Памяти Колина Уилсона

Колин Уилсон5 декабря ушёл Колин Уилсон (1931 – 2013) — писатель, философ, развивавший направление феноменологического экзистенциализма и философии оптимизма. Известность среди западных интеллектуалов ему принесла книга «Посторонний» («The Outsider»), изданная в 1956 году, когда ему было двадцать четыре. Сам он следующим образом описывал феномен Постороннего — феномен, с которым так или иначе связаны большинство написанных им книг (если не все):

Я бы определил Постороннего как человека между мирами, того, кто слишком умён и восприимчив, чтобы поместить себя в рамки трудовой рутины обычного общества, но недостаточно умён, чтобы создать для себя собственные жизненные условия и жить той жизнью, какой он хочет. Работы Гурджиева, безусловно, могут помочь любому Постороннему развить чувство своего предназначения и направления в жизни. Я осознал это в возрасте 16 лет, задолго до того, как открыл Гурджиева, — через практику дисциплин, изложенных в «Бхагавадгите».1

Уилсон любил описывать, что на протяжении всей карьеры писателя-мыслителя его интересовал один бытийный факт: жизнь Постороннего представляет собой череду моментов экзистенциального воодушевления, сменяющихся моментами, омрачёнными меланхолией и утратой смысла. Для себя Уилсон обнаружил источник решения проблемы Постороннего во внутренней дисциплине — использовании своей свободной воли для упражнения интенциональности, способности спонтанно направлять сознание на какой-либо предмет (внутренний или внешний).

В этой связи Уилсона крайне занимало явление «пикового опыта» (данный термин был введён другом Уилсона Абрахамом Маслоу для обозначения необусловленных и спонтанных «вершинных» мистических состояний сознания). Он не был согласен с Маслоу, считавшим, что пиковое переживание, по определению, нельзя вызвать «искусственным путём»: как рассказывал сам Уилсон, он на собственном примере убедился в возможности преднамеренно вызывать «сознание силы» через использование психотехнического приёма, например, сознательной и продолжительной концентрации внимания на каком-то предмете, а затем внезапного отпускания данной концентрации.

Высказывания о Колине Уилсоне

Впервые с творчеством Уилсона я познакомился, когда мне было лет девять. Родители подарили мне его «Мир пауков», на тот момент научно-фантастическую трилогию (впоследствии ставшую квадрилогией), которую Уилсон замыслил в качестве постапокалиптического «Властелина колец». Будучи ребёнком, я незамедлительно погрузился в вереницу феноменологических образов, предложенных Уилсоном, которые служили для меня лучиками света, озаряющими странные и непонятные мне тогда реалии опыта. Я несколько раз перечитывал «Мир пауков», а позднее обратился и к его философским работам.

Я всегда буду благодарен Уилсону за то, что во многом именно через его труды я усвоил правильное оптимистическое отношение к реальности, на невообразимо растянувшееся мгновение замершее в предчувствии трансперсонального.

Евгений Пустошкин, главный редактор журнала «Эрос и Космос», психолог, переводчик

Уилсон обнаружил источник решения проблемы Постороннего во внутренней дисциплине — использовании своей свободной воли для упражнения способности спонтанно направлять сознание на какой-либо предмет

Почти 600-страничная книга Колина Уилсона «The Occult» попала ко мне в начале 70-х годов прошлого столетия и открыла мне глаза на надрациональные измерения жизни вместе со статьей о состояние-специфических науках Ч. Тарта, первыми попавшими ко мне книгами Шри Раманы Махарши и личным знакомством с Анри Волохонским. (Странная компания хотя и замечательных, но столь разных людей). Уилсоновская книга поразила своим охватом материала (бесценным на той стадии развития моего нового понимания мира) и тем, насколько хорошо, трезво и логично она рассматривала свой предмет. Никакого New Age, никакой поэтизации, никаких Inspirational writings. Это то, чего и можно было ожидать от человека с его корнями, которого даже пытались причислить к Angry Young Men. И написанное им, несомненно, было подходящей пищей моему «духовному организму» в те годы. Точнее, важным компонентом этой пищи. Спасибо Колину за то, что он сделал для меня.

Тыну Рихович Сойдла, один из пионеров трансперсональных исследований в России; доктор биологических наук, генетик; соучредитель и действительный член российской Ассоциации Трансперсональной психологии и психотерапии (АТПП); член Президиума АТПП

Никакого New Age, никакой поэтизации, никаких Inspirational writings

В этот уик-энд (14 – 15.12.2013) я встречался с нашим автором — известным английским философом Саймоном Кричли; он был в Москве на конференции по этике. Когда я сказал ему, что умер Уилсон, тот поведал мне свою историю о том, как он — английский парень из панк-команды — решил поступить в университет на философский факультет под впечатлением от прочитатнной им книги Уилсона, — и это были «Пауки».

Для меня Уилсон сыграл примерно такую же роль: это было в начале перестройки, многие мои друзья с упоением кидались в открывшиеся возможности нового предпринимательства, я тогда прочитал корявый перевод книги Уилсона и решил, что участвовать в этой гонке по тем правилам уж точно не буду, что вот классно дать почитать эту книгу моим друзьям и не только им — именно вот в это «шальное» время. Это было одним из оснований моей позиции тогда, а возможно, и теперь.

Олег Вавилов, издатель, генеральный директор издательского дома «Постум»

Я  решил, что вот классно дать почитать [Уилсона] моим друзьям и не только им — именно вот в это «шальное» [перестроечное] время

Примечания

Евгений Пустошкин (Eugene Pustoshkin)

Клинический психолог, эссеист, переводчик книг философа Кена Уилбера, исследователь-практик интегрального подхода. Ведущий семинаров по холосценденции.

www.pustoshkin.com

Комментарии

  • Victor Shiryaev

    После этой заметки, решил почитать «Мир пауков», первый том уже проглотил. Очень интересно и красочно, и я теперь понимаю, почему это называется экзистенциальная феноменология — очень много описаний реализаций от первого лица, связанных с концентрацией, присутствием, успокоением, бытием потоком жизни, реализацией настоящего Я, возвращением к Источнику энергии творения, упражнением мышц сознания… Всего и не перечислить… Отдельный акцент Уилсон делает на волевом намерении, подчеркивая, что воление — это тот важный навык, который делает нас людьми. Спасибо большое за публикацию!

    • http://pustoshkin.com/ Eugene Pustoshkin

      О да! Это кладезь феноменологического экзистенциализма. У него ещё хороши более ранние «Космические вампиры» и «Метаморфозы вампиров», там описывается феномен психического (биоэнергетического) вампиризма, интересовавший Уилсона. И не всё там выдумка. «Паразиты сознания» тоже были классикой, там есть некий романтизм, конечно, но, когда был подростком, мне жутко понравилась книга (там лавкрафтовские коннотации). У него более 150 книг, есть что читать — раздолье! Правда, электронных версий большинства нет, но можно выискивать в букинистических заокеанских магазинах [для фанатов :-)].

      • Victor Shiryaev

        Думаю, после цикла «Мир пауков» перейти всё-таки к философским работам! 🙂 И ещё очень интересует Кёстлер — из той же серии, и писатель, и публицист, и философ, и человек удивительной судьбы.

  • Alexander Maneev

    Колин чудесен. Светлая память арахнофилу. Это такая редкость в современном мире. Отличный урок по моделированию опыта.

 

In English