О том, как мы постоянно оцениваем развитие друг друга

Как-то летом я сидел на поляне в Новой Голландии и смотрел футбольный матч, который показывали на большом экране. Непосредственно рядом со мной расположилась незнакомая девушка с сияющими теплотой глазами. Несколько раз наши взгляды пересекались, и я ощущал волну тепла. Я смотрел футбол и одновременно обращал внимание на неё, пытаясь определить, какая глубина скрывается за её внешностью, энергетикой и юностью. Поразмыслив, решил не идти вглубь и не заводить знакомства, — некоторые подарки судьбы лучше оставить нераскрытыми. Как символы чего-то возможного. Тайны человеческой. После футбола, когда шёл домой, я погрузился в размышления о том, что же происходит, когда у нас возникает встреча с другой личностью. Из размышления и родилась данная статья.

superheroes retro 1

Часть 1. Развёртывание сознания

В созерцании мне открывается, что мы постоянно и естественным образом оцениваем зрелость друг друга в разных сферах (интеллектуальной, эмоциональной, социальной, сексуальной, финансовой, предпринимательской и др.); известно мне и то, что в современной психологии очень много внимания уделено вопросам внутреннего развития человека (психологического, а не биологического). В итоге, на мой взгляд, все мы могли бы очень многое извлечь из осознанного и искусного информирования своих житейских оценок результатами современных исследований развития сознания.

Как показывают, например, исследования гарвардских психологов, наше психическое развитие не заканчивается, когда нам исполняется шестнадцать или восемнадцать, не должно оно заканчиваться и в возрасте сорока или семидесяти лет.1 На самом деле, зрелость человека может развёртываться (если нет задержек развития) в течение всей жизни — от рождения до смерти (а кто-то утверждает, что и далее). Пока живём и активно обращаем своё сознание в действие, мы развиваемся, обретаем всё большую мудрость и глубину.

Порою мы сами делаем всё возможное и невозможное, чтобы застопорить свой собственный рост — через осознанное, неосознанное и бессознательное цепляние за известное, за «безопасное», за привычное (большую роль в этом играет и цепляние за освоенный материальный базис, обеспечивающий наше выживание и достаток, и усвоенные от родителей и общества страхи и ограничения).

Каждый новый уровень сознания — это жизненный вызов, брошенный потоку нашей событийности

Шажок в новый уровень сознания — шаг в неизвестность. Мы там никогда не были. Новые смыслы и откровения, новые проблемы и заботы — всё это ожидает нас на каждом последующем витке спирали развития.

Каждый новый уровень сознания — это жизненный вызов, брошенный потоку нашей событийности.

Вероятно, одной из причин нашего упрямого нежелания двигаться дальше является наше общественное неведение о том, что развитие взрослой и зрелой личности есть не одномерное «плоское», а многомерное и имеющее глубину и динамичность явление, которое находится в тесной взаимосвязи с движениями общественной и культурной жизни.

Обычно у нас нет в распоряжении точных и всеобъемлющих карт возможной траектории своей жизни и её потенциалов, так что мы ориентируемся на крайне ограниченные представления о процессах роста и развития. Тем не менее, подобные карты и ориентирующие системы координат существуют, и мы о них постараемся поведать на страницах журнала «Эрос и Космос».

В данный же момент я лишь вкратце замечу, что каждый уровень психического развития представлен некоей своей структурой сознания с соответствующим мировоззрением. В настоящее время можно выделить следующие обширные уровни мировоззрений, названия которых говорят сами за себя: архаическое, магическое, мифическое, рациональное, плюралистическое, интегральное и трансперсональное.

Каждое последующее мировоззрение медленно, но верно сменяет предыдущее в качестве системообразующего для той или иной эпохи общественной жизни. В индивидууме же процесс перехода от одной структуры сознания к другой может растягиваться на годы и десятилетия, особенно если нет установки на трансформирующее саморазвитие.

В общественных масштабах этот процесс разворачивается в виде флюктуирующего взаимоналожения волн развития, со своей сложной динамикой и колебаниями, причём всё равно остаются большие очаги общества, практикующие более ранние мировоззрения. На планете Земля сегодня можно видеть и архаико-магические племена, и мифические теократические общества, и рациональные технократические и корпоративные государства, и плюралистические сообщества и т. д.

К тому же более ранние уровни остаются представлены в археологических глубинах нашего текущего индивидуального и общественного сознания (и бессознательного). Где-то в верхних пределах нашего развития ожидают нас и собственные потенциалы. Кластеры самых разных уровней сознания (как менее, так и более высоких, чем средний уровень сознания) можно увидеть не только в различиях между разными культурами, но и внутри отдельно взятых обществ.

Приблизительно 70 % населения мира всё ещё живёт в дорациональных миропространствах

Иначе говоря, ошибочно считать, что если конкретно вы принадлежите рациональному мировоззрению, то это означает, что «весь современный мир рационален». Приблизительно 70 % населения мира всё ещё живёт в дорациональных миропространствах, структурированных своей сложной смысловой и социальной динамикой (и пусть не вводит вас в заблуждение то, что они могут пользоваться современными технологиями). Есть и авангард, состоящий из, условно, 1 – 2 % населения, который продвинулся в пострациональные и постплюралистические формы бытия и сознания.

В дальнейшем на страницах журнала мы будем этого наверняка касаться и делать номадические набеги на различные структуры сознания и модели развития, и тогда их значение будет всё более проясняться. Прошу запастись терпением. Пока же, во второй части данной статьи, я обращусь к тому, как же мы чуть ли не ежедневно оцениваем развитие друг друга.

Часть 2. Какова твоя глубина?

В самом начале статьи мною сказано следующее: мы постоянно и естественным образом оцениваем зрелость друг друга в разных сферах. Мы выстраиваем иерархии ценности, ранжируем поведение и личность других людей, определяем тех, кто ближе нам по взглядам и неким невербальным «вибрациям», кто дальше отстоит от нас, и предпочитаем группироваться и взаимодействовать с теми, кто подходит под наши стандарты (как сознаваемые, так и неосознаваемые).

Один из жизненных и ярких примеров: в гетеросексуальных отношениях женщины оценивают мужчин, их зрелость в знакомстве и личной жизни, чтобы предугадать, надёжный ли это партнёр, стоит ли с ним общаться, защитит ли он, насколько зрела его эмоциональная и социальная личность, насколько он эффективен в финансах и т. д. Известный факт, что красивые и умные женщины постоянно фильтруют спектр своих знакомств, опираясь на свои критерии, отчасти данные интуитивно, отчасти вырабатываемые с опытом.

Мы выстраиваем иерархии ценности, ранжируем поведение и личность других людей

Таким образом, независимо от того, признают они это открыто или нет, женщины выстраивают естественные иерархии ценности общества того или иного мужчины, глубины его внутреннего мира (есть ли там вообще глубина, или он способен лишь только на реакцию по принципу коленного рефлекса; для своекорыстных и эгоцентричных дам — можно ли из него верёвки вить и т. д.), в особенности — но не только — если он может быть потенциальным партнёром в интимной близости.

Зрелые мужчины тоже оценивают женщин не только и не столько по их красоте, сколько по той глубине опыта, которую они с ними могут разделить и совместно создавать; а также, с определённого момента, и то, насколько они самостоятельны и автономны в своём самоощущении, насколько глубокое они вызывают к себе уважение.

(Здесь уместно вскользь отметить, что в ходе своего взросления и индивидуации мужчинам важно постепенно научиться дифференцировать свои мощные проекции анимы на женщин от более объективного и цельного видения реальной зрелости своих интимных партнёров, иначе они могут оказаться в заложниках у фиксации, вызванной неотрефлексированной и недостаточно созревшей межличностной динамикой. То же самое касается и женщин — в отношении своих проекций анимуса на мужчин. Иначе — «сон разума рождает чудовищ».)

Сходные иерархии ценности строятся в самых разных сферах, например когда работодатель оценивает зрелость сотрудника и его готовность соответствовать требованиям рабочей среды в ходе интервью при приёме на работу. Если подыскивается уборщик, это один список требований; если же требуется топ-менеджер крупной корпорации, то список требований (даже интуитивных) становится намного выше. Стратегический же консультант, к примеру, обязан обладать панорамным видением контекстов, имеющих значение для той или иной компании.

Ещё один пример: практикующие психологи и психотерапевты, как правило, во время сеансов психотерапии постепенно выстраивают более зрелое и цельное (исцелённое) поведение, особенно через практику систем вознаграждения (в виде похвалы, кивков, «жетонов» и т. д.). Иными словами, хорошие психотерапевты тоже создают иерархии ценностей, оценивают личностные и поведенческие потенциалы своих клиентов относительно доступных им систем координат и стандартов, оставаясь при этом максимально «безоценочными» в плане эмоциональной окраски своих суждений и некоей профессиональной невовлечённости в жизненные выборы другой личности.

Сами стандарты оценки развиваются вместе с нашим собственным сознанием, вначале они могут быть дорациональными, смутными и неосмысленными, в дальнейшем они могут обретать новые формы и усложняться, пока, в конце концов, мы не начинаем обращать внимание на то, что у нас всё же есть стандарты — стандарты общения, взаимопонимания, резонанса, с кем мы стремимся общаться, с кем не очень, а с кем ни то ни сё. Понижает ли человек своим присутствием уровень резонанса в коллективе, вытягивает ли всё общение только на себя, разрушает ли конструктивный дискурс, или наоборот — повышает резонанс, умело поддерживает зрелое общение, оказывается способен к глубинному прислушиванию к Другому.

Чем более зрелой является личность человека и чем более развитым становится его социальный интеллект, тем больше внимания он уделяет цельной оценке личности и поведения другого человека (и зрелости групповых взаимодействий). Оценивается не только актуальная база психологической зрелости личности, но и так называемая зона её ближайшего развития: то есть то, насколько оцениваемый человек раскрывается для потенциалов более высоких уровней развития в живом диалогическом взаимодействии. И мужчины, и женщины в своих оценках обращают внимание на потенциал человека (потенциал в плане его внутреннего развития, потенциал для них и потенциал для сообщества, в которое человек вливается).

Чем более зрелой является личность, тем больше внимания она уделяет цельной оценке поведения другого человека

Мы постоянно плетём явные или неявные паутины ценностных иерархий, оценивая феномены и явления. Чем более зрелыми и вовлечёнными в общественную жизнь и социальные проекты мы становимся, тем больше мы оцениваем уровни развития друг друга и гибко выстраиваем естественные иерархии оценок явлений, чтобы сориентироваться в хаотическом океане феноменов жизни.

Как рациональные существа, мы это делаем, потому что хотим, чтобы наши проекты доводились до конца; наши новые отношения не повторяли ошибок предыдущих (как иррациональные и, иной раз, психологически израненные существа, мы нередко совершаем ошибки в оценках или имеем искажённые представления о своих мотивациях, — но это уже тема для другой статьи); мы достигали своих целей и имели то качество жизни, которое нас устраивает и способствует нашему собственному росту.

Выстраивание оценочных иерархий необходимо для того, чтобы защитить отвоёванную у «энтропии» глубину. В нашем индивидуальном, а также и коллективном сознании формируется скользящая шкала оценки зрелости, которая сама по себе способна эволюционировать. В условиях социума мы можем испытывать потребность защищать большую глубину от менее зрелого и поверхностного лидерства; чем более целостным, или интегральным, или зрелым, становится наше сознание, тем больше внимания при этом мы уделяем уравновешиванию всей спирали коллективных эволюционных торнадо, чтобы способствовать формированию здоровых хранилищ и вместилищ для миропространств самых разных мировоззрений и структур сознания в обществе.

Образование оценочных иерархий не является исключительно «левополушарным» событием. На самом деле, по крайней мере в определённый момент своего врастания в экзистенциальную реальность, мы начинаем производить оценку, обращаясь к множеству каналов и способов восприятия, входя в резонанс с оцениваемым всей душою и телом, совмещая как интуитивные, так и рациональные оценки. И левое, и правое полушарие участвуют в созерцании, дифференциации и конструировании реалий, причём этот процесс опосредуется всепронизывающим феноменом человеческого языка.

Выстраивание оценочных иерархий необходимо для того, чтобы защитить отвоёванную у «энтропии» глубину

Постепенно мы приходим к тому, что стремимся к живому общению с Личностями, выросшими за пределы паттерна поведения, осуществляемого по принципу «стимул — реакция». Становится видно, что чем более зрел человек, тем менее он импульсивен и тем более он спонтанен (то есть его реакция не обусловлена стереотипными паттернами, а возникает из некоей автономной безусловности, вносящей творческую новизну во взаимодействия). Даже достигая высоких, или поздних, «автономных» и «поставтономных» стадий развития2, мы всё ещё остаёмся ограничены структурой своего сознания.

Под структурой сознания имеется в виду, что мы с большей вероятностью будем проявлять такой-то и такой-то тип поведения, осмысления жизни, эмоционального отношения к феноменам в социальном мире и так далее. Чем более зрелая структура сознания, с которой мы отождествляемся, тем более обширным является вероятностное поле, тем больше необусловленной спонтанности мы можем проявить, вкладывая в свои действия и проявления творчество и свободу воли.

Оценка глубины развития личности — это оценка того, насколько зрелым является внутренний Космос индивидуума; насколько полно его «микрокосмос» соответствует «макрокосмосу». Мы постоянно оцениваем зрелость других людей. И это важно для нашего выживания, профессиональной и творческой самореализации.

Мы начинаем своё путешествие в мире неинформированными и необученными, постепенно впитывая общественные установки и воззрения, а затем и выходя за их пределы, становясь «авторами самих себя». Умение эффективно обращаться к своим рассудочным и интуитивным оценкам, сохраняя при этом глубокое безоценочное присутствие, требует целостного внимания и культивации. Данная публикация только открывает эту тему и ни в коем случае не является исчерпывающей.

Примечания

  1. См. ссылки на исследователей в книге Кена Уилбера «Интегральная психология». В частности, стоит обратить внимание на труды Роберта Кигана и Сюзанны Кук-Гройтер. См. переведённую на русский язык статью Кук-Гройтер «Развитие эго: девять уровней всё большего охвата» (2009).
  2. Описание «автономной» стадии и «поставтономных»  стадий развития см. в той же статье Сюзанны Кук-Гройтер (2009).

Евгений Пустошкин (Eugene Pustoshkin)

Клинический психолог, эссеист, переводчик книг философа Кена Уилбера, исследователь-практик интегрального подхода. Ведущий семинаров по холосценденции.

www.pustoshkin.com

Комментарии

  • http://www.direct-response.com.ua Денис Куклин

    спасибо, очень понравилось!

  • Artem Karpov

    Вот бы пояснение к этому абзацу: «дифференцировать свои мощные проекции анимы на женщин от более объективного и цельного видения реальной зрелости своих интимных партнёров, иначе они могут оказаться в заложниках у фиксации, вызванной неотрефлексированной и недостаточно созревшей межличностной динамикой». Что это за проекции и фиксация?

    • http://pustoshkin.com/ Eugene Pustoshkin

      Ох, прямо тема для отдельного исследовательского очерка. В юнгианской литературе, а также в литературе по объектным отношениям много разрабатывается этот вопрос. Эти книги активно издавались в последние годы.

 

In English