В тишине и надвременности: интервью с психотерапевтом Сергеем Куприяновым

В рамках спецпроекта «Холосценденция» журнал «Эрос и Космос» организовывает семинары Сергея Куприянова, на которых преподаётся холосцендентный подход к саморазвитию, психотерапии и духовной практике. Чтобы помочь русскому читателю ближе познакомиться с подходом и его автором, мы попросили Сергея ответить на несколько вопросов.

Сергей Куприянов ведёт процесс на воркшопе по холосценденции. Интегральная европейская конференция (Будапешт, 8 мая 2014)

Сергей Куприянов ведёт процесс на воркшопе по холосценденции. Интегральная европейская конференция (Будапешт, 8 мая 2014)

— Почему вы выбрали профессию психотерапевта? Вы с детства хотели стать врачом?

 — Хотя мой отец был врачом, сам я никогда не мечтал о профессии врача. Моей мечтой было — делать то, чем я занимаюсь сейчас. А это весьма далеко от деятельности обычного врача, даже психотерапевта.

В подростковом возрасте я много читал, особенно русских классиков, а также книги по философии. Тогда возник интерес к познанию глубин человеческого духа, души и психологии. Исходя из этого интереса и был сделан выбор будущей профессии. Медицина была только путём, который в то время показался мне оптимальным.

— Как начиналась ваша карьера?

— После окончания Первого Ленинградского мединститута я остался там работать на отделении психотерапии. Защитил диссертацию в Психоневрологическом институте им. В. М. Бехтерева. Затем работал в Международном институте резервных возможностей человека, а после этого заведовал Центром гуманистической психотерапии — всё это в Санкт-Петербурге. Работа в русский период была многообразной, интересной, но одновременно было слишком много отвлекающих факторов (планы, отчёты, заседания, бюрократия и прочее).

Для меня русские люди особенные. Может, потому что я сам русский. Русская душа и эмоциональность трогают меня очень глубоко

— Почему вы решили уехать в Финляндию? Насколько жизнь в другой стране помогла вам в построении карьеры?

— Я всегда мечтал о предельно углублённой психотерапевтической работе с людьми, не разбавленной никакой суетой. В начале девяностых представилась возможность переехать на работу в Финляндию (было много финских клиентов, которые приезжали ко мне в Петербург, — они и помогли мне начать работу в Хельсинки).

Переезд в Финляндию знаменовал окончание моей карьеры в традиционном (конвенциальном) смысле и открыл новый (постконвенциальный) период в моей профессиональной судьбе. То, чему я посвятил последующие 22 года моей жизни, было незримо для посторонних. Это был период необычайной свободы, ничем не разбавленного творчества и предельно интенсивной работы.

Всё это время я искал способ неэклектичной, органичной интеграции различных направлений психотерапии и традиций духовной реализации. Стало очевидно, что все они дают правильные, но ограниченные ответы (хоть часто и претендуют на всеохватывающую абсолютную правду).

— Как появился ваш метод — холосценденция? Расскажите вкратце, что это такое.

— Были тысячи клиентов, индивидуальных, семей, групп, компаний… Все ожидали своего уникального ответа. Чтобы помочь им всем, я старался использовать всё новые и новые подходы, методы, традиции… Запад, Восток… Всё было раздробленным, иногда хаотичным и противоречивым, пока в конце девяностых я не натолкнулся на интегральный подход — книги американского философа Кена Уилбера. Тогда всё постепенно прояснилось. Появилась целостность, внутренняя логика. Многообразие доступных перспектив понимания феноменов жизни позволило решать значительно более широкий круг проблем.

Жизнь увиделась одновременно проявляющейся во всех своих ипостасях: в сознании, поведении, физическом и энергетических телах, в отношениях с другими и социальных системах.

В последние годы в России повышается интерес к возможностям психологии по улучшению качества жизни. Мы, наконец, начинаем изживать предубеждения советского периода на этот счёт

— Чем интегральная психология отличается от других методов и школ, объединяющих различные подходы этой дисциплины?

— По сей день существует некоторый раскол между практиками (психотерапевтами), работающими на «территории» с подчас эклектичным подходами, с одной стороны, и интегральными философами, отстранёнными от конкретной практической работы с людьми, — с другой. Холосценденция является прагматическим воплощением интегрального подхода и позволяет бесшовно соединить сущностные элементы многих терапевтических подходов и духовных традиций. Можно указать только некоторые из них: трансперсональная гештальт-терапия, процессуальный подход Минделлов, алмазный подход А. Х. Алмааса, спиральная динамика и интегральная психология, директивный и недирективный гипноз, интегративная медитация, деконцентрация внимания и работа с состояниями сознания, энергетические практики, работа с групповым полем и др.; на семинарах по холосценденции показывается, как все эти подходы интегрируются в единое целое на практике.

— В чем заключается практическое применение метода? В чём его преимущество?

— Холосценденция — это название подхода, которое я создал сам. Оно состоит из двух корней: holos — «целостность» и ascendere — «взбираться», «подниматься» (сравните с трансценденцией).

Холосценденция уникальна по своей всеохватности, гибкости и глубине. Этот подход можно применять к очень широкому диапазону спектра сознания как на доличностном и личностных, так и на надличностных (или трансперсональных) уровнях. Холосценденция позволяет одновременно работать как над развитием высших трансперсональных состояний сознания, так и над развитием структур личности, поддерживая тем самым более эффективное и быстрое личностное развитие. Холосценденцию главным образом отличает то, что в этом подходе коммуникация происходит одновременно на многих уровнях. В работе применяется обширное многообразие изменённых состояний сознания, способствующих актуализации скрытого потенциала человека.

— В мае вы участвовали в первой Интегральной европейской конференции. Вы презентовали там метод холосценденции?

— Да, мне был выделен максимально большой формат. В рамках семинара удалось познакомить всех заинтересованных участников конференции с методом холосценденции. Также я был модератором секции по психотерапии.

Семинар по холосценденции на Интегральной европейской конференции в Будапеште (8 мая 2014)

Семинар по холосценденции на Интегральной европейской конференции в Будапеште (8 мая 2014)

— Как вы считаете, почему в последние годы в России стали больше внимания обращать на возможности психологии (науки) и использовать их в обычной жизни?

— На мой взгляд, в последние годы в России наблюдается повышение интереса к возможностям психологии по улучшению качества жизни. Мы, наконец, начинаем изживать предубеждения советского периода на этот счёт. Кроме того, многие люди начинают понимать, что одни лишь деньги не приносят счастья.

— Какие отличия вы замечаете в работе с русскими клиентами и с клиентами из других стран?

— Мне пришлось работать с людьми со всех континентов. В этой работе есть сущностные части, общие для всех людей, и кросскультурные особенности. Для меня русские люди особенные. Может, потому что я сам русский. Русская душа и эмоциональность трогают меня очень глубоко. Поэтому возобновление работы в России после долгого перерыва является для меня честью и внутренней необходимостью.

Больше всего люблю наблюдать уникальную красоту людей, светящуюся из-под масок обыденности

— Какие качества необходимы человеку вашей профессии?

— Я считаю, что представителям моей профессии важно развить способность понимать людей не только умом, но, прежде всего, тишиной своего сознания — тишиной, надвременностью, которые нас всех объединяют. В этом совместно разделяемом пространстве рождается истинное сочувствие, любовь, ви́дение надвременно́й красоты человека и его жизненного потенциала.

Если меня спросят, каким своим достижением я больше всего горжусь, то, по-видимому, я выберу именно эту способность глубокого тихого понимания.

— Если бы не эта работа – кем могли бы быть?

— Мне сложно представить, кем бы я был, если бы у меня отняли возможность делать то, что я делаю. Поскольку моя работа — это моя любовь, радость, вера и надежда. Это моя страсть, благодать и мой неизъяснимый покой.

— Чем увлекаетесь в свободное время? Как отдыхаете?

— В свободное время я много читаю, занимаюсь фитнесом (5 – 6 раз в неделю хожу в тренажёрный зал), обожаю искусство, люблю путешествовать по миру. Но больше всего люблю наблюдать уникальную красоту людей, светящуюся из-под масок обыденности.

Интервью подготовил Александр Попов.

Куприянов Сергей

Сергей Куприянов

Интегральный психотерапевт, к. мед. н., один из первопроходцев гештальт-терапии в СССР. Закончил Первый Ленинградский медицинский институт им. И. П. Павлова («Первый мед»), затем работал там же заведующим межклиническим отделением психотерапии. Защитил диссертацию по семейной психотерапии и психосоматике в Психоневрологическом институте им. В. М. Бехтерева (науч. рук. — Б. Д. Карвасарский). Автор холосценденции — интегрального метаподхода к саморазвитию, психотерапии и психодуховному росту, позволяющего работать со всем спектром сознания и жизненных проявлений.

holoscendence.ru

Комментарии

 

In English