Интегральная антропология в эпоху глобализации

Впервые этот текст был опубликован на сайте integralpro​.ru. Публикуется в журнале «Эрос и Космос» с разрешения автора.

Эпоха глобализации, в которую так скоро и внезапно шагнуло человечество, бросает нам новые вызовы и создаёт для нас новую реальность. Нас семь миллиардов, — и мы оказались не только во взаимозависимых, тесных экономических отношениях и внутри географически тесных, проницаемых границ, но и в ещё более тесных, интимных, информационных потоках, сталкивающих нас, таких разных, друг с другом в информационной социальной сети.

bkr-star-t_ca0-jumbo

Теоретики информационного общества писали в период его зачатия о сложностях самоидентификации, сложностях в отношениях с потоками времени и пространством, о виртуализации реальности и многих других проблемах и особенностях, которые могут возникнуть1, — и мы действительно столкнулись с ними. Если судить по происходящим событиям в мире, одна из самых главных сложностей, — это как нам всем (людям с разными ценностями, разным мировоззрением, разным политическим и экономическим развитием) вместе уживаться в тесных границах — как реальных, так и виртуальных.

Как человечество мы обнаружили себя в условной коммунальной квартире, где проблема в комнате пьющего соседа становится проблемой для всех. Где лихорадка Эбола в Африке перестала быть проблемой этого континента в связи со свободным и быстрым перемещением. Где экономический или социальный кризис в одной стране затрагивает глобальную мировую экономику, где политический кризис в другой стране касается политических систем и режимов в остальных странах, где высказанная ценностная фраза в одном сообществе в мгновение ока попадает в поле зрение другого и вызывает социальные столкновения. Нет больше таких специфических внутренних событий, дел, функционирования на уровне национальных государств или социальных сообществ, которые бы никак не затрагивали или не касались друг друга.

Нет больше таких специфических внутренних событий и дел, которые бы никак не затрагивали или не касались друг друга

Кризис глобализации, в который мы так дружно вступили, благодаря техническому, научному прогрессу и росту популяции, как и любой кризис, является сигналом необходимой трансформации. Я не буду касаться возможных трансформационных процессов в социальной, экономической, политической системах. Я хочу затронуть тему трансформационных процессов в сознании, которые, как мне кажется, происходят, необходимы и возможны в текущем кризисе с точки зрения интегрального подхода.

Интегральный подход говорит нам о том, что мы отличаемся друг от друга горизонтально (у нас разные культуры, смыслы, ценности, образ жизни, темпераменты, условия среды) и вертикально (у нас разные эволюционные уровни/стадии развития сознания)2. Соответственно в эпоху глобализации происходят разногласия и столкновения как горизонтальные (культурные, религиозные), так и вертикальные (различное отношение к реальности и разный опыт ее проживания и самоосознавания). Это очень сложная ситуация и очень запутанная, так как о нашем человеческом сознании и о его эволюционном развитии мы пока ещё знаем очень мало.

Графическая реализация квадрантов - Анатолий Баляев.

Если мы взглянем на себя в контексте биологического вида, проживающего на планете Земля, то мы увидим, что по сути мы ещё очень молоды и незрелы в том, как мы проявляемся и что знаем о себе и о мире. Рациональный, объективный, научный подход к самоосознаванию и изучению окружающей среды устойчиво существует всего лишь пару столетий.

Мы очень долго осваивали и проходили период, связанный непосредственно с выживанием, освоением территории, расширением (экспансией) нашего вида. Наше коллективное сознание на протяжении тысяч лет было фиксировано на внешних перспективах и квадрантах, то есть на том, что нас окружало вовне. И хотя индивидуальная рефлексия и изучение внутренних феноменов безусловно возникли очень рано, в первом первобытном мифе и смысле, они пока еще не ушли дальше антропоцентрического, мифического понимания самих себя как живых, осознающих существ в коллективном аспекте.

Наше коллективное сознание на протяжении тысяч лет было фиксировано на внешних перспективах и квадрантах, то есть на том, что нас окружало вовне

Сейчас этот факт делают очень видимым информационные технологии и сеть. Сотни миллионов различных сознаний вышли друг к другу практически напрямую, с мгновенной обратной связью, с огромным количеством мнений, точек зрения, мировосприятия, знаний, мифов, лжи, фактов, с передачей эмоций. Когда-то создатели информационной сети предполагали, что это приведет к большему объединению и взаимосвязям, к расширению перспектив, но сейчас наоборот люди добровольно разрывают эти взаимосвязи и объединяются в закрытые социальные, информационные группы, фильтруют информацию только по своим интересам и убеждениям, отключаются от потоков, противоречащих их ценностным убеждениям. Кроме того, такой массив различной информации и её лёгкая подделка и фальсификация вызывают дезориентацию в ценностных опорах, недоверие к фактам и событиям.

По сути, в эпоху глобализации, при всем объединении и тесноте системных и информационных структур, мы стремительно разделяемся, а также ищем опору в том, на что эволюционно успешно опирались уже длительное время — это традиционные, консервативные, религиозные ценности. Коллективное сознание нашего вида, преимущественно опорное, пока ещё на Янтарной стадии3, оказалось не готовым переварить реальность, которую создало рациональное сознание Оранжевого уровня и плюралистическое Зеленого уровня. Возникают новые радикальные, религиозные течения, религиозные войны, религиозный терроризм, активно реабилитируются патриархальные ценности, консервативный взгляд на отношения, сексуальность и т. д. Из другого пласта сознания всё чаще тревожно звучат слова «средневековье», «мракобесие», «варварство». Происходит закономерный откат Янтарного сознания в связи с невозможностью справиться с новыми условиями существования.

Как коллективный подросток, мы начинаем с коллективной рефлексии и самопознания — кто мы есть? для чего мы здесь, на этой планете как вид, как форма жизни и как форма сознания?

Янтарное сознание само по себе действительно не может существовать в этих новых условиях, так как оно по своей структуре не принимает различные точки зрения и средовую неопределенность. А также пока не понимает тот факт, что пользуясь привилегиями новых постиндустриальных условий жизни в нижнем правом квадранте (коллективном социальном измерении), невозможно избежать трансформации, которая при этом необходима и возникает в сфере ценностей и сознания. Больше невозможно находиться на Янтарной стадии сознания и при этом сохранять технологически развитую, сытую среду, закономерно создавшую численный рост популяции и глобализацию как таковую. Либо мы разрушаем эту новую среду через войны и через старые, хорошо известные нам, традиционные, ксенофобные, репрессивные практики, и возвращаем Янтарному уровню соответствующий ему нижний правый квадрант — доиндустриальное общество, — либо мы двигаемся дальше в эволюции сознания коллективно. Это переход для человечества из опорного и понятного, жестокого и эгоцентричного коллективного детства в непонятное, неизвестное, сложное коллективное подростковое существование. Но так как мы не дети, а взрослые индивидуумы со всем спектром возможностей, доступом к оружию массового уничтожения и со свободой волей, исход этого перехода может быть любой, включая и наше видовое исчезновение.

Уровни высоты сознания и линий развития: когнитивная по Пиаже/Коммонсу/Ауробиндо и ценностей по Грейвзу/спиральной динамике

Уровни высоты сознания и линий развития:
когнитивная по Пиаже/Коммонсу/Ауробиндо
и ценностей по Грейвзу/спиральной динамике/Уэйд.
Иллюстрация из книги Кена Уилбера «Интегральная духовность»

Как коллективный подросток, мы начинаем с коллективной рефлексии и самопознания — кто мы есть? для чего мы здесь, на этой планете как вид, как форма жизни и как форма сознания? Только недавно с возникновением эпистемологии, феноменологии, психологии мы стали понимать, как работает наше сознание, познавательная деятельность, как мы структурируем и интерпретируем реальность, и какие ограничения у нас в этом существуют. Более-менее освоив внешнюю реальность, закрыв базовые потребности выживания (к сожалению, ещё не везде), мы только подходим к освоению и изучению своей внутренней реальности, внутренних перспектив, из которых мы выстраиваем нашу жизнь и взаимоотношения. Мы не просто феноменологически наблюдаем и проживаем эту внутреннюю реальность, но и наконец пытаемся понять и изучить с помощью научного подхода её закономерности, механизмы её работы, её развитие. Интегральный подход предлагает учитывать в этом процессе все возможные перспективы как индивидуальные/коллективные, внутренние/внешние, исторический контекст, эволюционный контекст, контекст культурных/типовых различий. Интегральная антропология — это изучение человека как вида в эволюционном контексте и с учетом развития его сознания, его ограничений и возможностей.

Интегральная антропология — это изучение человека как вида в эволюционном контексте и с учетом развития его сознания, его ограничений и возможностей

Эта практика познания и новой коллективной рефлексии, как мне кажется, может дать возможность для благополучного выхода из кризиса глобализации. Эта рефлексия не только позволяет нам больше узнать о себе, она также помогает возникнуть новому навыку — второй коллективной перспективе. Позволяет изучать себя не только внутри видового контекста и антропоцентризма, а в перспективе восприятия себя как еще одной формы жизни во Вселенной. Это как если бы мы изучали человечество, будучи другой формой жизни, посетившей нашу планету. Что бы мы увидели тогда через эту перспективу? Как бы мы интерпретировали то, что происходит с человечеством? Что бы мы обнаружили относительно того, что человечество уже живет среди различных земных форм жизни и сознания и как оно с ними сосуществует? Можем ли мы взглянуть на себя глазами другого вида, как мы когда-то смогли увидеть себя глазами другого человека? И что мы тогда увидим… Что?

befa53b08ed08b499a1060effb2c4258

Наши корни и методы исследования внутренних измерений

Итак, посмотрим на человечество из второй коллективной перспективы, применяя интегральный подход. Вторая коллективная перспектива — это возможность взглянуть на себя со стороны, как бы глазами другого вида или формы сознания (мы, конечно, все равно находимся в пределах человеческого сознания, однако такой условный поворот в перспективе позволяет дистанцироваться от коллективной общности и выйти за рамки антропоцентризма). По аналогии со второй индивидуальной перспективой, когда у личности в процессе психологического развития появляется возможность взглянуть на себя глазами другого человека — именно этот навык сознания позволяет нам адаптироваться и социализироваться через рефлексию и самосознавание. Так как сейчас наша адаптация как живых существ на планете крайне усложнилась, вторая коллективная перспектива может помочь открыть новые аспекты и возможности во время кризиса глобализации.

Эта практика познания и новой коллективной рефлексии позволяет изучать себя не только внутри видового контекста и антропоцентризма, а в перспективе восприятия себя как еще одной формы жизни во Вселенной

Начнем с наших корней. Палеоантропология, благодаря последним открытиям и исследованиям, относит наш вид Homo sapiens sapiens к роду Люди, семейству Гоминиды из отряда млекопитающих — Приматы. Примерное время возникновения вида Homo sapiens sapiens по разным данным около 100 тысяч лет назад. При этом наши ближайшие предки из гоминид — предположительно австралопитеки (знаменитая «Люси»), возникли около 3 – 4 млн лет назад и вымерли около 2 млн лет назад, что говорит о том, что наш вид действительно молодой.

На данный момент мы единственные представители семейства гоминид, все остальные разнообразные виды из нашей общей семьи вымерли (последними видовыми родственниками, с кем мы достаточно долго и конкурентно сосуществовали, были, видимо, неандертальцы в период примерно 130 – 28 тыс лет назад). Интересно, что такое снижение видового разнообразия считается признаком эволюционных ограничений.

Люси (австралопитек)

Основными биологическими отличиями гоминид от других приматов являются: прямохождение, особенное строение кисти, позволяющее изготавливать орудия (инструменты) и особенности строения мозга. Очевидно, нашему виду все это очень пригодилось в контексте выживания. Хотя орудия могли изготавливать и более древние виды гоминид 1,8 млн лет назад, а может и еще раньше, так как кисть уже была для этого приспособлена анатомически, мы достигли виртуозности во владении нашей кистью, как в техническом аспекте, так и в культурно-эстетическом.

Из особенностей наших более широких родственных связей можно выделить то, что все приматы имеют социальную структуру той или иной степени сложности и достаточно высокую по сравнению с другими млекопитающими внутривидовую агрессию. Тут интересно отметить, что наличие социальной структуры является очень древним эволюционным приобретением у приматов и у многих других млекопитающих, что противоречит описанию Бежевого уровня в популярной концепции спиральной динамики как недифференцированного индивидуального и коллективного сознания, основанного на примитивных, исключительно витальных потребностях.

Наша эволюционная интенция даёт нам высокую адаптацию, но также и высокий риск вымирания не только нашего вида, но и других живых существ

Что же дает нам знание своих древних корней? Корни содержат некую интенцию и эволюционные возможности, вектор развития. Очевидно, уже вначале истории эволюции гоминид интенция была направлена на освоение и развитие инструментального, технологического аспекта. Это впервые позволило нам как виду преодолеть природные ограничения выживания на планете (например, другие живые существа не могут проживать в условиях, где климат для них неблагоприятен, а мы можем), а в перспективе и расширить возможности выживания и экспансии за пределы планеты (выход в космос). С другой стороны, высокая внутривидовая агрессия, свойственная приматам, привела к жестокости небывалого масштаба и изощренности в контексте той же инструментальной и технической изобретательности вплоть до создания оружия, позволяющего разнести всю планету на кусочки.

У нас есть эволюционная интенция, которая с одной стороны дает нам высокую адаптацию, а с другой — высокий риск вымирания не только нашего вида, но и других живых существ. В этой части согласно интегральному подходу мы посмотрели на наши корни в контексте внешних правых перспектив рационального, научного подхода.

ris1
Теперь перейдем к внутренним перспективам и к небольшому отступлению. В интегральном подходе в качестве основных эпистемологических инструментов во внутренних квадрантах Кен Уилбер выделяет две индивидуальные перспективы: непосредственно феноменологию (чистое наблюдение, созерцание изнутри) и структурализм (взгляд снаружи, извне на внутренние процессы, интерпретацию) и две коллективные — герменевтика4 и этнометодология.

Из многих популярных текстов интегрального подхода может показаться, что индивидуальное исследование нашего внутреннего пространства основано преимущественно на феноменологии, в связи с тем, что Кен Уилбер чаще делает акцент на созерцательных традициях в буддистском варианте. Однако Уилбер в своей концепции постоянно упоминает и об ограничениях, связанных с интерпретацией и усвоением состояний, полученных в этих практиках и о важности психологического и духовного структурализма.

Наше различение и интерпретация лежат в основе любого контакта со своим внутренним пространством пока мы живы, и пока наш индивидуальный ум, мышление и психическая структура активно работают, как бы нам не казалось, что мы от них независимы в медитативных состояниях сознания. Перспектива «Оно» является нашей базовой, постоянной способностью и связана с наличием у нас объектного ума, интеллекта, который так или иначе всегда активен в состоянии бодрствования и непосредственно включается в процесс медитативной практики, если не во время, то после нее, замечаем мы это или нет. На эту нашу способность различения и интерпретации, согласно интегральному подходу, влияют особенности структуры психики, стадии ее развития, а также культурные и типовые особенности, включая исторический контекст.

ris-2

Таким образом, феноменологические практики дают нам возможность соприкасаться, чувствовать, наблюдать, относительно беспристрастно видеть свое внутреннее пространство «здесь и сейчас». Благодаря созерцательным и медитативным практикам возникает также способность дистанцироваться от внутренних процессов и выходить в трансперсональную глубину восприятия, соприкасаться с внеличностной частью нашего сознания.

Благодаря созерцательным и медитативным практикам возникает также способность выходить в трансперсональную глубину восприятия, соприкасаться с внеличностной частью нашего сознания

Рефлексивные же и психологические практики дают возможность одновременно с этим различать, анализировать, понимать, интегрировать то, что мы наблюдаем из этой глубины. Они также развивают нашу способность к осознанному контакту с внутренним пространством и умение с ним активно взаимодействовать, включая целительский аспект. Эти практики лежат не только в контексте психотерапии, важность которой обозначена в интегральном подходе. Мы также можем использовать их и используем как инструменты самостоятельного осознавания, объединяя непосредственное присутствие наблюдающего сознания «здесь и сейчас» и работу нашего различающего ума. Такими практиками являются различного типа рефлексивные, психологические, аналитические методы самоисследования, процессуальные методы, метод регрессий, метод расстановок системных и индивидуальных и многие другие. И они нам очень пригодятся в исследовании наших корней с перспективы верхне-левого и нижне-левого квадрантов.

cf227ddb6953975f503aa50854cc5506

Психологи и практики, которые работают в этих подходах, очень часто имеют дело с травматическим компонентом, связанным с последствиями того или иного насилия, закрепленного как в памяти и в бессознательном индивидуума, так и в генетической памяти рода. Всё тонкое коллективное бессознательное в большой степени заполнено архетипами Воина, Героя, Жертвы, Тирана и т. п. Это становится интересным феноменом в нашей бытийности в контексте эволюционной, базовой, высокой внутривидовой агрессии. История человечества подтверждает ее сильное влияние на все наше развитие. В большой степени именно она является основным фактором человеческих страданий как вида: это бесконечные войны, угнетение, насилие. И именно внутривидовая агрессия разворачивает бесконечную цепь кармических травм и взаимодействий на глубинном уровне между всеми нами, часто ограничивая эволюционное движение в психологическом и социальном аспекте, особенно в эпоху глобализации и необходимости объединяться на новых основаниях.

Что же произошло с нами, что мы питаем острую ненависть к себе подобным? На каких внутренних механизмах она выстроена? И как мы можем ее эволюционно преодолеть и преодолеваем?

Продолжение следует…

Библиография

Cтанислав Дробышевский. Достающее звено (2010) и другие материалы проекта «Антропогенез.ру».

Питер Уорд. Эволюция будущего Future Evolution: An Illuminated History of Life to Come Peter D. Ward Henry Holt and Company, 2002

The phylogenetic roots of human lethal violence. José María Gómez, Miguel Verdú, Adela González-Megías & Marcos Méndez. Nature (2016). Обзор статьи на русском языке

Примечания

  1. Ж. Бодрийяр, М. Кастельс, Э. Гидденс.
  2. Уилбер К. Интегральная духовность. — Электронное издание. — М.: Ipraktik, 2013; Уилбер К. Интегральная психология. Сознание, Дух, Психология, Терапия. — 2004 и др. книги.
  3. Подробнее в книгах Кена Уилбера; также см. статьи Кук-Гройтер «Развитие эго: девять уровней все большего охвата» и «Развитие перспектив и присутствия через развитие стадий структур и стадий состояний» (Янтарный соответствует Конформному и Самосознающему уровням).
  4. Интересно отметить, что во внутреннюю зону нижне-левых методологий Кен отнес герменевтику, хотя герменевтика сама по себе является интерпретационным методом, то есть скорее взглядом снаружи на внутренне коллективное «Мы». Коллективная феноменология в принципе мало пока изученная практика, так как мы пока только осваиваем верхне-левые методологии и практики. Перспектива «Мы» через око коллективного созерцания доступна для нас скорее через феномены и состояния, с которыми мы соприкасаемся в отношениях, межличностном резонансе, в коллективном поле (например, то, что мы называем «атмосферой коллектива»), разделяемых смыслах и состояниях. Безусловно, доступ к этой части перспективы сильно ограничен стадией развития нашего сознания, если оно пока еще проходит эгоцентрические пласты. Возможно, в будущем мы откроем более ясно эту новую область практик познания. В определенном контексте в эту сферу методологий, как мне кажется, можно отнести методы групповой медитации и религиозных практик, групповой психологической и творческой работы, групповых системных расстановок и групповых процессуальных практик.

Чумакова Алина

Алина Чумакова

Исследователь интегрального подхода, участник Московского интегрального клуба, мастер традиционной практики рэйки, врач.

Комментарии

 

In English