Глубокое чувствующее присутствие: освещаем новую территорию в нижней точке U-процесса

Оригинал статьи опубликован в журнале «Integral Leadership Review», русский перевод впервые публикуется в журнале «Эрос и Космос». Проект осуществлён в рамках сотрудничества между этими двумя изданиями.

Аннотация: Участие в беседе, происходящее непосредственно из источника, создаёт важнейшие условия для того, чтобы лидеры воплощали собой творческое восприятие и преображённый способ бытия. Эта статья1 написана с целью вдохновить людей на исследование новых возможностей того, каким образом существующие подходы к коллективному лидерству можно испытать в прямом переживании посредством внедрения практики глубокого чувствующего присутствия (deep presencing) — метода-процесса ведения беседы, осуществляемого через направляемые душою реализацию, воплощение и исследование.

Глубокое чувствующее присутствие

В какой-то момент для практикующих чувствующее присутствие (будь то наедине с природой или во время двухдневного интенсивного ретрита по развитию лидерских способностей) сама эта практика открывает возможность для тонкого и всё же значительного сдвига в природе нашего опыта. Для пояснения того, что же в восприятии сопровождает этот внутренний сдвиг, приводятся различные метафоры. Есть визуальная метафора прохождения «через игольное ушко» (Scharmer, 2007, p. 41), метафоры «сферического расширения и дополнения своего переживания» (Scharmer, 2000, p. 37), «состояния глубинной открытости» (Hassan, 2006, p. 4), «распределённой самости» (Varela, 2000, p. 11), «виртуального субъекта» (Senge et al., 2004), «глубокой связи с источником» (Jaworski, 2012) и тому подобные метафоры. Хотя каждое из данных описаний и проливает свет на важные грани природы процесса чувствующего присутствия с перспективы нашего индивидуального восприятия, более глубокая внутренняя территория коллективного процесса чувствующего присутствия, в особенности в той форме, в какой она проявляется в контексте беседы, по сию пору адекватным образом не описывалась. Сам Шармер отметил: «Развитие новых практик коллективного чувствующего присутствия является одним из самых неотложных и важных предприятий на ближайшие годы» (Scharmer, 2007, p. 189).

Согласно Отто Шармеру, развитие новых практик коллективного чувствующего присутствия — одно из самых важных предприятий на ближайшие годы

Осознание этого пробела стало в моих текущих исследованиях и практике катализатором развития нововозникающего процесса-метода по ведению беседы, называемого глубоким чувствующим присутствием (deep presencing) (Gunnlaugson, 2015; Gunnlaugson & Walker, 2013; Reams et al., 2014). Практика глубокого присутствия включает в себя прохождение через серию пограничных порогов бытийствования, которые экзистенциальным образом вовлекают самость и другого в диалог, опираясь на (а) склонность к более продвинутым способностям внутриличностного и совместно разделяемого сознания и (б) эмерджентно возникающие качества сознавания и бытия, не обусловленные пребыванием на какой-либо конкретной высоте развития, каком-либо конкретном диапазоне уровней сознания или каком-либо конкретном центре притяжения развития. Путём внесения феноменологической ясности в процесс и территорию общего бытийствования, практика глубокого чувствующего присутствия работает над совместным воплощением и созадействованием коллективной созидательности в процессе акклиматизации к первоисточнику, воссоединению с ним и непосредственной ориентации из него.

Когда в достаточной мере стабилизируются определённые — как внутренние, так и относящиеся к беседе — ключевые условия, позволяющие самости осознать свою фундаментальную природу в качестве души, тогда возникает новое совместно разделяемое базисное состояние, служащее основой для воплощения и задействования творческого видения; оно становится доступным для лидеров, практикующих совместную беседу (Gunnlaugson, 2015). Однако этот способ взаимодействия, как правило, упускается из виду. В частности, в той мере, в какой находит выражение тенденция индивидуально интерпретировать чувствующее присутствие как некий инструмент или процесс получения доступа к эмерджентно возникающему будущему и влияния на него — если нет адекватной степени ясности и практических познаний о том, как можно напрямую работать с более глубоким источником самости лидера как его души в соотнесении с тем, что возникает в процессе беседы. Глубокое чувствующее присутствие проливает свет на неизведанные доселе аспекты этой территории при помощи коллективного процесса «первичного познавания» (Rosch & Scharmer, 1999) и «первичного бытия» (Gunnlaugson, 2015), который исследует фундаментально новые значение, смысл и основание того, что же значит выступать лидером в нашем современном VUCA-движимом2 мире.

Душа мною понимается как многомерное живое поле присутствия, опирающееся на внутреннее пространство нашего индивидуального и коллективного опыта

Природа души и обоснование в источнике

Душа мною понимается в меньшей степени в теологическом или духовном смысле, и в большей степени — как некое многомерное живое поле присутствия, опирающееся на внутреннее пространство нашего индивидуального и коллективного опыта.

В человеческой душе присутствие функционирует как вдохновляющий и мотивирующий центр инициативы, действия и творчества, и внутренне ему присущий узор функционирует в качестве руководящей силы, направляющей эту активность. Эта активность всецело спонтанна и свободна от ограничивающего влияния психической структуры <…>, и этот разум является частью неотъемлемо присущей Бытию разумной структуры. (Almaas, 1996, p. 87)

Алмаас в своих обширных трудах, посвящённых феноменологической природе души, предлагает перспективу на феномен души, содержащую важные идеи в отношении природы и контекста самости лидера, возникающей в практике глубокого чувствующего присутствия:

В признании души мы признаём подлинную самость, которая, как мы интуитивно знаем, является центром всего опыта и деятелем всего функционирования. Наша интуиция преображается в непосредственное восприятие того, что мы ощущали в качестве не только локуса всех внутренних переживаний и восприятий, но и в качестве деятеля всего опыта, восприятия и действия <…> различая эту чувственную основу, мы начинаем видеть поле, являющееся душой, и признавать ценность изначального качества души — феноменологической недвойственности её переживания. Когда мы признаём, что душа является тем, кто переживает, что переживается и полем переживания, то мы понимаем, почему в некоторых традициях она называется «органом переживания». (Almaas, 2004, p. 3)

В качестве нашего наисокровеннейшего, но при этом, парадоксальным образом, совместно разделяемого опыта, душа имеет свой собственный испытываемый в непосредственном переживании источник и свои способы бытия с тем, что есть, равно как и свой собственный своеобразный тонкий процесс узнавания того, что есть, и вовлечения с тем, что возникает. Глубокое чувствующее присутствие включает в себя связь с этим внутренне-совместным пространством и повышение нашей чувствительности к тонким, эмерджентным и творческим измерениям души, возникающим в процессе разговора. Это становится возможным, когда фундаментальный процесс творческого ви́дения возникает в результате воплощения творческой сущности (Reams, 2007). Иначе говоря, глубинный интеллект воплощения души пробуждает творческое ви́дение.

Обычно мы не осознаём внутреннее пространство, или фон, из которого возникает наше ви́дение или восприятие в процессе чувствующего присутствия

Как указывает Шармер (Scharmer, 2007), обычно мы не осознаём внутреннее пространство, или фон, из которого возникает наше ви́дение или восприятие в процессе чувствующего присутствия. Практика глубокого чувствующего присутствия, с другой стороны, указывает на природу этой внутренней территории путём внедрения способов переживания, процесса получения доступа и лидерства на основе этих очень тонких порядков творчества, из которых мы состоим. Речь идёт о нововозникающем, коллективно доступном локусе творения знания и диалогического процесса творчества. Из этого следует, что практика глубокого чувствующего присутствия задействует реальность из такой формы восприятия, которая способна вовлекать в беседу прямо в процессе разговора исходя из тонкого внутреннего пространства, или жизненного мира, в котором культивируется связанное с источником познавание и непосредственное пребывание в этом источнике.

Presencing: чувствующее присутствие. Отрисовка и вёрстка: Наталья Ильченко

Модель U-процесса, включающего в себя чувствующее присутствие, предложенная Отто Шармером.
(Пер. с англ.: Евгений Пустошкин; вёрстка и отрисовка: Наталья Ильченко.)

Закрепление и придание силы самости-как-душе, пребывающей в глубоком чувствующем присутствии

Глубокое чувствующее присутствие приглашает практикующих данный подход к тому, чтобы вступать в прямую связь с источником посредством их собственного живого опыта ведения беседы с другими людьми. В качестве формы воплощённого исследования глубинное присутствие не является ни техникой восприятия, ни ментальным алгоритмом по направлению нашего внимания на творческие цели. Скорее, это возникающий из измерения души способ сопребывания с внутренними измерениями нашего опыта в процессе беседы, который возвращает личность к воплощённому и ежемоментному контакту со своими корнями и природой, а также более глубокими взаимосвязывающими основаниями, лежащими в основе наших организаций, сообществ и более широкого понимания нашего места в мире и вселенной в целом.

Вовлечение самости-как-души в диалог позволяет лидерам получить доступ к необусловленному творческому источнику нашего совместного опыта

Вовлечение самости-как-души в процесс диалога создаёт условия для того, чтобы лидеры могли получить доступ к необусловленному источнику нашего совместного опыта, воплотить его, соотнестись с ним и исследовать мир исходя из него. Посредством культивирования своеобразных форм внимания глубокое чувствующее присутствие позволяет различать и улавливать полноту всего, что возникает, в рамках поля беседы и через него.

Если вернуться к упомянутому ранее образу прохождения сквозь пресловутое игольное ушко, то, в контексте глубокого чувствующего присутствия, это не может произойти через обращение только лишь к оку разума, или интеллекту. Скорее, это внутреннее око мудрости, так что природа этого портала в основе своей онтологична. Иными словами, ви́дение, или процесс познавания (то есть первичное познавание), интимно обусловлено способом бытийствования и прямого воплощённого доступа к корневому источнику нашего опыта (то есть первичному бытию). Не может быть творчески весомого способа познания без активации более радикально воплощённого способа бытия, который находится в созидательном ежемоментном контакте с динамизмом и жизненностью источника того, что есть, и того, что возникает, в нашем поле совместного переживания.

Не может быть творчески весомого способа познания без активации более радикально воплощённого способа бытия

Самость как нечто обособленное, с усилием продвигающееся сквозь время, обусловленное минувшими переживаниями и зацементированное (реифицированное) посредством сложных процессов отождествления ограничена в своих творческой способности и базовом структурировании. По сравнению с ней душа не связана этими ограничивающими факторами как в восприятии, так и в своём строении. Это так благодаря тому, что она интимно участвует в возникающей динамической основе и процессе объятия того, что есть. Самость как Душа, таким образом, экзистенциально воссоединяет нас с сущностной совместно разделяемой основой и межсубъективно задействуемым процессом бытия.

В практике глубокого чувствующего присутствия это становится динамической точкой вашей устойчивой направленности, корневой идентификации и контекста для воплощения лидерства и организационной культуры. Вместо того, чтобы упускать его из виду, данное воссоединение и «перевоплощение» самости культивируется в непосредственном открытии той глубинной основы, что неявным образом информирует, поддерживает и составляет её структурный строй. Если мы вживаемся в них в таком контексте, тогда частности и уникальные аспекты того, кто мы есть, помогают формировать и информировать наше восприятие такими способами, которые ценят творческий процесс как движение сокровенных природы, сущности и строя нашей души.

Самость как Душа экзистенциально воссоединяет нас с сущностной совместно разделяемой основой и межсубъективно задействуемым процессом бытия

Научиться коллективно соединяться с наисокровеннейшим пространством нашего опыта, или нашей душевной природой, в процессе беседы требует тонких и непрерывных ориентирующих модификаций. В разговоре после выполнения практики наблюдается повышение качества говорения и слушания благодаря более глубокой сонастройке с тем, что есть, и тем, что возникает, а также нашим динамическим чувственным осмыслением этого процесса. Структура самости у практика глубокого чувствующего присутствия, ориентирующегося в мире исходя из души (а не ведущего разговор из своего личностного «я»), обучается тому, чтобы сонастраиваться с таким способом бытийствования, который находится в более непосредственном и необусловленном взаимоотношении со всем возникающим в поле группового опыта. Это постепенно позволяет развить способность сохранять контакт со внутренней природой, или тканью, нашего опыта и различать её, что играет существенную роль в задействовании ключевых процессов первичного познавания и первичного бытия в процессе беседы.

Задействование самости как души требует более глубокого отпускания нашего сопротивления встрече с тем, что происходит в настоящее мгновение, и более полноценного вовлечения себя в процесс возникновения. Это подразумевает переобучение себя в том, чтобы отпускать привычки и культурные тенденции к маргинализации, затуманиванию или сокрытию души и источника. Посредством обретения подобного умения воссоединяться с источником при помощи души задействуются ключевые основополагающие условия, необходимые для поддержания эмерджентного творческого процесса диалогического лидерства. Это происходит посредством постепенного пути восстановления связи с нашей первичной, неограниченной и необусловленной природой в беседе и в наших жизнях в целом, а также её обновлённого воплощения и исследования мира исходя из неё.

Задействование самости как души требует более глубокого отпускания нашего сопротивления встрече с тем, что происходит в настоящее мгновение

Как таковая, практика глубокого чувствующего присутствия включает в себя различение, постижение, воплощение и исследование, осуществляемые исходя из наисокровеннейшего пространства нашего индивидуального и совместного опыта, разворачивающегося в беседе. Приглашение практикующих чувствующее присутствие к тому, чтобы исследовать это более глубокое и неявное измерение U-процесса, служит не только цели установления нового коллективного базиса для управления процессами созидания знания, но и в онтологическом смысле для открытия пространства бытийствования и созидания организационной культуры.

Исходящее из души и при этом тонкое и деятельное диалогическое лидерство

Практика глубокого чувствующего присутствия пробуждает межсубъективную основу для совместно разделяемого творческого чувствующе-присутствующего восприятия. Это происходит благодаря непосредственному познаванию и воплощению творческого начала в беседе. Творчество, следовательно, пробуждается и служит источником в течение всей беседы как центральный и динамичный аспект и выражение природных свойств нашей души. Это отличается от индивидуальной практики чувствующего присутствия, в которой творческий процесс пробуждается лидером, открывающим новое знание или задействующим эмерджентно возникающее будущее в ретрите или одиночестве.

Совместное глубокое присутствие

Путём пробуждения коллективных условий для освобождённого и менее отождествлённого с личностным «я» модуса внутреннего ви́дения глубокое чувствующее присутствие наполняет наше сознавание ключевыми цельно-парадоксальными качествами сознания, которые, в противном случае, как правило, остаются невостребованными и неактивными (например, причинное безмолвие, возникающее посреди тонких творческих движений ума и эмоции; открытая и доверительная чувствительность и заинтересованность в том, что отличается или обычно воспринимается как нечто чуждое или «другое; лёгкое любопытство в отношении нахождения синергии, или общего основания, между тем, что, в ином случае, проявляется как противоположные и разделяющие перспективы — помимо всего прочего).

Творчество пробуждается и служит источником в течение всей беседы как центральный и динамичный аспект и выражение природных свойств нашей души

Практика глубокого чувствующего присутствия — путём приглашения практикующих к беседе, которая ценит то, что является для нас самым сокровенным и существенным, — приглашает к воплощённому и совместно разделяемому контакту с обширными диапазоном и глубиной мудрости, стремящейся возникнуть через наши жизни. Глубокое чувствующее присутствие, таким образом, помогает нам ориентироваться в происходящем в процессе беседы со всё более развивающейся способностью к различению, опирающемуся на наше душевное измерение. Этот способ пребывания в непосредственном контакте с глубинным межсубъективным полем и основой бытия помогает со-творять преисполненное изобилия эмерджентное пространство, служащего тому, чтобы совместное сознание и душа оказывали влияние на строй нашей самости и наше исследование происходящих процессов.

Разрешая этому опыту всё больше разворачиваться в условиях познавания правды и открытости, практика глубокого чувствующего присутствия выстраивает отчётливые созидательные поле и этос. В них беседы ведутся изнутри вовне через тонкий совместный процесс постижения души и воплощения и соустановления культуры, сонастроенной с эмерджентно возникающим мудрым способом познавания и сопребывания.

Практика глубокого чувствующего присутствия приглашает к воплощённому и совместно разделяемому контакту с обширными диапазоном и глубиной мудрости, стремящейся возникнуть через наши жизни

Послесловие

Когда индивидуальные или коллективные формы чувствующего присутствия практикуются на базе допущений, ментальных моделей и интересов обособленной самости, или «я», то независимо от того, насколько изощрённым и убедительным является наше лидерство, оно не может служить жизни сколь-нибудь цельным и устойчивым образом. Учитывая длительную традицию в современном образовании укреплять обособленное дуалистическое «я», существует фундаментальное встроенное недоверие и отсутствие осознавания и чувствительности по отношению к способу пребывания в измерении души в рамках деятельностной сферы. Вместо этого душа традиционно низводится до чего-то, что служит более созерцательным формам деятельности и практик, большинство из которых задействуются обособленно от нашей профессиональной и личной жизни в мире.

Однако данное конкретное раздробленное наследие современности, или модерна (то есть маргинализация и отрицание души), фундаментальным образом противоречит одному из центральных вызовов, стоящих перед лидерством в наши времена. Яворски (Jaworski, 2012) описывает этот вызов как призыв к необходимости проявлять лидерство исходя из нашего внутреннего источника творчества и глубочайшей мудрости. Беря идею Яворски в качестве своей основы, глубинное чувствующее присутствие приглашает к развитию нововозникающей формы диалогического лидерства, которое привержено воплощающимся в источнике и душевном измерении способам познавания и бытия, практикуемым на передних краях созидательной беседы и организационной культуры.3

Глубинное чувствующее присутствие приглашает к развитию нововозникающей формы диалогического лидерства, приверженной душевным способам познавания и бытия

Библиография

Almaas, A.H. (2004). The Inner Journey Home: The Soul’s Realization of the Unity of Reality.  Shambhala Publishers.

Almaas, A. H. (1996). The Point of Existence: Transformations of Narcissism in Self-Realization. Shambhala Publishers

Gunnlaugson, O. & Walker, W. (2013). Deep Presencing Leadership Coaching: Building Capacity for Sensing, Enacting and Embodying Emerging Selves and Futures in the Face of Organizational Crisis, In Gunnlaugson, O., Baron, C., Cayer, M. (2013). Perspectives on Theory U: Insights from the FieldIGI Global Press.

Gunnlaugson, O. (2015).  From course notes of MBA 506 Conversational Leadership, Meridian University, San Francisco

Guttenstein, S., Lindsay, J., Baron, C. (2013) Aligning with the Emergent Future in Gunnlaugson, O., Baron, C., Cayer, M. (2013).  Perspectives on Theory U: Insights from the FieldIGI Global Press.

Hassan, Z. (2006). Connecting to the Source: The U-Process. In The Systems Thinker. Pegasus Communications.

Jaworski, J. (2012). Source: The Inner Path of Knowledge Creation. Berrett-Koehler Publishers.

Reams, J., Gunnlaugson, O., Reams, J. (2014). Cultivating Leadership Development through Deep Presencing and Awareness Based Practices.  Invited chapter in Building Leadership Bridges: Leading with Spirit, Presence and Authenticity. International Leadership Association. Jossey-Bass/Wiley.

Reams, J. (2007). An experiment in education for states. AQAL: Journal of Integral Theory and Practice, 2, 50 – 71.

Rosch, E., Scharmer, C. O. (1999). Primary knowing: When perception happens from the whole field (Interview with Eleanor Rosch). Retrieved January 23, 2015, from https://ai.wu.ac.at/~kaiser/birgit/Rosch-1999.pdf

Scharmer, C. O. (2007). Theory U: Leading from the future as it emerges. Cambridge,
MA: Society for Organizational Learning.

Scharmer, C. O. (2000). Presencing: Learning from the future as it emerges. The Conference On Knowledge and Innovation. Helsinki School of Economics, Finland, and the MIT Sloan School of Management.

Senge, P., Scharmer, O., Jaworski, J., & Flowers, B. (2004). Presence: Human purpose and the field of the future. Society for Organizational Learning. Cambridge, MA: Society for Organizational Learning.

Varela, F. (2000). The three gestures of becoming aware (interview with Claus Otto Scharmer) Dialogue on Leadership. Retrieved January 24, 2015, from http://​www​.iwp​.jku​.at/​b​o​r​n​/​m​p​w​f​s​t​/​0​2​/​w​w​w​.​d​i​a​l​o​g​o​n​l​e​a​d​e​r​s​h​i​p​.​o​r​g​/​V​a​r​e​l​a​.​h​tml

Об авторе

Перспективы теории U. Книга под ред. Олена Гуннлаугсона, Чарльза Барона и Марио КайераОлен Гуннлаугсон — адъюнкт-профессор кафедры лидерства и организационного развития в рамках факультета менеджмента бизнес-школы в Университете Лаваля (г. Квебек, Канада). Он занимается трансдисциплинарными исследованиями диалогического лидерства (conversational leadership), глубокого чувствующего присутствия (deep presencing), практик «мы»-пространства и фасилитации, а также навыков и коучинга созерцательного менеджмента. Результаты его исследований публиковались в ряде книг и множестве международных академических журналов, а также презентовались в виде докладов на ведущих научных конференциях. В настоящее время он в сотрудничестве с коллегами работает над написанием ряда книг и статей. Недавно он в качестве соредактора — вместе с Чарльзом Бароном и Марио Кайером —  опубликовал книгу по менеджменту под названием «Перспективы теории U: Открытия, сделанные в практике» (Perspectives on Theory U: Insights from the Field). Эта книга представляет собой антологию, посвящённую прикладным исследованиям теории U, выполненными тридцатью учёными из Северной Америки и Европы. Также — вместе с Джонатаном Римсом и Шоном Эсбьорном-Харгенсом — он является соредактором книги «Интегральное образование: Новые направления высшего образования» (Integral Education: New Directions for Higher Learning).

Примечания

  1. Я хочу лично поблагодарить Уилла Уокера, Рода Паннетта, Джорджа Пора, Рию Бек, Толулопа Илесанми, Соломона Крюгера и Мэрилин Хэмилтон за их полезную обратную связь в отношении настоящей статьи, данную ими на различных стадиях её написания.
  2. VUCA — это акроним, первоначально введённый армией США в 1990-е, но с тех пор обретший глобальное распространение в области исследований лидерства. Это призма, помогающая производить новые прозрения и форсайты в рамках преобладающих сегодня жизненных и деловых условий. VUCA расшифровывается как volatility (непостоянство), uncertainty (неопределённость), complexity (сложность) и ambiguity (многозначность).
  3. В настоящее время я предлагаю онлайн-курс по диалогическому лидерству (MBA 506 Conversational Leadership) в сотрудничестве с Университетом Меридиан в г. Сан-Франциско. Курс включает в себя подробное и интенсивное десятинедельное обучение практике глубокого присутствия и представляет собой часть планируемой к запуску серии онлайн-программ обучения практикам «мы»-пространства, которые будут предложены лидерам, агентам изменений и эволюционерам. Если вы хотите узнать больше об этой нововозникающей сфере глубокого чувствующего присутствия или же о моих исследованиях, то можете написать мне по адресу: olen.gunnlaugson@fsa.ulaval.ca

Олен Гуннлаугсон

Олен Гуннлаугсон (Olen Gunnlaugson, PhD)

Адъюнкт-профессор кафедры лидерства и организационного развития в рамках факультета менеджмента бизнес-школы в Университете Лаваля (г. Квебек, Канада). Соредактор книг «Перспективы теории U» и «Интегральное образование». Занимается трансдисциплинарными исследованиями диалогического лидерства, глубокого чувствующего присутствия, созерцательного менеджмента и др. новаторских областей.

Комментарии

  • http://pustoshkin.com/ Eugene Pustoshkin

    Несколько сложная, комплексная статья, но открывающая важную тему созерцательных подходов в развитии групп, организаций, в менеджменте и управлении. Автор пытается отразить сложные экзистенциальные оттенки опыта глубокого чувствующего присутствия и коллективного U-процесса. Must read для вдумчивых исследователей интегрального коучинга, интегрального бизнеса, интегрального организационного развития и интегральной психологии.

  • Александр

    Интересна и книга тоже. Но цена на учебники в Америке и Канаде, конечно, не слабая — 148$

  • http://pustoshkin.com/ Eugene Pustoshkin

    Недёшево и вправду.

 

In English