некоторые виды животных и растений, а целостные фрагменты экосистем и биогеоценозов разных типов. Колоссальные отсеки, где воспроизведены разные виды ландшафта, флоры и фауны, разные исторические и геологические эпохи, начиная от раннего докембрийского мира и вплоть до уровней культуры и цивилизации, которые еще только предстоит познать современному человечеству.

Сама память Земли отправляет себя на встречу иным биосферам, — так зарождается межпланетарная интеграция, ведущая к соединению всей Вселенной в Одно. Но до этого произойдет еще множество удивительных событий, контактов, взаимодействий, например, экспериментальная психогенетика и ксеноэкология на границе контакта биосфер двух разных планет, взаимное технологическое и метакультурное обогащение, познание Сознаний совершенно иного типа (вроде разумных скоплений межгалактического газа, о которых не раз упоминал Стивен Хокинг в своих лекциях и о чем догадывался Говард Лавкрафт в своих литературных инсайтах). А ближе к финалу грядет удивительное Таинство — встреча Запредельного при падении в сингулярность сверхмассивной черной дыры в центре Млечного Пути. Как полагают космологи, прохождение горизонта событий черной дыры подобно ощущению единомоментного осознания всей вселенной во все времена, ведь в сингулярности исчезают понятия времени, пространства и причинности. Таково это удивительное приключение, слишком безумное и страшное для одного человека или маленькой группы людей, но посильное и прекрасное для существа уровня галактического холона, самосознающей межзвездной холархии живых существ… Люди будут жить в таких Звездных Домах в полной гармонии с Целым, как люди в Эдемском Саду, который ждет нас лишь впереди, на гребне эволюционной волны, но никак не в утраченном примитивном прошлом. И со временем покой этого Сада будет нарушен вторжением Змея-Искусителя, проявленного в виде чужеродности космоса и иных миров, в виде радиационных и гравитационных воздействий, вызывающих мутации и видообразование, в виде безумия и видений тонкоматериальных оболочек других планет. Так планетарный холон познает Иное, раскрывает в себе архетип Лилит и бесконечное движение к Новому…

Основной наш страх — перед тотальным актом раскрытия себя к предельной искренности и доверию другим, а ведь это неизбежно случится, когда мы станем Одним

Становится понятно, почему цивилизационный этап связан с таким огромным количеством боли и страдания для живых существ биосферы. Как и любой переходный период, этот своеобразный пубертат планеты сопряжен с глубинными перестройками всей системы; это кризис и его разрешение лежит за пределами двухмерной поверхности живой оболочки Земли. Ноосфера как антитезис к биосфере взывает в нас как в Целом стремление искать синтез этих начал в трехмерности, в стремлении в космос, которое мы сублимируем, создавая виртуальную 3D-реальность на земле. Определенно, нас ждут еще более резкие перестройки, но чем больше мы отрицаем их наступление, тем больнее делаем себе и планете, чем больше сопротивляемся слиянию в угоду своей ложной эгоистической индивидуальности, тем больше шанс для планетарной биосистемы не оправиться от этой «шаманской болезни». Главная причина тому вовсе не «традиционные духовные ценности» и консерватизм, не стремление к Архаичному (которое легко осознать и как стремление к эволюционным аттракторам будущего, которые в чем-то диалектически повторяют эдемское прошлое) и не жажда наживы отдельных людей и государств. Основной наш страх — перед тотальным актом раскрытия себя к предельной искренности и доверию другим, а ведь это неизбежно случится, когда мы станем Одним. Как писал Шри Ауробиндо об этом уровне развития человека, тогда мы будем постоянно испытывать состояние полной эмпатии друг к другу; не будет лжи, обид, боли и страдания; помыслы, чувства и размышления другого существа будут восприниматься нами как собственные видения и переживания. Этому состоянию также будут сопутствовать соответствующие материальные, технологические корреляты, например, нейрокибернетические технологии, которые начали свое активное развитие уже сейчас (такие как чтение мыслей при помощи МРТ).

Этот страх понятен каждому, каждому из нас знаком и близок по-своему; мы не должны отрицать его, но должны сделать шаг за его пределы, к чистоте и открытости, так как наступление технологического единства ноосферного Улья неизбежно, вопрос лишь в том, каким оно будет. Будет ли это тотальная система порабощения и контроля, подобная показанной в общеизвестной трилогии «Матрица», или это будет чудесное рождение планетарного холистического макросознания, о котором мечтал Тимоти Лири и возвещал Шри Ауробиндо? Решение этого квантового уравнения зависит только от коллективной суперпозиции истинной Воли каждого одушевленного существа нашей планеты, подлинной орбиты всякой Звезды и всякого холона, на каком бы уровне развития он ни находился.

Татарников Евгений

Евгений Татарников

Эколог, фрилансер, практик интегрального подхода

Комментарии

  • Alexander Maneev

    Женя, очень приятная зарисовка. Хочется раскрытия темы 😉

  • Alexandra Nikulina

    Евгений, мне нравится твой стиль, твое визионерское вдохновение и сами образы. Кое с чем в статье я согласна. Однако в целом мне не близко твое видение «всеединства».. Почему? попробую философски обосновать. Ты верно упоминаешь об извечном столкновении с Иным, Другим. Однако почему-то выводишь это «иное» за рамки человеческого, конкретнее, за рамки человеческих взаимоотношений в целом. Выглядит так, как будто отношения между двумя (и более людьми) структурно представляют собой отношения клеток организма — по своей природе — а не различных живых существ, apriori не объединенных общей целью и сознанием. Даже если отбросить «биологизацию» человеческой коммуникации (сведение её к отношениям не-инаковости) меня смущает тот факт, что ты так или иначе биологизируешь вещи духовного порядка. Что я имею в виду? Выходит так, что для тебя некоторая «общая цель», «идея» (духовное измерение) действует (или может действовать?) на человечество с той же силой принуждения, что и телесная взаимосвязь клеток внутри организма. Я не хотела бы вдаваться в спор о том, насколько сильна «аналогия» между «жизненной силой», единящей организм и «духом», суть вопроса не в этом. Из фактов и истории религии явствует, что дух  — это высшее воплощение свободы, это «освобождающее» начало, но никак не превращающее людей в функциональные элементы некоторой пусть и счастливой структуры. Ты можешь возразить: но эта структура сама по себе духовна, порождена «коллективным сознанием» и потому дает людям свободу. На мой взгляд, это типичное заблуждение, ведущее к тоталитаризму. Свобода духа именно в том, что он (дух) имеет дело с Иным в его сущности, и это иное не может быть как-то «Интегрировано» в систему без того, чтобы перестать иным, а следовательно, перестать нести духовный заряд. Дух снимается, погружаясь в имманентное. У тебя же выходит чистая имманентность духа природе. Второй момент: даже если игнорировать вопросы возможности реализации духа в таком сообществе, неубедительно также выглядит «полная искренность и эмпатия» о которой ты говоришь. Вероятно — предполагаю — у тебя есть мистический опыт, связанный с раскрытием высших чакр и центров сознания. Такой опыт неизбежно не только увеличивает эмпатию, но и пробуждает некоторые экстрасенсорные способности. Да, это почти экстатические переживания. Однако кажется, многие упускают один немаловажный момент (в ощущениях и переживаниях): каким бы сильным не было сопереживание, чувствование другого и т.д., он в конечном и каком-то глубоко экзистенциально-метафизическом смысле всегда неизбежно остается Другим. В нем можно узнавать себя, можно «видеть его насквозь», можно даже подселиться в его тело, но какой-то неуловимый остаток «инаковости» всегда будет. И этот отстаток несводим к чисто телесной-душевной-духовной границе. Это не вопрос границы, это вопрос сущностной дуальности бытия: дуальности, которая в том числе проявляется и на уровне человеческого диалога. У меня есть целая статья о «новом гностицизме» как тоске по Единому, где я достаточно подробно пишу об онтологической ущербности идеи единства как таковой. Вроде бы, её даже выкладывали в этом журнале. Если интересно, могу отправить тебе отдельно, чтобы ты мог ознакомиться с аргументами.

    • http://pustoshkin.com/ Eugene Pustoshkin

      Мне кажется, частично коммент Александры перекликается с различением индивидуальынх и социальных холонов, введённым Уилбером в «Интегральной духовности». С другой стороны, есть также и гипотезы о том, каким образом социальные холоны в какой-то момент повышения комплексности (сложности и глубины) сознания-материи превращаются в индивидуальный холон следующего уровня (об этом в видеоархивах Интегрального института я один раз, как минимум, что-то слышал, но не помню, где это видео). Было бы интересно мне увидеть развитие этой дискуссии и даже поучаствовать в ней!

    • Евгений Татарников

      Александра, извиняюсь, что не ответил сразу. Попробую пройтись по пунктам, которые ты обозначила. Я не отрицаю тот факт, что подобное общество может показаться тоталитарным в некотором смысле, но я размышляю тут как биолог. Наши клетки (вернее их прокариотические предки) также были когда-то свободными существами и связывали их только отношения коммуникации, и каждая была отлична по существу от другой, однако сейчас твой (к примеру) организм ощущает себя как нечто константное и заявляет о своей уникальности и целостности. При этом наши тела (как и наши психические измерения) состоят из самостоятельных элементов, которые каким-то чудесным образом формируют единое целое. Буддисты называли эти компоненты дхармами, сейчас мы можем говорит о них в терминологии клеток, нейронных ассоциаций, суб-холонов и т.д. Можно ли считать это тоталитаризмом? Если да, тогда почему бы нам прямо сейчас не распасться на составляющие во имя Свободы?) Можно возразить, что эти компоненты не являются одухотворенными существами, но тогда возникает вопрос: где провести демаркационную линию, на каком онтологическом уровне реальности начинает воплощаться Дух? Мое мнение, что на всех. Мы же в свою очередь уже сейчас являемся клетками более высокоразвитого организма, хотим мы того или нет. Это органическое единство должно вести не к тоталитаризму, а учить ответственности друг за друга. Любая тирания — это болезнь этого организма, раскол внутри него, невроз.

      Далее, я не отрицаю твоего утверждения о том, что доля «инаковости» остается всегда, и не отрицаю дуальности. Недвойственность я вижу как синтез Двух, а не как возврат к Одному. Но и в том мире, который я описал в статье, дуальность не исчезает, просто Иное начинается проявляться на более высоком онтологическом уровне. Также я не отрицаю возможность некоего обособления человека от этой системы. Можно вспомнить кинотрилогию «Матрица» (Вачовски, как известно, близки с Кеном Уилбером). Чем кончается трилогия? Тем, что люди обретают возможность двустороннего перехода из Матрицы (общего организма) и обратно, именно это исцеляет Организм (а именно ставит на место гипертрофированное эго — Смита). Эта возможность должна быть всегда открыта, это не вопрос морали, это вопрос синергетики, гомеостаза и энергообмена. А с твоей работой буду рад ознакомиться.

      • Alexandra Nikulina

        Твои аргументы весьма основательны. Тем не менее, не со всем можно согласиться. Начну с разбора аргумента о клетках. Здесь меня смущают два момента: 1) Существуют «многоклеточные организмы», а существуют «колонии клеток». Мне кажется, именно здесь проходит та линия, которая отделяет «сообщество людей» от некого «организма из человекообразных». Я согласна с твоим биологически обоснованным доводом на тему того, что человечество теоретически может пойти по такому сценарию «интеграции». Но вопрос заключается в том, являются ли биологические критерии единственно верными? Я так понимаю, ты обосновываешь необходимость такой интеграции как некое биологически-духовное единство, и тут мы подходим к важной теме 2) Неужели дух и «био»-факторы уже слились воедино? Я упустила этот торжественный момент.А если серьезно, то отношение духовного к биологическому достаточно сложно и на мой взгляд не сводится к простой фразе: «Дух выражает себя в материи». Конечно, эта фраза неоспорима. но она недостаточна для понимания духовных сил. Эта фраза звучит примерно как: «Человек — живое существо». Собственно, помимо прочего тут еще много каких признаков не перечислено…Эту фразу, более того, очень соблазнительно свести к другой: «Дух и материя (Биология, жизнь) — тождественны». А это представление уже попахивает порохом,для меня оно звучит совершенно абсурдно, оно меня не устраивает.
        Между тем, эта неопределенность отношения между духом-биологией заставляет многих (в том числе духовных искателей) стремиться к простым решениям, либо провозглашая имманентность духовного материальному, либо, напротив, всячески это материальное попирая ногами (гностицизм). Мы можем придумать массу разных вариантов того, как «дух» и «материя» друг друга осмысляют. На мой взгляд, суть ускользает от большинства, а она в том, что «дух» как раз и проявляет себя не в определенной «форме» (ибо форма уже есть то, что принадлежит имманентному), а именно в нашей попытке найти, определить, различить, в противовес простой нерефелексивной «данности» биологического бытия, полностью самодостаточного. Здесь речь идет не о чисто «ментальном» уровне определения, но о том «свидетельствовании» бытия, которое метко определил Хайдеггер, сказав, что человек — пастух бытия. Будучи таким пастухом, мы не можем удовлетвориться «целостностью» и «простотой» — это против природы искателя. Здесь просыпается архетип Фауста. Если бы человек обладал сугубо биологической природой (что невозможно, я согласна с тобой  — ведь даже клетка обладает «зачатками» духовности), он бы удовлетворился движением к целостности, интеграции, но дух, на мой вкус, как раз в том, что всегда «вне» любой возможной системы взглядов, что всегда противостоит ей, что всегда «выходит за рамки» (всегда трансцендентно). Причем трансцендентно не в каком-то «проективном» аспекте , в аспекте «будущих возможностей», но именно в данном срезе времени: «то, что отличается от налично данного». Второй момент о духе: я яростно не согласна с Гегелем, который провозгласил, якобы духовная эволюция имманентна природе и истории. Поэтому я не считаю, что биологическая-социальная эволюция является выражением «эволюции духа». Эволюция духа — само по себе противоречивое выражение. Эволюция может быть у жизни, у живого. Дух может лишь эманировать, проявляться, более или менее ярко, он в корне отличен от жизни и от всего, что «смертно». Кроме того, я полагаю, он обладает полной «инаковостью» по отношению к жизни (хотя и просвечивает в ней), а посему связывать эволюцию жизни, природы, общества с более полным проявлением духа я не осмеливаюсь. В этом я солидарна с Бердявым.

      • Redjit

        Как раз попадалась недавно в книге по Аюрведе классическая индуистская концепция. Думаю будет в тему 🙂

        «Санкхья считает, что перед началом миропроявления существуют двое:
        Пуруша — абсолютное сознание и Пракрити — непроявленная потенциальная
        материя. Пракрити не проявлена только потому, что все ее качества — гуны
         —  находятся в очень точном соответствии, в идеальном равновесии друг с
        другом. Ни одна из них не преобладает, и потому нет тенденции к
        проявлению.
        В первом акте взаимодействия Пуруши и непроявленной
        Пракрити Пуруша взаимодействует с гуной саттва — качеством ясности,
        прозрачности, полнейшей восприимчивости к воздействиям, — нарушая тем
        самым идеальное равновесие гун в Пракрити. В результате этого
        взаимодействия проявляется Махат, Великий Разум — абсолютно
        сознательная, тончайшая субстанция, о которой индусы говорят: Единый,
        Бесконечный. Он лишен всякой дифференцированноcти.
        Принцип дифференцированности, квантованности, отделенности одного объекта от другого, принцип личности — аханкара — появляется на следующем этапе
        развития, (Та Вселенная, о которой мы хоть что-то знаем благодаря
        науке, непредставима без этого принципа. Во Вселенной вещество
        дифференцировано обязательно. Оно включает в себя хорошо знакомые по
        школьной физике протоны, нейтроны, электроны и множество других так
        называемых элементарных частиц. Частицы объединяются в атомы, атомы
        связываются между собой, образуя молекулы)…

        Итак, в дальнейшем проявлении Вселенной участвуют уже трое: Пуруша, изменившаяся Пракрити, Махат. Все продукты их взаимо действия
        и развития подчинены принципу аханкары — они ограничены, обособлены,
        дифференцированы.
        Все, что далее возникает в Мире, есть результат
        трансформаций, происходящих с изменившейся Пракрити, Пуруша только
        присутствует при этом в «продуктах развития». Он — необходимый
        компонент сознания, в его отсутствие сознания просто нет. Без него нет
        и развития. Но сам он в процессе проявления Вселенной не изменяется.
        Изменениям подвержена Пракрити.»

        «Единое, непознаваемое и вечное начало Вселенной индусы называют Брахмо,
        Брамой, Атманом; в упанишадах о Нем говорили, что Он есть Знание -
        Бытие —  Блаженство; говорили, что в начале Дня Он, Единый, непостижимым
        образом превращается в два начала — Дух и материю… Различные системы
        индийской философии решали это вопрос по-разному.
        Санкхья начинала рассмотрение мироздания с того момента, когда в просыпающейся Вселенной существовало не одно, а уже два начала: вечная безначальная Природа (Пракрити), еще совершенно не проявленная, а существующая только как бы в потенции, как абсолютный объект для грядущих метаморфоз; и вечный безначальный Атман — абсолютное сознание, (которого в Санкхье чаще называли Пуруша — «горожанин», подчеркивая тем отличие его от
        «города» —  материальной основы мира). И Санкхья и Йога признавали, что
        «Пракрити и Пуруша имеют единое начало, непроизводны и независимы», это
        «противоположности в пределах Целого», «различные аспекты Единой,
        вечной энергии Духа», но таинство появления двух из одного,
        особенности превращения Единого в двойственность, их не занимали.

        Атман (он же Пуруша) дает Пракрити первый толчок к проявлению, а затем
        он только познает проявленный мир, присутствуя во всех проявленных
        объектах. Он абсолютный субъект познания. Пуруша, по представлениям
        Санкхьи, только свидетель, только зритель разворачивания и сворачивания
        миров.»

  • http://evolutio.in Alexander Zhulenkov

    Евгений, зацепило. Как в детство вернулся (я фанат со стажем разного рода sci-fi, особенно хайнлайновского производства), понравилось.

    В последнем параграфе поднимаешь интересную дилемму – эволюция это судьба или человеческий выбор? Историческая неизбежность или свободная воля? Марксу этот вопрос доставил немало головной боли. Ведь если историческое развитие имеет некое направление (законы, цель), то создавать коммунистическую партию столь же бессмысленно, как и делать партию, которая будет отстаивать право Луны двигаться по своей орбите. С другой стороны, если люди свободно творят историю, то какой смысл принимать участие в революции и рисковать своей жизнью ради чьих-то эгоистичных интересов? Христианские теологи на подобных вопросах собаку съели, но Маркс то взял за основу своего учения гегелевскую диалектику, а не аристотелевскую логику (столь близкую Христу и ко). Поэтому ему пришлось выкручиваться самостоятельно. В конце концов, Маркс представил историю как силу, которая вознаграждает того, кто вовремя сообразил, куда она движется. Скорее всего, что этот тезис, по понятным причинам, не пользовался особой популярностью в 1917-м году (по крайней мере, среди передовых активистов революционного движения, которые из своих костей сложили фундамент социалистического строя). Решение дилеммы «судьба/свободная воля», к которому пришел ты, гораздо интереснее (и когда-то оно очень нравилось и мне). История тут выступает в качестве судьи не для каждого отдельного человека, а всего человечества. Это решает проблему смысла самопожертвования: я рискую жизнью не ради своих личных интересов, а ради всех своих братьев.

    Однако остается ещё ряд достаточно каверзных вопросов. Если человечество совершит ошибку, то эволюционный процесс (длившийся многие миллионы лет) остановится? Неужели от нас зависит судьба всей Вселенной? А может мы уже совершили ошибку? Может, стоит вернуться назад? Как мы вообще можем знать, какие действия приведут к «хорошему» будущему, а какие – к «плохому»? Ведь мировоззрение наших далеких потомков будет отличаться от нашего так же, как наше видение мира отличается от, например, древнеегипетского взгляда на жизнь. Как мы можем отделить «семена скверны» от «семян блага»? Есть ли гипотетическая возможность пройти весь эволюционный путь без ошибок (войн, фанатизма, тираний, кризисов)? Если да, то почему эти чертовы ошибки случаются почти постоянно на протяжении всей истории человечества? Может, этот мир обречен? Может, наша Вселенная – это просто мерзкое нагромождение ошибок, неврозов, болезней? Если это так, то не стоит ли нам погрузиться в медитацию и в трансцендентном порыве покинуть наши бренные тела, слившись с ветром рентгеновского излучения?

    Да, похоже, стоит нам только предположить возможность наличия ошибок в мироздании, как все катится в бездну беспросветного гностицизма.

    Сейчас мне больше всего нравится решение дилеммы «божественное (эволюционное) предопределение/человеческая воля», которое предложил Шри Рамана Махарши:
    «Нет ни творения, ни разрушения,
    Ни судьбы, ни свободной воли,
    Ни пути, ни достижения;
    Такова конечная Истина».

    Еще одна интересная проблема, поднятая в твоей статье, это вопрос о развитии технологий. Я долгое время выворачивал наизнанку собственный мозг, пытаясь обнаружить хоть какое-то направление развития в истории техники. Однако все это оказалось абсолютно дурацкой затеей. Невозможно, анализируя технологии, сказать, почему четвертый технологический уклад породил именно автомобили, а пятый – именно компьютеры. Отчего не наоборот? Что, если б на нашей планете не было б нефти, но зато были другие полезные ископаемые?

    Появление той или иной технологии обусловлено, по большей части, случайным стечением обстоятельств. Анализируя технологии сами по себе, мы никогда не увидим какой-либо направленной эволюции. Гораздо больше толку исследовать сознание людей, которые создают эти технологии. Тут мы, как показали Пиаже и Гебсер, можем увидеть вполне отчетливую и независимую от случайностей картину эволюции. Люди с сознанием красного уровня живут в племенах с относительно невысокой дифференциацией труда, но уже янтарный уровень дает возможность объединиться в город-государство и значительно увеличить количество профессий. И тут, да, можно обнаружить эволюционное развитие. И можно делать какие-либо прогнозы (которые одновременно станут целями для нас). А вот прогнозирование технологий будущего – гиблое дело, слишком часто это вырождается в футуристику. Очень многое здесь зависит от случайности.

    «когда мы станем Одним» — «Нет человека, который был бы как Остров…». Мы все уже и так, в той или иной степени, включены в некую глобальную культуру. Однако я согласен, что процессе эволюции наша «включенность» будет расти, а сама глобальная культура – расширяться. И, кто знает, возможно, когда-то животные и растения станут полноценными и разумными членами нашего общества, а самой распространенной проблемой среди наших потомков будут трудности с получением межгалактической визы.

    «не будет лжи, обид, боли» — не верю. Я нуждаюсь в таком видении будущего, которое меня вдохновляет. А это видение не настоящее, не подлинное. Мне больше нравится та картина эволюции, которую предлагает Кен: «В действительности, с осознанностью вы становитесь более чувствительны к боли. Это ранит сильнее, но беспокоит меньше.».

    Спасибо за хорошую статью. Написано ярко, задеваешь много интересных тем. Мне понравилось.

 

In English