Лилит — воплощение женского Эроса

В начале был мятеж,
Мятеж был против Бога,
и Бог был мятежом.
И все, что есть, началось чрез мятеж.1

Лилит

Как живется вам с сто-тысячной — Вам, познавшему Лилит!

Лилит — первая возлюбленная Адама, созданная из праха и равная ему по замыслу Творца. Упрямая и вечно бунтующая, она покидает Адама, не желающего признать её равенство. Информации о ней очень мало. В мифах она представлена самим исчадием Ада, пожирающим младенцев и творящим прочие кошмары. Но гораздо интереснее и эстетически приятнее исследовать притягательный образ Лилит через произведения искусства, далекого от черно-белого восприятия мира. Образ Лилит вдохновляет и влечет меня на протяжении многих лет; я снова и снова возвращаюсь к нему, и каждый раз он раскрывает мне всё новые и новые свои грани. Именно такой Лилит — вдохновляющей, манящей и бесконечно глубокой — мне хочется посвятить эту статью. То, что я здесь напишу, будет лишь моим видением и интуитивным ощущением, основанным на наблюдении за собой и другими женщинами. Это — не анализ информации, известной о Лилит, с погружением в древние первоисточники, а просто попытка познать её изнутри, позволив себе раскрыть собственную связь с Лилит в процессе написания. Сразу хочу внести уточнение, что употребляя в тексте имена Лилит, Адама и Евы, я подразумеваю не конкретных мифических персонажей, а воплощение этих архетипов в обычных людях: в нас с вами.

Лилит — это энергия, в той или иной мере воплощенная в каждой женщине. Энергии Лилит можно противопоставить энергию Евы. В каждой женщине присутствует и Ева и Лилит, но какой-то из этих архетипов, как правило, превалирует; так в женщине реализуется закон единства и борьбы противоположностей. И хотя христианская традиция полностью отрицает, что у Адама была жена до Евы, для меня существование Лилит, как некоей воплощенной в женщине энергии, является неоспоримым.

Согласно мифам, Лилит покинула Адама, и благодаря этому спаслась от «грехопадения». Впрочем, не покинь она его, возможно, от него спасся бы и сам Адам, ведь у нее хватило бы ума не срывать запретный плод, несмотря на бунтарский дух. Таким образом, Лилит осталась бессмертной, но стала демоном, одержимым местью за то, что слабовольный Адам не принял ее вызов и предпочел ей более «удобную» и послушную Еву. И, тем не менее, Адам вечно тоскует по Лилит. Эта тоска воспевается в стихах Николая Гумилёва, А. Г. Зарифьяна, Вадима Шефнера, Федора Сологуба, а также в прозе многих авторов. Марина Цветаева и вовсе ассоциирует с Лилит себя саму и пишет от её имени.

Как живется вам с товаром
Рыночным? Оброк — крутой?
После мраморов Каррары
Как живется вам с трухой

Гипсовой? (Из глыбы высечен
Бог — и начисто разбит!)
Как живется вам с сто-тысячной—
Вам, познавшему Лилит!

Рыночною новизною
Сыты ли? К волшбам остыв,
Как живется вам с земною
Женщиною, без шестых

Чувств?
Ну, за голову: счастливы?
Нет? В провале без глубин —
Как живется, милый? Тяжче ли —
Так же ли — как мне с другим?2

Лилит и размышления о ней, как и о Еве, также упоминаются в письмах и личных тетрадях Цветаевой.

Но, наверное, больше всего строчек о Лилит можно найти в шестом альбоме Бориса Гребенщикова, которой назван ее именем. «В этом альбоме рекордное для меня количество посвящений любимой женщине, и соответственно Великой Богине. О сакральности женщины этот альбом, и все песни либо напрямую об этом, либо о том, что происходит, когда нет женщины».3

Лилит олицетворяет вечную женственность, неодолимый соблазн для мужчины, обольстительность и гордость, ум, свободу, независимость и непокорность. И бесстрашие. Лилит жила по зову бунтующего сердца, не боясь ни Адама, ни Бога, ни мук Ада.

Картина калифорнийского художника Henry Asencio

Картина калифорнийского художника Henry Asencio

Для меня образ Лилит — это воплощение женского Эроса. И дело тут вовсе не в ее сексуальности и властности, а прежде всего в том, что Лилит, в моем представлении, чуждо все земное. И хоть сама она пробуждает в людях огонь, ее сущность подобна воздуху. Неосязаемая и невесомая, она смотрит на нас сверху и хохочет, наблюдая наше муравьиное мельтешение и озабоченность «мирскими» проблемами. Все, что так дорого Еве — постоянство, стабильность, домашний уют, обязанности, гарантии и уверенность в завтрашнем дне — чуждо бунтарскому духу крылатой Лилит, живущей вне времени и пространства. Воплощение Лилит в женщине и одержимость ею мужчиной — это отголоски памяти о былом бессмертии. И нередко человек обнаруживает в себе готовность поставить на карту всю свою жизнь и броситься в объятия Лилит лишь ради того, чтобы на мгновение ощутить на своих губах сладкий привкус Вечности.

Но рот твой, вырезанный строго, таил такую смену мук, что я в тебе увидел бога и робко выронил свой лук…

Если Лилит так прекрасна, почему она считается демоном?

В общественном сознании «демон» — это воплощение зла. Не стоит при этом забывать, что нам — людям, не познавшим Недвойственную природу всего на уровне опыта — свойственно все делить на плохое и хорошее, на черное и белое. Демоническим, по сути, является все то, что угрожает жизни земной, жизни материи, жизни, возникшей в результате «грехопадения». Лилит — яркий тому пример. Ей нет дела до продолжения рода, до блага общества и прочих «мирских» заморочек. Секс интересует Лилит, прежде всего, как способ наслаждения, а не как способ зачать ребенка (в отличии от Евы), чтобы потом посвятить себя семье. Может быть, она захочет жить с Адамом, а может и нет. Может быть, захочет родить детей, а может и нет. Одному Богу (или черту?) известно, что там у нее на уме. Да и сама она, скорее всего, этого не знает. Для нее не существует принципов и правил. И чем больше в женщине выражено преобладание Лилит над Евой, тем более ей свойственны эти качества. Невозможно предсказать, чего женщине-Лилит захочется завтра, но возможно знать наверняка — она пойдет и сделает это, невзирая ни на что. Она нарциссична, и в этом прослеживается ее родство с Люцифером. Само собой, что мужчина, подпитываемый энергией женщины-Лилит, со временем станет таким же неуправляемым и непредсказуемым.

Исходя из вышесказанного, не мудрено,отчего Лилит считают воплощением зла, пожирающим младенцев, а христианская религия и вовсе ее не признает. Ева гораздо удобнее с точки зрения управленческой функции религии, которая, безусловно, давно стала одной из основных ее функций. Адам и Ева — идеальный материал для власти, очень «удобная» пара. В то же время, их тип взаимоотношений идеален и с точки зрения продолжения земной человеческой жизни, в отличие от союза Адама с непокорной Лилит. Возможно, не будь в нашем мире Лилит, человечество не знало бы войн и многих других бед. Но не знало бы оно и искусства. И красивых поступков. И героизма. Мир был бы тусклым и однообразным, и изо дня в день тянулась бы серая обыденность, высасывающая из людей само ощущение себя Живыми. Ведь «художники существуют только потому, что мир несовершенен».4

Ты об Еве слыхала, конечно, не раз,
О праматери Еве, хранящей очаг,
Но с какой-то тревогой… И этот рассказ
Для тебя был смешное безумье и мрак.
У Лилит — недоступных созвездий венец,
В ее странах алмазные солнца цветут:
А у Евы — и дети, и стадо овец,
В огороде картофель, и в доме уют.5

Чем больше женщина одержима Лилит — тем больше она обречена страдать. И это, опять же, вписывается в представление о том, что Лилит — это все-таки демон.

Мы — не вольные духи, а всего лишь люди. И на каком бы уровне ни пребывало наше сознание, мы в любом случае ограничены физическим телом. Мы живем в мире материи, в земном мире. И в этом земном мире женщина, воплощающая собой Лилит, всегда будет ощущать презрение и осуждение общества. Потому что общество — это живой организм, и как любой организм, он наделен инстинктом самосохранения и способностью предчувствовать приближающуюся угрозу. Лилит, живущая земной жизнью, — это птица, запертая в тесной клетке чуждых ей ограничений и постоянного насилия ее истинной сущности во имя блага общества. Как правило, женщине-Лилит очень трудно найти общий язык с другими женщинами, и обусловлено это, опять же, женской интуицией, ощущающей таящиеся в Лилит опасности. Она обречена страдать прежде всего потому, что чувствует себя в тисках земного мира, отвергнутая одновременно и небесами, и этим земным миром. Еве же для счастья надо не много — найти своего Адама и спрятаться «за мужем».

История знает период, когда общество объявило Лилит настоящую войну. Это — «охота на ведьм», времена Святой Инквизиции. Все те черты, которые делали женщину подозреваемой в колдовстве — природный магнетизм, завораживающий взгляд, харизма, умение обворожить, околдовать, соблазнить — это черты Лилит. С этой точки зрения можно даже сказать, что подозрения Инквизиции в демонизме этих женщин строились не на пустом месте. Но способ, который был выбран для борьбы с Лилит как с демоном, — такой же демонический. Это была война демонов против демонов. Впрочем, так можно сказать про любую войну. Ибо святости война неведома.

Но рот твой, вырезанный строго,
Таил такую смену мук,
Что я в тебе увидел бога
И робко выронил свой лук.
Толпа рабов ко мне метнулась,
Теснясь, волнуясь и крича,
И ты лениво улыбнулась
Стальной секире палача.6

Никогда не придёт Лилит, а забыть себя не велит

Лилит – это погибель для земной человеческой жизни. Ну или, по крайней мере, для жизни социальной. Если представить, что в мире существует только энергия Лилит без Евы, то этот мир будет воплощать собой сплошной хаос. Но почему Творец наделил энергию Лилит такой магнетической притягательностью? Куда логичнее было бы наделить ею Еву — мать, от которой пошел весь род человеческий, и личные качества которой гарантируют непрекращающуюся земную жизнь. Но почему Лилит? Может быть, наше влечение к Лилит основано на интуитивном ощущении, что она открывает путь к куда более высшим формам существования сознания? Энергия Лилит — это сила, и как любую силу, ее можно использовать во имя блага и развития.

Более того, есть еще одна очень интересная мне закономерность. Чем более развито общество, тем больше в нем воплощен в жизнь дух Лилит: равенство полов, свобода творчества и бунта и тому подобное. Если посмотреть статистические данные о рождаемости, нетрудно заметить и другую закономерность: чем более развито общество, тем ниже индекс рождаемости. Большинство людей скажет, что низкая рождаемость — это плохо, но у меня нет однозначного ответа на этот вопрос. Может быть да, а может и нет. Ведь нам не дано знать, что находится там, за пределами земного существования? А может там и нет ничего? Может быть Лилит нас ведет к погибели не только в физическом, но и духовном смысле, а может — наоборот, назад в Рай, к свободе от земных оков? Ведь те, кто говорят, что она все-таки ведет в Ад, не могу заслуживать доверия, так как имеют с этого личную выгоду. Ад и Рай — это лишь земные понятия, которые рано или поздно исчезнут вместе в иллюзией разделенности. Способна ли Лилит, как воплощение Эроса, ускорить этот процесс?

Лилит — это одновременно голос глубин и голос небес. Ум, вкусивший «запретный плод» и познавший сравнительное восприятие, Добро и Зло, будет вечно пытаться понять ее природу, чтобы отнести ее к одному из полюсов. Но с Лилит это не возможно, ведь сама она не ела того плода. Она не знает Добра и Зла. Она — воплощение Эроса, стремящего всё время выйти за рамки, превзойти, не давая своим действиям ненужных оценок и не выдвигая суждений. Именно поэтому Лилит так близка творческим личностям и обожествляема ими, в то время как личностям, стремящимся запихнуть человечество в узкие рамки и правила, она противна и представляется самим дьяволом. Как бы мы не относились к Лилит, она никогда не отступит. Эта битва заведомо проиграна, и, возможно, именно таков замысел Творца. Она, манящая и непокорная, будет являться нам время от времени, и своим поцелуем оставлять на губах сладкий привкус Вечности, не позволяющий забыть свою истинную, глубинную и бессмертную природу. И это прекрасно.

Лилит

Ты весь мир зазываешь к себе на свиданье,
Являясь ему в эротических снах.
Ты преследуешь женщин в их собственных спальнях,
Аккуратно подмигивая в зеркалах.

Поцелуй твой воздушный из Вечности прямо,
Той, где нету войны между злом и добром,
Соблазняя сердца непокорных и рьяных,
Будит память о нашем бессмертьи былом.

Далеко за пределы земной атмосферы
Приглашает нас твой гипнотический взгляд.
Но куда ты зовешь, о, жена Люцифера?
И позволишь ли ты возвратиться назад?

Про тебя столько мифов и столько сказаний,
Исходящих от трусов, презренных тебе.
Ты для них воплощаешь источник страданий,
Ведь легко находить все причины вовне.

Ты опасна им как воплощение бунта.
Ненавистна, как истинный дух мятежа.
Ты не терпишь покоя, не терпишь уюта,
Ты огнем изнутри разжигаешь пожар!

И ты будешь жестоко смеяться над нами,
Но с одной только целью — спасти нас самих.
Воплощение Эроса — движущей силы,
Ты вселяешь в сердца всех до сих пор Живых.

Стихотворение Марии Витер
21.04.14

Примечания

  1. Фрагмент стихотворения Максимилиана Волошина «Путями Каина. Трагедия материальной культуры».
  2. Фрагмент стихотворения Марины Цветаевой «О Лилит».
  3. Из интервью Бориса Гребенщикова «Радио Свобода» (17 декабря 1997).
  4. Высказывание Андрея Тарковского.
  5. Фрагмент стихотворения Николая Гумилева «Ева или Лилит».
  6. Фрагмент стихотворения Николая Гумилева «Царица».

Витер Мария

Мария Витер

Косметолог, массажист, организатор самостоятельных путешествий, исследователь духовных и энергетических практик

Комментарии

  • Upuha Ducky

    Статья попала в сердце. И перкликнулась с ощущениями последних дней и месяцев, с тоской по той огромной части себя, с которой как-то подрастерялась связь.
    Подавленные Лилит в женщинах приводят к чувству вины(хотя это не чувство, а навязчивая идея-мысль скорее) за невписываемость в добрые семейные и другие устойчивые традиции при всех мучительных попытках. Многие женщины не знают, что в них живёт демоническое, и не ясно, как выразить себя в жизни, ведь кажется что это слишком пугающе и нарциссично, что такого человека отвергнет любое общество, в итоге ни туда и ни сюда валандаются..емся..юсь. Жизнь впол-силы.

  • Олег Гуцуляк

    ЭРОТИКА

    Эрос, непобедимый в битве.
    СОФОКЛ, «Антигона»

    Девушка, чьё имя я забыл,
    Улыбнулась на прощанье. Где-то
    Ее образ встанет Солнцем сил,
    Высшей метафизики поэта.
    Где-то мир её сиянья глаз,
    Где-то губ её весна, и лона,
    Бёдра — Симплегады, а Парнас —
    Холм Венерин. А стезя Платона —
    К пифии пещере, что под ним.
    Блик костра танцует змеем, весел.
    Эросу слагаем сладкий гимн,
    Нынешнего века Геркулесу.

  • Dmitry Podgornov

    Лилит

    Я умер. Яворы и ставни
    горячий теребил Эол
    вдоль пыльной улицы.
    Я шел,
    и фавны шли, и в каждом фавне
    я мнил, что Пана узнаю:
    «Добро, я, кажется, в раю».

    От солнца заслонясь, сверкая
    подмышкой рыжею, в дверях
    вдруг встала девочка нагая
    с речною лилией в кудрях,
    стройна, как женщина, и нежно
    цвели сосцы — и вспомнил я
    весну земного бытия,
    когда из-за ольхи прибрежной
    я близко-близко видеть мог,
    как дочка мельника меньшая
    шла из воды, вся золотая,
    с бородкой мокрой между ног.

    И вот теперь, в том самом фраке,
    в котором был вчера убит,
    с усмешкой хищною гуляки
    я подошел к моей Лилит.
    Через плечо зеленым глазом
    она взглянула — и на мне
    одежды вспыхнули и разом
    испепелились.
    В глубине
    был греческий диван мохнатый,
    вино на столике, гранаты,
    и в вольной росписи стена.
    Двумя холодными перстами
    по-детски взяв меня за пламя:
    «Сюда»,- промолвила она.
    Без принужденья, без усилья,
    лишь с медленностью озорной,
    она раздвинула, как крылья,
    свои коленки предо мной.
    И обольстителен и весел
    был запрокинувшийся лик,
    и яростным ударом чресел
    я в незабытую проник.
    Змея в змее, сосуд в сосуде,
    к ней пригнанный, я в ней скользил,
    уже восторг в растущем зуде
    неописуемый сквозил,-
    как вдруг она легко рванулась,
    отпрянула и, ноги сжав,
    вуаль какую-то подняв,
    в нее по бедра завернулась,
    и, полон сил, на полпути
    к блаженству, я ни с чем остался
    и ринулся и зашатался
    от ветра странного. «Впусти»,-
    я крикнул, с ужасом заметя,
    что вновь на улице стою
    и мерзко блеющие дети
    глядят на булаву мою.
    «Впусти»,- и козлоногий, рыжий
    народ все множился. «Впусти же,
    иначе я с ума сойду!«
    Молчала дверь. И перед всеми
    мучительно я пролил семя
    и понял вдруг, что я в аду.

    В.Набоков 1928, Берлин

  • http://evolutio.in Alexander Zhulenkov

    Очень весенняя статья! Понравилось!

  • Инесса Тен

    Спасибо ‚!!

  • http://www.ineska.com/ Инесса Кирьянова

    Спасибо за статью! Я кажется поняла, что именно так ноет и зовёт во мне. То, что я стала видеть во снах, то что нужно понять и принять. Познать в полной мере возможно ли, это бесконечное течение, неукротимое, вечное, играющее и пугающее всех, кто желал земного и «стабильного»…Всё о чём пишете — созвучно, прожито…
    Демон? Возможно. Но и ангел тоже. Но сколько не примеряй на себя крылья ангела, все равно будет увлекать БЕЗДНА! Та, что манит своей вечностью и НЕпостоянством.

    Та, что обещает бесконечную ИГРУ в ЛЮБЫХ ипостасях и ролях. Лилит возвращается и всем придется увидеть и почувствовать ее силу! Что из этого получится? 🙂 Кто знает…

  • http://arturtrofimov.com/ Artur Trofimov

    Статья хороша тем, что предлагает принять в себе то, чего раньше противился.
    Но нужно ли при этом отвергать то, чему раньше не противился?

    Есть в нас то, что тянется к земле, есть что тянется к небу, но это всё части нашего существа, разделенного, но должного быть цельным.

    Суть интегрального подхода в этом мне и видится, соединить то, что кажется несоединимым. Хотя бы на уровне осознавания. Возможно живя осознаванием и того и другого в себе однажды можно дозреть до состояния цельности, безраздельности внутри себя, недвойственности, как вы выразились в своей статье.

 

In English