Приключения интегрального сознания в России: интервью с Евгением Пустошкиным

Интервью подготовлено проектом «Ufanavtica».

Евгений ПустошкинЕвгений Пустошкин проживает в Санкт-Петербурге. По образованию клинический психолог, выпускник кафедры медицинской психологии и психофизиологии факультета психологии СПбГУ. Работает в парадигме интегральной психологии и психотерапии (в частности, холосценденции). Проходил профессиональную подготовку в России и Финляндии. Переводчик и редактор ряда русских изданий книг Кена Уилбера и других авторов по интегральной теории и практике. Главный редактор сетевого журнала «Эрос и Космос». Ответственный редактор по России англоязычного сетевого журнала «Integral Leadership Review», посвящённого вопросам интегрального лидерства и трансдисциплинарности. Консультант Фонда Гордона по интегральному подходу. Со-ведущий информационного проекта «Интегральные исследования». Ведущий проекта Altstates​.Net, посвящённого академическим исследованиям изменённых состояний сознания.

В начале 2013 года Евгений запустил русскую версию проекта «iAwake Technologies». По его мнению, это революция в сфере доступных нейротехнологий, которая способствует не только углублению состояний сознания, но и, по всей видимости, облегчает естественное вертикальное развитие по уровням сознания.

В ближайших планах — новые переводы книг Кена Уилбера (в скором времени будет опубликован новый перевод «Краткой истории всего»; также он заканчивает работу над переводом книги «Очи познания»).

 

— Здравствуйте, Евгений! Мы рады этой возможности пообщаться с вами и немного осветить для нашей аудитории такую важную тему как интегральная теория и практика. Для начала не могли бы Вы вкратце рассказать, что именно представляет из себя интегральная теория?

— Сразу же отмечу, что интегральная теория не имеет прямого или даже косвенного отношения к математическим «интегралам». По-английски название данной области звучит как «Integral theory». И слово «интегральный» (англ. integral) означает «целостный», «цельный», а также связано с таким понятием, как интеграция. Речь идёт о живой деятельности людей по интеграции различных дисциплин под тенью некоей «надвисающей» интегрирующей системы координат, которая сама по себе нейтральна и позволяет вести плодотворный диалог и взаимодействие между ними. Слово «теория» происходит от греческого theoria, и мне очень нравится его изначальное значение: созерцание, наблюдение, можно сказать — свидетельствование. Иными словами, интегральная теория на своём очень глубоком уровне есть целостное созерцание мира.

Таким образом, интегральная теория представляет собой развивающуюся сферу человеческой деятельности по изучению, или созерцанию, мира, которая опирается на принцип всевключения различных перспектив, ценностей и дисциплин и стремящуюся быть как можно более всеобъемлющей. При этом происходит всевключение не по принципу «все одинаково правы», ибо в интегральной теории большую роль играет взвешивание удельных истин различных взглядов, концепций, теорий и т. д. В тот или иной момент времени приходится делать выбор, какие аспекты перспективы оставить, а от каких отказаться, по крайней мере пока не будет получено больше данных в их пользу. Всевключение динамично, а не статично, оно постоянно растёт, расширяется, преобразуется, развивается и эволюционирует (под влиянием усилий различных людей), как и многие явления в нашей жизни.

Цель интегральной теории — практика всё большей целостности, включение и интеграция тела, ума и духа как в индивидуальном сознании практика, так и в культуре и природе. В истории делался ряд попыток придти к различным вариациям на интегральные или интегративные теории, однако я пока фокусируюсь на той линии исследования и практики, наибольший вклад в развитие и формулировку которой на сегодня вложил американский философ Кен Уилбер.

В своих трудах Уилбер показал, каким образом различные ответвления психологии, нейронауки, культурологии, социологии, теории систем, духовности и теологии, искусства, философии науки и философии в целом можно согласовать друг с другом, чтобы уйти от раздробленности и позиции «существует только моя дисциплина, остальные неважны» и действительно придти на своём опыте к более цельным и целостным сознанию, бытию и деятельности. Иными словами, в его работах снимается конфликт между «физиками» и «лириками», между «материалистами» и «идеалистами», между «индивидуалистами» и «коллективистами» и т. д. (вернее, не между носителями данных мировоззрений, а скорее между самими мировоззрениями, ибо опыт показывают, что люди всё же привязаны к своим симпатиям и антипатиям и процесс трансформации сознания от меньшей интегративности к большей всё же занимает время).

Его поддержали сначала десятки, а теперь уже сотни и, вероятно, тысячи исследователей по всему миру, которые теперь медленно, но верно формируются в группы и сообщества и занимаются развитием интегральной теории и её различных поднаправлений и прикладных аспектов, таких, как интегральная психология и психотерапия, интегральная духовность, интегральная экономика, интегральная реабилитация наркозависимых, интегральный бизнес, интегральный коучинг, интегральный кинематограф, интегральная политика, интегральная экология и т. д.

Группы исследователей есть в США, в Канаде, в Великобритании, в Германии, в Нидерландах и других странах, и я надеюсь, что в скором времени серьёзные исследования начнутся сначала на индивидуальном, а потом и коллективном уровне и в России (отдельные лица, всерьёз решившие заниматься интегральными исследованиями в широком смысле этого слова, уже появляются).

В дополнение к этому есть те, кто, возможно, не хочет в данный момент заниматься непосредственно интегральной теорией и развитием теоретических исследований, но кто более заинтересован в том, чтобы информировать свою ежедневную практику и жизнь при помощи знаний, полученных благодаря интегральной теории. Такие люди находят пользу, например, в применении знаний интегральной психологии к практике семейных отношений, психотерапии, предпринимательства и т. д.

В этом смысле интегральная теория действует как удобная метакарта, которая очень помогает не ошибиться в определении собственного «адреса» и понять, где ты, куда двигаться дальше и какие инструменты стоит при этом задействовать. Ещё она хороша в индексировании уместности различных подходов, методов, практик, дисциплин с точки зрения как их универсального значения, так и их важности непосредственно для вас.

— Скажите, пожалуйста, в чём вы видите практическое применение интегральной теории в наши дни, в чём её преимущество перед другими моделями, почему именно сегодня применение ИТ важно как никогда?

— Когда я поступил в Санкт-Петербургский университет на кафедру медицинской психологии и психофизиологии, чтобы пройти обучение по специальности «клинический психолог», то на своём опыте испытал опустошённость, которая возникает в связи с раздробленностью процессов обучения и фрагментарностью мировоззрений преподавателей и концепций исследуемых учёных.

Понимание психологии как в общем потоке, так и в рамках специальности оказывалось, за редким исключением, подчас сугубо наивно-материалистическим, иной раз не касавшимся живой ткани реальности, а прятавшимся за умными словами, которые, иной раз создавалось впечатление, ничего конкретного не значат. Преподаватели вступали в заочный спор друг с другом (вероятно, не всегда догадываясь об этом) и зачастую говорили противоположные вещи, и было сложно разобраться, как все эти разрозненные перспективы соотносятся друг с другом, а те, кто пытались, сталкивались с различными трудностями. Слово «сознание» было чуть ли не под запретом или же понималось как некий непонятный эпифеномен, о котором лучше ничего конкретно не говорить. Лучше твердить какие-то прописные истины и проводить исследования, зарывшись в опросники и тесты, выискивая какие-то корреляции и фиксируясь на методах статистической обработки, но ни в коем случае не вступая в контакт с душой. Обучение как таковое нередко сводилось к заучиванию списков имён и концепций, то есть сводилось чисто к интеллектуальному знанию.

Интегральная психология Уилбера меня буквально спасла, вручила мне в руки карту и инструмент, каким образом я могу соединить в себе понимание самых разных перспектив и дисциплин в психологии, а также как я могу осознать место психологии в спектре других дисциплин и почему субъективный опыт ни в коем случае нельзя сводить, редуцировать к объективным поведенческим или нейрональным процессам.

Современный мир и сложность его процессов, наличие множества источников информации, открытость планетарным процессам, возможность путешествовать не только физически, но и интеллектуально по самым разным ландшафтам не позволяет многим людям отдавать исключительное предпочтение только лишь одной перспективе или одному взгляду.

Всё больше возникает людей, которые не согласны с тем, что когда они приходят учиться на психолога, то, например, их преподаватели иной раз как огня боятся всего, что связано с духовным опытом, околосмертными переживаниями или изменёнными состояниями сознания. И напрочь убивают всю творческую инициативу, вместо этого ожидая от тебя, что ты не будешь высовываться и напишешь очередную работу по теме «Психологические особенности того-то…». Всегда есть, конечно, исключения, я общался с рядом людей, которые рассказывали просто чудесные истории о научных руководителях, кафедрах и факультетах, поддержавших их инициативы.

Вероятно, сходное происходит и в других профессиях: многие искренне задаются вопросом, как может соотнестись их юридическое образование, философское, культурологическое, экономическое с прагматической реальностью жизни, каким образом можно применить, к примеру, знания психологии (в том числе и трансперсональной) в экономике, каким образом можно обогатить философию так, чтобы она была не только и не столько философией ума, сколько философией сердца и практики.

В современную эпоху, когда всё ещё сильна гиперспециализация и бесконечное дробление на всё более мелкие и всё более малозначимые дисциплины, интегральная теория служит антидотом и лекарством от потерянности во всём этом, казалось бы, разрозненном многообразии. Она открывает нам доступ к панорамному виду и радикальным образом расширяет те ландшафты, или территории, по которым мы можем путешествовать — как внутренние, так и внешние, как индивидуальные, так и коллективные.

В интегральную теорию встроена бомба в виде необходимости интегральной практики. Созерцание требует праксиса. А когда начинаешь практиковать, то часто осваивая то одну парадигму практики, то другую, рискуешь потеряться в ней и забыть учесть что-то важное. Начинаешь заниматься медитацией и, скажем, от тебя уходит жена. Начинаешь заниматься поисками новой жены и тебя настигает депрессия. Начинаешь лечить депрессию и деньги заканчиваются, бизнес разваливается, друг переживает экзистенциальный кризис, происходит какой-нибудь теракт, разворачивается всемирный финансовый кризис и т. д. В общем, происходит жизнь во всём её неописуемом неглиже.

Постоянно дёргаешься, всё время пытаешься поймать то одно, то другое неуловимое за хвост, бросаясь на призраков желаний и суеты, и именно тут интегральная теория предоставляет систему координат, на основе которой может сформироваться целостное воззрение, позволяющее со временем, постепенно перестать плясать под чужую дудку, а вместо этого начать балансировать на канате собственной жизни, натянутом над бездной бытия. Единственным адекватным ответом на вызовы и сложности современной жизни является постепенное и органичное развитие в себе привычки ко всё более целостной, или интегральной, практике. Медленно, но верно, путём проб и ошибок, способности сознания, тела, души ширятся и раскрываются для всё большего всевключения.

Интегральное опасно тем, что вкусив его в большей или меньшей полноте, больше невозможно остановиться на чём-то меньшем. Интегральная теория и практика — это лучшее, что есть на сегодня для тех, кто не видит противоречия между материальным и духовным, между индивидуальным и социальным и кто стремится найти способ интегрировать свою жизнь, чтобы она перестала напоминать дырявое полотно с кучей разрывов. Что касается преимущества интегральной теории над другими моделями, то в своём роде и по своей функции она уникальна и её аналогов мне не известно.

Иногда появляются разные личности, которые заявляют о том, что они в своём подходе трансцендировали и включили интегральную теорию, но их заявления, на мой взгляд, не подкрепляются делом (зачастую такие люди не выказывают способности хотя бы адекватно понять интегральную теорию или выразить свою мысль, а уже бросаются предлагать свои «альтернативы»). Могут быть ещё и какие-то неизвестные мне подходы, но тут уж чего не знаю, о том и не могу сказать.

Кое-что, судя по всему, всё же есть. В западных интегральных кругах ведётся речь, например, о критическом реализме Бхаскара как о некоем достойном аналоге интегральной теории, который при этом делает совершенно другие акценты. На недавнюю международную конференцию по интегральной теории, которая проходила в июле этого года в США, пригласили Роя Бхаскара и Эдгара Морена (тоже авторитетного философа, автора ещё одной интегративной теории) в качестве почётных гостей в попытке найти точки соприкосновения и наладить диалог. Поживём — увидим. Это интересно. Я постараюсь по мере возможности следить за развитием событий на этом интеллектуальном поле. В принципе, интегральная теория позволяет включить в себя множество других теорий, моделей, подходов и практик. Обратного, как правило, не происходит. Пока ещё нет такого подхода, который включил бы в себя и полностью переварил бы интегральную теорию, при этом привнеся нечто совершенно новое. Когда появится, то я сразу же займусь его изучением. Уверен, что рано или поздно появится.

— Что такое AQAL (АКВАЛ)?

AQAL — читается «аквал» — это сокращённое название интегральной модели, или интегральной системы координат, которую в середине 1990-х годов предложил американский философ Кен Уилбер. AQAL расшифровывается как «all quadrants, all levels, all lines, all types, all states» — «все квадранты, все уровни, все линии, все типы, все состояния». Это просто указатели, или «напоминалки», что нужно обязательно включить при рассмотрении того или иного события, — если мы хотим придти к целостному видению происходящего, конечно же.

Пройдёмся по порядку. При рассмотрении какого-либо явления нужно обязательно включить все квадранты. Квадранты — это самые базовые перспективы, при помощи которых можно смотреть на реальность. По тому, что такое квадранты, есть много материалов на русском языке и повторять это, честно говоря, мне жутко скучно, поэтому ограничусь лишь тем, что необходимость учесть все квадранты означает, что вы должны включить в рассмотрение перспективы первого, второго и третьего лица («я», «ты»/«мы» и «оно»). На практике это часто означает ещё и умение не просто рассмотреть данные перспективы, но и задействовать их на опыте.

Мне кажется, любой здравомыслящий человек может, познакомившись с базовой информацией по интегральной теории, придумать для себя какой-то пример. Я же предпочитаю в общем расшифровать квадранты следующим образом. Каждый человек, в том числе и читающий данное интервью, имеет сознание (первое лицо, или «я»). Внешним коррелятом этого сознания и его психических процессов является активность организма, мозга, поведение в целом (третье лицо, или «оно»).

Если я вспомнил о чём-то приятном, то с этим коррелирует активность определённой зоны мозга. Если я решил помедитировать или пройти сеанс холотропного дыхания, то паттерны активности мозга меняются. Если я решил пройти сеанс холотропного дыхания, то мне нужно определённым образом изменить своё поведение (начать гипервентиляцию лёгких). Но смысл же холотропного дыхания не в том, чтобы резко дышать («оно»-поведение), а в том, какие состояния я при этом испытываю («я»-сознание).

А вот закончился мой опыт холотропного дыхания, кому я об испытанном могу рассказать и как? А если начну ему или ей рассказывать, поймут ли меня, примут ли меня? Ни один человек не остров, каждый живёт в сообществе других людей, с которыми нужно выстраивать коммуникацию, с которыми нужно взаимодействовать, сопребывать с ними, любить друг друга и т. д. (всё это «мы»-реалии, культура и т. д.). Более того, всё это происходит в какой-то стране при какой-то экономической системе, страна имеет свою запутанную историю и т. д. (это то, что Уилбер называет «они»-измерением социальных систем и средовых факторов).

Вот так и получается, что в жизненном процессе наше бытие неразрывно связано со всеми квадрантами (условно обозначаемыми как «я»-, «мы»-, «оно»- и «они»-измерение), так что так или иначе их стоит учитывать, а те, кто не учитывает чего-то из этого, часто попадают впросак. Вместо того, чтобы привести пример и всё выложить на блюдечке с голубой каёмочкой, я лучше попрошу вас самих подумать о возможных примерах из жизни, когда игнорирование какого-то из измерений (сознания, поведения, культуры или социальной системы) приводило к проблемам.

«Все уровни» — это про то, что каждый феномен многомерен, а человек — как многослойный лук (вспомните, что пытался донести Шрек до говорящего осла в одноимённом мультфильме). В интегральном подходе очень важную роль играет понимание уровней сознания. Я не хочу погружаться в этот вопрос сейчас; я, кажется, сотни, а может и тысячи часов посвящал этой теме в самых разных контекстах (например, в обсуждениях в социальных сетях). Важно просто понимать, что сознание человека развивается и проходит через стадии развития (детство, отрочество, юность, зрелость, мудрость и т. д.).

И развивается сознание не равномерно. Человек может быть очень умным, но при этом отморозком в плане эмоционального или духовного интеллекта. Он может быть блестящим математиком, однако люди будут от него шарахаться, так как он слишком эгоистичен в своём поведении и регулярно «портит воздух» в компании, внося в неё напряжение своей неумелой коммуникацией. Это про «все линии», где под линиями подразумевается то, что есть множество линий развития, которые развиваются относительно независимо друг от друга (можно выделить когнитивный интеллект, эмоциональный интеллект, межличностный интеллект, психосексуальный интеллект, физический интеллект, духовный интеллект и т. д.).

Многие считают, что если человек талантлив, то он талантлив во всём. Это заблуждение. У многих музыкантов отлично развит музыкальный интеллект, но они изолированы в своей сфере, не обладают особыми навыками общения или не умеют отделить человека, которому стоит доверять, от того, кому доверяться ни в коем случае не стоит. Если провалы в той или иной линии развития приводят к несчастьям, разве не лучше ли их заметить и обратиться за помощью, начать развивать эти сферы, например заняться спортом, чтобы улучшить линию физического развития, или пройти психотерапию, чтобы интегрировать линию развития самости?

По типам можно привести простой пример. Есть мальчики, есть девочки. Совершенно разные миры во многих отношениях, с разными акцентами, разными ролевыми моделями, нормами поведения и т. д. В эпоху постмодерна, конечно, эти нормы могут трансформироваться, эволюционировать, видоизменяться и т. д. Можно усложнять рассмотрение до бесконечности, однако просто важно понимать, что можно выделить разные типы людей, и нельзя говорить, например, что только мужчины — это люди, а женщины — нет. Или наоборот.

Ещё есть интроверты, есть экстраверты. Один гениальный музыкант или спортсмен может быть более интровертен, у него свой подход к занятиям и тренировкам и к жизни в целом, а другой музыкант — экстравертен. Один гомосексуален, другой бисексуален, третий гетеросексуален. И так далее. Можно рассматривать самые разные типологии главное просто осознать многообразие типологических проявлений личности, поведения, культур, социальных архетипов, ролевое распределение в групповой динамике и т. д.

Последний компонент AQAL — «состояния». Каждый день мы просыпаемся, бодрствуем, потом ложимся спать, засыпаем и видим сны. Состояния сознания сменяют друг друга (равно как и состояния погоды, мозга или рынка). Медитация может вводить в изменённое состояние сознания. Различные психопрактики. Можно впасть в транс и проехать свою остановку в метро.

Состояния сознания коррелируют с ритмами мозга. Если слишком долго хронически пребывать в бета-ритме (это состояние обычного, ориентированного на ежедневную рабочую рутину, направленного на сенсомоторный мир ума), то накапливается усталость и стресс. Необходимо научиться проживать разные состояния сознания, обрести полифазность сознания (способность гибко работать с разными состояниями сознания, включая и очень изменёнными). А также важно уметь видеть то, что другие люди тоже входят в различные состояния (от патологии до нормы и сверхнормы), различать эти состояния и способствовать возникновению более ресурсных состояний сознания, которые, между прочим, передаются и другим людям.

В применении к себе AQAL-подход просто про развитие в пространстве своего сознания способности из мгновения в мгновение видеть то, как все эти реальности одновременно уже сейчас действуют везде и всюду, куда вы ни направите свой взор. Если вы умеете замечать эти реалии, а не игнорировать их, — а ведь можно и игнорировать, в каком-то узком трансе находясь, — тогда вы, по крайней мере, можете научиться работать со всеми ними. Это ещё и отличное подспорье для недвойственной медитации, включающей все феномены без исключения в пространство своего созерцания.

 

AQAL-карта

 

— Как известно, Кен Уилбер предложил также предпосылки для применения модели AQAL в сфере духовности.  В чём заключаются ключевые отправные точки этого направления интегральной мысли?

— Сегодня в рецензируемых научных журналах публикуются удивительные исследования околосмертных переживаний. У людей останавливается сердце, в течение нескольких десятков минут они находятся в безжизненном состоянии, а потом врачи их реанимируют и они рассказывают удивительные вещи. Значительное количество вернувшихся к жизни сообщает о том, что они могли наблюдать всё, что происходило в реанимационном отделении в тот момент, когда, согласно регистрируемым медиками данным, электрическая активность их мозга была равна нулю. По всем стандартным критериям они были мертвы, и всё же после возвращения к жизни умудрялись в деталях рассказать, что происходило, будто они были свидетелями всему. Далее стандартны описания людей из разных культур, что они встретили некое совершенное существо, преисполненное любви и сострадания. Зачастую такие переживания полностью меняют отношение людей к своей жизни, оказывая трансформирующее воздействие.

Итак, оказывается, нет оснований однозначно утверждать, что сознание есть лишь побочный продукт, эпифеномен материального субстрата — мозга. Заученная материалистическая аксиома оказалась бездоказательным убеждением, или верованием, на основании которого наука и человек в целом пытались возводить стены и укрепления своих мировоззрений. Это было нечто вроде гипноза или морока (кто-то верит в догматические религиозные мифы внешней религии, кто-то верит в материалистические атеистические мифы, кто-то верит в иные мифы). Однозначно можно утверждать лишь то, что есть некая корреляционная взаимосвязь между мозгом и сознанием, однако утверждать о причинной связи (дескать, сознание порождается клеточной активностью мозга) на основании имеющихся эмпирических данных нет оснований. Это преждевременное и, по всей видимости, и ложное утверждение о природе человеческого сознания.

Поймите, тот факт, что на наших глазах система материалистических догматов коллапсирует в судорогах и агонии, затрагивает всех нас непосредственно. Тот факт, что в ситуации, когда мозг не демонстрирует совершенно никакой электрической активности, человек сообщает о комплексных переживаниях, соответствующих так называемым «высшим психическим функциям» (причём эти переживания многократно верифицированы и подтверждены клиническими учёными и нет оснований утверждать, что они случайны), выдёргивает ковёр из-под ног нашей наивной убеждённости в том научно-материалистическом воззрении, которое мы впитывали в обществе двадцатого века.

Постепенно реструктурируется вся наша система мировоззренческих координат, и мы всё больше сталкиваемся с реальностью духа. Оказывается, религии не были наивной ошибкой человечества, как поспешили посчитать некоторые материалистически настроенные мыслители девятнадцатого и двадцатого веков: это не только и не столько авторитарные или деспотичные социальные институты власти (в своей внешней форме они действительно могут приводить — и приводили — к злоупотреблениям власти, инквизициям и т. д.… но мы видим злоупотребления и со стороны современных циничных и атеистичных по своей природе институтов власти… там, где власть, всегда есть риск её злоупотребления), сколько живой динамический поиск ответов на вопросы духовного опыта, встречающегося повсеместно, во всех культурах без исключения.

Духовность и религиозность не ограничивается исключительно мифической религией, мифическая религия — это внешний след некоего очень важного внутреннего знания, которое открывалось основателями религий и передавалось из поколения в поколение хранителями духовной мудрости настолько хорошо, насколько они были способны (и никто не совершенен и не застрахован от ошибок). Полученного путём проб и ошибок, а часто и некоего инсайта, или «прямого откровения», знания о том, как культивировать наши отношения со своим собственным духом и как восходить к высшему знанию о том, кем каждый из нас является в глубине своего сознания.

А посему ключевая отправная точка интегральной духовности состоит в признании простой истины наличия реальности духа, которая является общепланетарным и даже вселенским достоянием всех сознающих существ. Любой человек имеет право на духовную самореализацию в рамках любой культуры, на нахождение ответов на предельные вопросы о «жизни, Боге, вселенной и всём остальном». Различные религиозные течения не абсолютно тождественны друг другу, они зачастую исследуют сравнительно разную глубину духовного постижения, иной раз делают совершенно иные акценты, однако у меня нет сомнений в том, что в своей сущностной форме все они являются попыткой восхождения по одной и той же трансцендентальной горе реальности.

Даже агностицизм и атеизм (как некое размытое понятие) есть рационалистическая попытка предоставить некую практику по ответу на вопросы духовности: это попытка найти ответы, предложенная теми людьми, которые в подавляющем большинстве случаев незнакомы с трансперсональными состояниями сознания на своём личном опыте (в первом лице). Поскольку многим воинствующим атеистам воспитание не позволяет обратиться к поиску трансцендентного, они проецируют это трансцендентное на некий символ, например некий образ науки (существующий у них в воображении), и отстаивают его с завидной религиозностью. Типичное проявление проективных механизмов психики. В большинстве своём они действуют иррационально и нелогично, невзирая на поклонение логике, часто и мыслят так же, очень цепляются за институты власти и влияния (что вполне естественно, учитывая довольно кровавую историю европейской цивилизации, связанную с неприятием разномыслия и соблазном выкорчёвывать инакомыслие; страхи атеистов перед религиозным фанатизмом можно понять, однако слишком долго сражаясь с монстром, догматические атеисты теперь и сами становятся монстрами, ставящими палки в колёса рационального и пострационального научного прогресса). Атеизм — это не данность, а субкультура, подгруппа людей, которые практикуют определённый образ взаимодействия с реальностью, имеют свой конкретный дискурс, свои мифы, свои практики, свою материальную базу… как и любая другая традиция человеческой деятельности.

Интегральные исследования духовности показывают, что некоторые традиции, будучи абсолютно легитимными, останавливаются у подножия горы, другие взбираются в гору наполовину, а третьи добираются до вершины. Это определяется принципом превосхождения и включения: если одна традиция, или линия духовной практики, может вызывать (то есть включает) переживания, которые в своей глубинной структуре соответствуют другой, но при этом добавляет нечто существенно новое, тогда она соприкасается с уровнем духовного постижения, который превосходит и включает тот уровень, с которым работает эта другая традиция. Иными словами, все традиции важны, но не все равны, и некоторые нужно развивать и дополнять практиками, чтобы получить максимальный результат. Не все с этим согласятся и предпочитают практиковать, как есть. Это тоже нормально. Просто есть те, кто не согласен и кто дополняет дзен практикой махамудры, к примеру, чтобы преодолеть, скажем, барьер между причинным состоянием сознания и недвойственным сознаванием.

Это мы сейчас считаем, что духовные традиции есть нечто фиксированное в священных писаниях и высеченное в камне. На самом деле, конечно же, и христианство, и индийские религиозные направления, и буддизм, и ислам, и т. д. формировались в условиях постоянного взаимодействия внутри и между направлениями, в условиях диалектики, диалога, противостояний, творческих трений, споров и конкуренции за влияние на власть, элиту и различные слои населения, а также в условиях определённой социополитической культуры, государственных строев, экономики и т. д. Нередко они вступали в конфликт с существующими порядками, бросали им вызов.

Первоначальному развитию мистических религий, на мой взгляд, вообще характерен бунт. Бунт против неведения и заблуждений, существующих на момент получения откровения. Подлинно трансформирующие религии должны были давать реальные практические инструменты по решению насущных экзистенциально-духовных проблем, — сегодня благодаря Уилберу мы бы сказали: решению проблем и удовлетворению потребностей трансперсональных уровней спектра сознания («Спектр сознания» — это была первая книга Уилбера, написанная им в возрасте двадцати трёх лет, принесшая ему относительную славу в сфере тогда только возникавших трансперсональных исследований)..

Увы, сегодня существует излишне материалистическое понимание религий, в том числе и у самих религиозных приверженцев. Получается некий духовный материализм, когда религия практикуется для получения неких материальных благ и няшек (от богатства и любви до некоего состояния умиротворения), а не для ответа на предельный вопрос бытия и смыслов существования. Это, на мой взгляд, проблема невыстроенности культуры и нераспространённости интегрально информированного дискурса о духовности и религии.

Более подробно об интегральном подходе к религии, духовности и её роли в современном и постсовременном мире вы сможете прочитать в книге Кена Уилбера «Интегральная духовность», первое русское издание которой (в виде электронной книги) будет опубликовано в ближайшее время.

Что касается AQAL и духовности/религии, то, естественно, и при рассмотрении религии нужно удерживать в своём внутреннем пространстве, в своей практике и на уровне дискурса (коммуникативной практики) все квадранты, все уровни во всех линиях развития, все типы, все состояния. Духовность — комплексный феномен, существует множество перспектив на него по всему спектру развития сознания и типологий мировоззренческих установок, важно попытаться реконструировать всё более всеобъемлющее полотно духовного богатства мира, чтобы лучше понимать, откуда мы пришли, куда мы направляемся и зачем мы всё это делаем.

— Какое место в рамках АКВАЛ (AQAL), по-вашему, занимает практика холотропного дыхания?

В рамках AQAL-модели практика холотропного дыхания является поведенческой практикой, направленной на индукцию изменённого состояния сознания (ИСС), которому характерны перинатальная и трансперсональная составляющие. Перинатальные переживания — перепроживание опыта рождения, а трансперсональные переживания — собственно то, что можно назвать мистическим или духовным опытом. Как таковое, холотропное дыхание — это вызов дискретного состояния сознания (дискретного в том смысле, что происходит сравнительно резкое введение в ИСС) в «я»-квадранте интегральной модели. Оно преимущественно вызывает состояния сознания, которые в интегральной модели квалифицируются как психические и тонкие (на общем континууме состояний сознания от грубых к психическим, тонким, причинным и недвойственным).

Это практика душевного катарсиса, часто позволяющая соприкоснуться со своей душой и тонким душевным пространством, пережить системы конденсированного опыта, осознать перинатальную травму рождения и т. д. Она может служить одним из множества методов, которыми можно пользоваться в рамках самопознания, психотерапии и интегральной практики. Необходимо понимать преимущества этого метода и возможные недостатки.

 

Станислав Гроф и Евгений Пустошкин на Международной трансперсональной конференции (Москва, 2010)

Станислав Гроф и Евгений Пустошкин на Международной трансперсональной конференции (Москва, 2010)

 

— Будучи интегрально информированным практиком, чем человек может дополнить практику холотропного дыхания?  В чём, по-вашему, недостатки использования ХД как единственной практики?

— Для меня холотропное дыхание не панацея, но я считаю этот метод очень хорошим для знакомства с изменёнными состояниями сознания и духовными реалиями. Однако я в меньшей степени понимаю его перспективы в плане долгосрочного применения (разве что как часть некоей гипотетической долгосрочной и интегральной трансформирующей программы). Я знаю людей, которые, бывало, дышали чуть ли не ежедневно по полгода, потом им надоедало. Такие крайние случаи есть охота за необычными состояниями сознания и тоже могут быть, конечно же, одними из аспектов человеческого опыта. Стремление к трансценденции и экстатическим переживаниям, на мой взгляд, встроено в психику человека. Этот импульс нужно уважать и работать с ним с интегральных позиций.

Лично у меня почти нет опыта холотропки, в данном смысле я хотел бы порекомендовать обратиться к моему коллеге и другу Дмитрию Баранову, основателю интегрального проекта «Айпрактик» в Москве. Дмитрий — сертифицированный проводник сеансов холотропного дыхания с большим опытом погружения. Также он работает в парадигме процессуальной психологии Минделлов и интегральной психологии Уилбера. Я знаю, что у него может быть много хороших идей по поводу преимуществ, недостатков и ограничений данного метода.

Для меня важно то, что это легитимный и обретающий всё большее признание метод вхождения в глубоко трансформирующие состояния сознания. В нашей стране особенно мало знают про ИСС как неотъемлемое свойство психики, поэтому, вероятно, в распространении данного подхода есть большие плюсы (можно сказать, что это детские шаги в направлении преобразования нашего общественного сознания, нашей культуры от так называемого монофазного сознания к полифазному сознанию — то есть сознанию, свободно оперирующему всем многообразием состояний сознания, как от рождения дарованных человеку, так и заложенных в виде потенциалов).

Однако холотропное дыхание как метод необходимо дополнять интегральной практикой, психотерапией, медитацией, интеллектуальной работой и т. д. Важно читать книги, уметь ориентироваться в своём опыте и одновременно удерживать множество перспектив на события (развивать свой ум и интеллект). Ходить в спортзал и заниматься фитнесом, играть в футбол или баскетбол, оздоровлять свои отношения с собой и окружающими и т. д. Участвовать, быть может, в политической жизни страны, в развитии деловых проектов, в развитии своих сообществ, в служении семье, человечеству, миру и т. д. Всё это компоненты единой и неделимой цельной практики под названием Жизнь.

На мой взгляд, как единственную практику холотропное дыхание использовать нельзя, ведь это практика дискретных и очень интенсивных состояний сознания. С этими состояниями нужно уметь работать, с ними нужно учиться работать, постепенно интегрируя их в жизнь. Постепенно необходимо учиться трансформировать саму ткань своего бодрствующего сознания, чтобы пребывать во всё более спонтанном, целостном, холотропном состоянии сознания независимо от погоды, времени суток и выполняемой практики.

— В заключение хотелось бы интегрировать весь этот поток информации, вопросом о нашей родной стране. Вы глядя из этой широкой и глубокой перспективы, которую предлагает нам ИТ, какими видите перспективы разворачивания эволюционного импульса в России? Какие действия сейчас необходимы для того чтобы развитие происходило наиболее здоровым образом? Есть ли люди в России, которые работают в этом направлении?

— Несмотря на хронически тяжёлое социокультурное положение, в котором, как кажется, находится наша страна, я вижу огромные перспективы развёртывания, как вы замечательно выразились, эволюционного импульса в России. На самом деле, конечно же, когда наше восприятие становится всё более целостным, мы перестаём невротически фиксироваться только лишь на плохом или только лишь на хорошем, отрицая или игнорируя другую полярность. Ситуация начинает разворачиваться перед нашим взором — и внутри нас — в своей многомерной обнажённости.

Всё в наших руках (не чьих-либо, а в руках каждого из нас). Любые преобразования выстраиваются на конкретной индивидуальной или совместной инициативе, на подвиге или приверженности личностей видению большей Красоты, Истины и Блага.

Россия опутана оковами страха, террора, ужаса. Страх используется повсеместно для манипуляций и эксплуатации, обмана и самообмана. Как только человек, личность, постепенно понимает, что он не есть исключительно мясная фрикаделька, телесная тушка, что он есть нечто большее, что его сознание не исчезает по смерти, — как показывают обсуждённые мною выше исследования околосмертных переживаний, не говоря уж о многих традициях духовной мудрости мира, — он начинает осознавать, что страх смерти есть некий встроенный механизм, но не вечная данность, что, на самом деле, оснований бояться смерти нет, а самое страшное, что может случиться, это не-жизнь при жизни. Не нужно ничего бояться, однако если уж чего-то и бояться в этой жизни, так это того, что не проживёшь свою жизнь и до своей смерти так и останешься окоченевшим живым трупом, боящимся шевельнуться и издать не то, что крик душевного жизненного порыва, а простой звук своего голоса.

В глубинах русского народа, в глубинах народов, проживающих в России, дремлет исполинский и неуничтожимый великан. Его просто нужно уметь пробудить, разбудить прежде всего в себе. Любые препятствия мнимы, любые отговорки — это то, что мы говорим себе сами, повторяя свои или чьи-то выдумки. Тот, кто боится, должен понять, что самое страшное, что могло случиться, уже случилось: страх сковал твоё сердце и ты уже не жилец. Ты боишься пошевельнуться, развернуть своё предназначение, проявить себя и подарить миру то, что стремится прорасти через тебя.

В недрах России, в каждом городе и населённом пункте дремлет исполинская энергия, энергия сознания и самосознания каждого человека. Интегральная практика всегда уже начинается с осознания простого факта своего существования, своей «вброшенности» в бытие, имеющее свою историю, свои истины и свои обманы. Дураки останавливаются на обочине жизни, зазевавшись и засмотревшись на какой-то цветочек. И не на кого пенять, кроме себя, в своём же собственном трансе. Бытие никому не принадлежит. И одновременно это достояние всех и каждого в отдельности. Его нельзя ни подарить, ни отдать, ни отнять. Никто не может подсказать тебе, как жить, только ты сам можешь открыть в себе свой путь.

Поэтому необходимо постепенно восстанавливать целостность нашей общей культуры, целостность локальных культур, сознавать единство-в-многообразии всех наших народов, открывать планетарную культуру внутри себя. Начинать с собственной постепенной трансформации и информирования населения, переводить книги, писать новые, делать презентации, проводить разъяснительную работу, работать с различными социальными пластами, развивать проекты, просто жить озарённой внутренней красотой, правдой и присутствием жизнью. Раскрывать в себе и людям возможности и перспективы новых смыслов. Не тех смыслов, которые витают в воздухе в виде симулякров, созданных другими незрячими, подчас ослеплёнными собственной непроходимой тупизной и омрачениями, а смыслов большей глубины и жизненной правды. Дух дышит, где хочет, а сердце всегда чувствует, где есть его присутствие.

Есть ли люди в России, которые работают в этом направлении? Постепенно появляются. Эволюционный импульс неостановим.

Евгений Пустошкин (Eugene Pustoshkin)

Клинический психолог, эссеист, переводчик книг философа Кена Уилбера, исследователь-практик интегрального подхода. Ведущий семинаров по холосценденции.

www.pustoshkin.com

Комментарии

 

In English