Эволюция семьи: приход третьей волны — новое общество

Вторая часть статьи Максима Цепкова «Эволюция семьи»; рекомендуем вначале ознакомиться с первой частью.

Приход третьей волны — новое общество

Элвин Тоффлер (иллюстрация © J. DAVID AKE/AFP/Getty Images)

Счастье по справедливости — зеленый уровень

Выход в третью волну начался в общественном сознании, а не в экономике. Основной проблемой индустриального общества оказалось отсутствие счастья. Не только для основной массы населения, занятой ежедневной работой, но и для обеспеченных классов, вынужденных участвовать в постоянной гонке. В теории в результате возникала обеспеченность и возможность купить счастье за деньги, а на практике — у одних сознание деформировалось, и они уже не могли представить себя вне этой гонки, а другие — просто не могли получить это самое счастье. Оказалось, физиология и механические наслаждения счастья не дают, нужны эмоции и включение сознания, — а оно просто выгорало.

Оказалось, физиология и механические наслаждения счастья не дают, нужны эмоции и включение сознания, — а оно просто выгорало

Если мы посмотрим на социальный состав революционеров, боровшихся за мечты о светлом будущем в XIX веке, то увидим преимущественно выходцев из обеспеченных классов. При этом не в первом-втором поколении попавших в обеспеченный класс, а тех, кто получил обеспеченность, не прилагая труда, и вообще не очень представлял, как это — прилагать труд. Хотелось «на халяву». Особенно хотелось тем, кто эту обеспеченность получил не в должной мере, у кого имущественное благополучие пошатнулось в результате неумелого ведения семейных дел родителями, и они получили гораздо меньше, чем ожидали.

Коммунизм товариществоИменно в этом смысл конструкции зеленого уровня: счастья достоин каждый, в полной мере, а если на всех пока не хватает — поделим по справедливости. Это была первая попытка выхода в следующий уровень: мечты о коммунизме (каждому по потребностям), к которому придем через социализм (а пока — каждому по труду), приведшая к великим социальным экспериментам начала XX века не только в России. Они провалились, потому что в качестве инструмента предлагалось лишь объединение людей в великом порыве к общей цели. А этого мало: достижение результатов требует координации и организации деятельности.

Именно в этом смысл конструкции зеленого уровня: счастья достоин каждый, в полной мере, а если на всех пока не хватает — поделим по справедливости

В результате уровень экономики и относительная слабость такого общественного устройства в достижении результата привели сначала к хаосу, разгулу красного уровня, который отбросил многих людей на бежевый уровень выживания, а затем — к жесткой регламентированной структуре синего уровня. Которая, в целом, более-менее выправила положение, и в позднем СССР ситуация для большинства населения была относительно комфортна. В странах, слабее затронутых экспериментом, продолжалось развитие индустриального общества.

Вторая попытка движения началась ближе к концу XX века, когда стало понятно, что развитие индустриального общества способно поставить жизнь на земле на грань экологической и военной катастрофы. Она нашла выражение в движении за мир, а позднее — в глобальном экологическом движении. При этом параллельно за счет развития индустрии в целом получилось устроить общество в относительно обеспеченном варианте для всех граждан. Это скандинавская модель социализма. И примерно то же самое, но на другом уровне, происходит в рамках Евросоюза в целом.

sweden 1970s

Отмечу, однако, что скандинавская модель требует отдельного анализа. Ведь в Швеции, например, в конце XIX века управление экономикой было сосредоточенно в руках ограниченного числа семей, — и данная ситуация сохраняется, хотя это не афишируется. Просто они делятся значительной частью дохода со всем населением в рамках социалистической модели: мы имеем добровольный отказ синей верхушки от значительной (относительно других стран) части дохода в пользу общества в рамках зеленой модели. В некотором смысле, ситуация Советского Союза воспроизведена, просто на более высоком уровне и в рамках гораздо большего уровня консенсуса.

Также мы имеем дело и с теми же подводными камнями, связанными с низкой мотивацией труда на зеленом уровне. От них скандинавов в значительной мере спасает протестантская этика, предписывающая достойный труд на благо общества как форму служения Богу. Она не работает даже в католических странах Евросоюза, — что хорошо видно по сравнительному экономическому развитию севера и юга Европы.

В Швеции, например, в конце XIX века управление экономикой было сосредоточенно в руках ограниченного числа семей, — и данная ситуация сохраняется, хотя это не афишируется

Экономика новой волны

А вот третья попытка выхода в третью волну началась уже в экономике — организации производства и потребления. Это произошло, когда развитие цифровых технологий сделало практически нулевой стоимость копирования и поставки товара или услуги в существенном сегменте рынка. Началось это с индустрии музыки, потом захватило видео, а сейчас интенсивно распространяется и на другие сегменты оказания услуг. Электронный банк, или туристическая фирма, или агентство по заказу билетов обладает почти нулевой стоимостью эксплуатации по сравнению с классической компанией, где ту же работу выполняют люди. И по мере роста объема электронных сегментов экономики возникает все большая потребность в принципиальной перестройке экономики.

А еще цифровые технологии существенно изменили характер коммуникаций. Они сделали возможной удаленную работу, но не только. Также они сделали возможность общаться, находить единомышленников по всему земному шару. И открывать с ними совместные проекты. При этом снижающаяся стоимость физического сообщения, перелетов, приводит к тому, что практически не составляет проблемы при необходимости встретиться лично.

3D-printer

Третья попытка, в отличие от предыдущих, успешно развивается и имеет перспективы распространиться на весь мир. Тем более, что вслед за ней идет еще один пакет изменений: за счет развития цифровых технологий и инфраструктуры стоимость индивидуализированной услуги или товара становится сравнимой со стоимостью массовой. В свое время индустриальное массовое производство вытеснило индивидуальное в топовый сегмент, потому что обладало в разы, если не на порядки меньшей стоимостью. Уже сейчас за счет технологий, интеллектуальных станков и инструментов, которые могут делать единичный экземпляр столь же эффективно, как массовый, потому что перенастройка требует лишь перезагрузки программы, индивидуальный экземпляр получается за ту же цену.

Несколько лет назад работал проект, обеспечивающий индивидуальный пошив и доставку джинсов из Индии за цену с доставкой, которая была меньше стоимости брендовых джинсов — при этом ты мог заказать не только модель из большого набора, но и потертости, вышивки и другое оформление по своему желанию. Проект не взлетел, закрылся проработав несколько лет, но все равно является показателем. В принципе в производство одежды и обуви должно войти не так много технологий, чтобы обеспечить возможность заказа и доставки полностью индивидуального экземпляра на китайской фабрике. Все они развиваются, и не так много лет осталось до реализации. А технологии 3D-печати делают тоже самое и со многими другими вещами, включая дома. Индивидуальное становится доступным. Такие технологии интенсивно развиваются. И это выход экономики уже в следующий, желтый уровень, для которого характерно удовлетворение индивидуальных потребностей.

Tretya-promyishlennaya-revolyutsiya-Dzheremi-RifkinОтмечу, что по факту траектория развития экономики идет не так, как предсказывали ее Элвин Тоффлер и другой визионер, Джереми Рифкин, написавший книгу «Третья промышленная революция». Они смотрели прежде всего на изменения в энергетике, которая была становым хребтом крупных индустриальных предприятий. И прогнозировали ее изменение под влиянием истощения углеводородных источников, повышения стоимости нефти. На практике индустриальная экономика пережила как повышение цен до запредельных, с точки зрения прогнозистов, 120 $ за баррель, как и ее снижение до нынешнего уровня, и краха не произошло.

Новая же экономика возникла рядом — в сфере коммуникаций и компьютерных технологий. При этом существенный прогресс в аккумуляторах, который был необходим новой энергетике, обязан своим происхождением тоже новому сегменту экономики — распространению мобильных телефонов и, позднее, смартфонов, сделавшему потребность в легких, маленьких и емких аккумуляторах крайне настоятельной.

Таким образом, деструктивный сценарий через разрушение в экономике, который предсказывали идеологи зеленого уровня, не реализовался. Как и не реализовался он в общественном устройстве через мировую революцию. Что меня радует.

По факту траектория развития экономики идет не так, как предсказывали ее Элвин Тоффлер и другой визионер, Джереми Рифкин, написавший книгу «Третья промышленная революция»

Это не означает, что новой энергетики не будет. Она будет появляться, по мере того, как будет становиться экономически рентабельной. Новые технологии и новые материалы к этому и ведут. Но крупное производство при этом сохраняется. Просто вместо электростанций это будет производство новых материалов и аккумуляторов.

Человек и его работа

Основным ходом зеленого уровня и основной потребностью в части работы стал возврат к цельности. То есть отделение работы от личности человека, от его семьи и других интересов было отвергнуто; принцип действия на работе только в предписанной регламентами роли был отвергнут. Потребность в возврате цельности ощущалась всеми визионерами образа будущего, работавшими с начала XX века (и раньше) над выходом в третью волну. Однако практические механизмы оказались гораздо более сложными, чем они рисовали.

По сути, картины визионеров сводились к совместной воодушевленной работе над великими проектами, при этом необходимая организация заимствовалась с синего уровня. Экологические движения второй половины XX века поменяли цель деятельности: вместо преобразований природы — ее сохранение и жизнь в единении с ней. В качестве практического механизма было предложено правильное воспитание менеджеров, которые должны правильно и добровольно ограничивать свою власть, использовать ее на благо общества. Об этом достаточно много пишет Фредерик Лалу в своей книге «Открывая организации будущего», приводя примеры. Советский Союз шел тем же путем раньше: управляющие чиновники назывались «слугами народа». И показал, что такой путь не работает. Интересно, многие из читающих знают анекдот тех времен: «Советский народ делится на слуг народа и просто слуг».

Основным ходом зеленого уровня и основной потребностью в части работы стал возврат к цельности

Тоффлер это чувствовал и представил другую картину, существенно сместив приоритеты в жизни. Он сформулировал, что в новом обществе работа будет дистанционной, и будет занимать в жизни не первое место, а на первое выйдет совместная жизнь семей в коммунах электронных коттеджей, объединенных общей экономикой. Но эта картина сохраняет раздвоенность человека, в которой работа, предназначенная чтобы зарабатывать, отделена от остальной жизни, а не включена в нее. То, что она при этом отнесена на второй план — неважно. Между тем, у человека есть потребность, чтобы его работа была любимым делом, которое не просто в целом улучшает жизнь на земле, а приносит конкретную пользу, результаты которой ощущаются. Индустриальное общество критикуют за то, что оно не обеспечивает этого, и в обществе третьей волны такая потребность должна быть реализована.

silicon-valley-cast

Механизмы этого — открытие желтого уровня. Люди разные, и удовлетворение им приносит разная работа. И они дополняют друг друга в своем различии, так что результат получается за счет совместной деятельности. При этом разная работа требует разной кооперации. В одних случаях человек может творить один и, например, создавать мыслительные конструкции, научные работы, которые используются другими как артефакты. В других достаточно дистанционной кооперации. В третьих — необходима совместная деятельность или работа с использованием оборудование, которое слишком ценно и сложно для индивидуального использования. Таким образом, работа в той или иной мере требует совместного проживания, единства места. По опыту ИТ известно, что даже при дистанционной работе личные коммуникации на этапе слаживания команды, становления проекта, дают настолько положительный эффект, что многие компании устраивают такие сборы распределенных команд на неделю-две-месяц, несмотря на связанные с этим расходы.

У человека есть потребность, чтобы его работа была любимым делом, которое не просто в целом улучшает жизнь на земле, а приносит конкретную пользу, результаты которой ощущаются

С другой стороны, современная работа мобильна, в ней значительная доля проектной работы. Люди не рассматривают место работы в компании как постоянное: очень часто они идут на определенный проект, которым им интересен, а потом ищут новый проект, в том числе за пределами компании. Да и занимаясь процессной работой, они регулярно осматриваются вокруг в поисках нового. Естественно, компании работают на удержание профессиональных работников, но опыт ИТ говорит о том, что это получается не слишком хорошо. Компании — специализируются, им это свойственно, это повышает их эффективность, а люди — растут, развиваются, для чего им необходимы новые области деятельности. В маркетинге, консалтинге и других развивающихся профессиях происходит тоже самое, что и в ИТ, и я думаю, что в более традиционных областях тоже проектная работа и растущая мобильность персонала будет расти и становиться нормой.

При этом многие современные проекты — короткие, участие может составлять 2 – 6 месяцев. Да и в более длинных проектах часть участия может осуществляться дистанционно. А благодаря глобальному информационному пространству новый проект может быть найден практически в любой точке земного шара. Практически это означает, что допустимыми являются как частые переезды, жизнь без постоянного места жительства, так и создание Дома в одном месте, с выездом в не слишком длинные командировки для включения в интересные проекты. И старый способ, когда работа находится рядом с домом, тоже не исчезает, потому что есть отчетливый тренд организации индустрии по кластерному принципу.

software-for-coworking-spaces-2

Разные люди будут предпочитать разное, это будет делом личного выбора человека, и какой-либо превалирующей нормы не будет: мир будет разнообразен. Статистика может отражать предпочтения конкретных категорий людей, обусловленные культурными традициями, но это лишь статистика, а не норма. И формы расширенной электронной семьи, живущей в электронном коттедже и являющейся при этом ячейкой производства, о которых говорил Тоффлер, будут одним из вариантов. Еще будут люди-путешественники, предпочитающие постоянные переезды. И люди, выбравшие место жизни надолго в кластере, ориентированном на их профессиональную деятельность. И многое другое. Естественно, сделанный выбор будет определенным образом ограничивать профессиональные возможности, но так всегда бывает. Всегда будет достаточно широкий спектр вариантов работы.

Выбор работы и места жизни будет определяться не только профессиональными соображениями, но и личными склонностями, культурными традициями, социальной средой и, самое главное, — задачей рождения и воспитания детей, которые в новых условиях превращаются в самый долговременный проект человека. О чем мы поговорим дальше, а пока посмотрим на еще несколько важных аспектов работы будущего.

Выбор работы и места жизни будет определяться не только профессиональными соображениями, но и задачей рождения и воспитания детей, которые теперь превращаются в самый долговременный проект человека

Парадоксальным образом, восстановление целостности человека, ранее жестко разделенного на работу и семью, вовсе не означает единственного дела, выполняемого вместе с семьей. Наоборот, деятельность рассыпается на достаточно большое количество потоков, соответствующих интересам человека: бизнес, профессиональные сообщества, культурные сообщества, хобби, воспитание детей, организация быта. Занимаясь ими, ты кооперируешься с разными людьми. При этом стирается граница между работой для денег и занятиями для удовольствия, возникают различные формы кооперации и монетизации своей деятельности. Это желтый и бирюзовый уровни: на желтом — акцент на многообразную самореализацию человека, а на бирюзовом — на позиционирование себя и своей работы, в контексте большей деятельности, понимание своего вклада в нее.

спиральная динамика

Целостность человека, естественно, не означает, что во всех социальных сообществах человек представляет себя и действует одинаково. Поскольку деятельность различна, то и человек будет проявляться в ней различным образом, сообразно характеру деятельности, подобно тому, что в разных компаниях мы общаемся по-разному. Однако при этом нет жестких ограничений, предписанных рамок поведения, за которые нельзя выходить. Собственно, многие современные компании, особенно в ИТ, уже сейчас устроены таким образом, что хобби, различные интересы, семья и дети являются нормальной темой общения, взаимной помощи, организации совместных мероприятий. Это же справедливо и в обратную сторону: дома можно обсуждать рабочие дела и профессиональные интересы, особенно если люди работают в одной области. И каждый человек сам ставит для себя границы. В отличие от предыдущих уровней, где границы устанавливались обществом, на работе не принято было говорить о семье, а в семье — о работе. Такие компании сейчас тоже сохранились, но они вынуждены меняться.

Стирается граница между работой для денег и занятиями для удовольствия, возникают различные формы кооперации и монетизации своей деятельности. Это желтый и бирюзовый уровни

Еще один важный аспект желтого уровня касается отношения к конфликтам. Понимание, что люди различны, означает признание различных интересов и, как следствие, конфликтов, вытекающих из разницы этих интересов. Бесконфликтная идиллия, о которой мечтал зеленый уровень, признана нереалистичной. Поэтому задачей является не устранение конфликта, а их конструктивное решение без враждебного поведения. Разница интересов и целей людей, чаще всего означает, что в конфликте можно найти приемлемое решение, возможен win-win вариант. Каким образом его искать — вопрос технический. Но вопрос важный, особенно в переходный период, из-за инерции сознания, связанной с предыдущими ценностными уровнями, для которых характерен win-lose. Поэтому в организациях вырабатываются регламенты решения конфликтов, предотвращающие враждебное поведение, и у Лалу описано много вариантов.

Те же принципы решения конфликтов можно применить не только в организациях, но и для всех других социальных отношений, включая семейные.

Изумрудные («бирюзовые») организации: как они отличаются от зелёных и оранжевых

Еще один аспект касается ответственности. Вопреки представлениям о решении всеобщим согласием, нахождением консенсуса, которые проповедовались зеленым уровнем, оказалось, что эффективная ответственность является индивидуальной. Потому что только сам человек знает аспекты своей деятельности во всей полноте и может принять решение. При этом, однако, он должен предварительно проконсультироваться со всеми, кого затронет принимаемое им решение, и услышать их мнение. Чужому мнению не обязательно следовать, даже если это мнение руководителя, но его стоит учесть, принимая решение — потому что если есть резкое несогласие, то оно, естественно, вызовет противодействие, сопротивление и усложнит достижение желаемых результатов. Механизмы консультирования опять-таки различны для разных организаций, и включают в себя варианты для принятия решений, затрагивающих всю организацию из нескольких тысяч человек.

Бесконфликтная идиллия, о которой мечтал зеленый уровень, признана нереалистичной

Принцип индивидуальной ответственности также переносится на любые социальные взаимодействия, включая семейные. Он сложен, потому что подразумевает личную ответственность за последствия принятых решений. И признание права другого — жены, мужа или детей — на принятие собственных ответственных решений. В том числе и в ответ на твои собственные решения. Как, собственно, и в организациях: другой человек, увидевший в принятом решении вред или неприемлемые риски и не согласный с ним, может инициировать конфликт.

Семья в обществе третьей волны

Секс и рождение детей: инстинкт или свободный выбор?

Семья всегда была ячейкой рождения и воспитания детей. Однако раньше дети не были вопросом свободного выбора: секс приводил к зачатию детей, а воздержание от секса трудно, это противление одному из основных инстинктов. Поэтому семья на синем уровне просто институализировала формы, обеспечивающие не просто рождение детей, а выращивание и воспитание детей до включения в общество. Но развитие медицины во второй половине XX века разорвало эту связь, изобретя эффективные противозачаточные, а заодно снизив риски последствий венерических заболеваний. И вопрос продолжения человечества оказался под угрозой. Впрочем, на синем уровне угрозы не было: долг перед обществом выше всего, а развитие медицины лишь дало большую гибкость в выполнении этого долга. А вот на оранжевом уровне наоборот, люди стремились взять максимум удовольствий от секса без обременения детьми, если не отказываясь совсем, то откладывая на потом, пока не становилось поздно.

На современном этапе секс перестал быть жестко связан с семьей

Зеленый уровень на тему секса дал два полярных ответа. Первый был рожден в начале XX века, во время эмансипации, и проповедовал асексуальность, рациональное равенство полов с отрицанием физиологии. Ну а дети при этом должны были появляться как-нибудь из пробирки, с заботой о них соответствующих общественных институтов. Второй ответ был дан уже в 1960-х годах — проповедь свободного секса и как протест против традиционного общества и как проявление всеобщего единения, представлявшегося естественным. Заботу о детях при этом следовало возложить на общественные институты, потому что удовольствие должно быть халявным. Сейчас достаточно очевидно, что обе крайности не приживутся.

Holy Man Jam, Boulder, CO Aug. 1970

На современном этапе секс перестал быть жестко связан с семьей. Это совершенно явно проявляется в том, что вступление в брак у большинства молодых людей достаточно четко связано с планами завести детей. А секс на современном этапе, думаю, можно считать одной из форм коммуникации, общения. Что вовсе не означает беспорядочного секса со всеми, призывы к которому звучали на зеленом уровне. Всякому общению свойственна избирательность. Естественно, у разных людей избирательность в общении проявляется по-разному, и это нормально.

Вообще в исторической ретроспективе интересно посмотреть на секс в аристократической части общества XVIII – XIX веков: для них внебрачные дети не были проблемой. Я не знаю, проводил ли кто статистические исследования, но, по моим впечатлениям от литературы и мемуаров, там все было разнообразно, и семьи, где супруги хранили верность и вместе занимались воспитанием детей, были распространены, а вовсе не были экзотикой. Так что лично я в страшилки про всеобщую распущенность и беспорядочные связи, которые неизбежно принесет сексуальная свобода не верю. А стоны про падение нравов были всегда, начиная с эпохи древнего Рима. О них забавно читать у Монтеня, который показывает, что современные ему писатели XVI века пишут о падении нравов то же самое, что и писатели Древнего Рима, и видеть в цитатах параллели на известную тебе литературу XIX и XX века на ту же тему.

В сексе, как и в любом общении, на первом плане присутствует осознанность, чувства и эмоции, работа сознания, а физиология, уровень инстинктов — сопутствует процессу

Так что в сексе, как и в любом общении, на первом плане присутствует осознанность, чувства и эмоции, работа сознания, а физиология, уровень инстинктов — сопутствует процессу, являясь существенной, но не доминирующей частью. Чем дальше будет развиваться общество, тем больше это будет проявляться: осознанность в решениях, их принятие, исходя из осознания своей целостности, — таково свойство желтого уровня. По исторически-культурным причинам тема секса слабо представлена в публичной дискуссии и решения каждым принимаются индивидуально. Думаю, с развитием общества и движением его к бирюзовому уровню эти ограничения будут сняты, и решение, оставаясь индивидуальным, сможет приниматься с большими основаниями.

Воспитание детей — самый масштабный проект жизни

Если посмотреть на роль семьи в новом обществе, то она включает в себя рождение и воспитание детей. И это получается самый масштабный проект в жизни человека, потому что по продолжительности он занимает 17 – 20 лет или даже несколько больше — от беременности и до времени, когда дети становятся автономными и создают собственную семью. Это может быть даже нескольких параллельных проектов, ведь следующий ребенок рождается задолго до полного взросления предыдущего. Участие в таком проекте, его начало — вопрос свободного выбора, при том, что общество в целом для своего воспроизводства заинтересовано в достаточном количестве таких проектов. Описанная здесь перспектива — позиция желтого уровня.

Как уже говорилось, зеленый уровень возлагал заботу о детях на общественные институты. Это породило высокие пособия на детей в Европе, в сочетании с ювенальной юстицией для тех, кто не правильно к детям относился. Важно, что ювенальная юстиция смотрит на процесс, а не на результат воспитания, а вот ответственности за результат — не несет. Ответственность за воспитание детей нельзя возложить на общество, потому что общество не слишком хорошо умеет нести ответственность за результаты долгосрочных проектов, каким является воспитание детей. Да еще индивидуализированных, поскольку личные особенности задаются комбинацией генов, и в значительной мере различаются. Сейчас очевидно, что в процессе воспитания детей приходится принимать множество решений, имеющих отдаленные последствия для судьбы ребенка.

Ответственность за воспитание детей нельзя возложить на общество, потому что оно не умеет нести ответственность за результаты долгосрочных проектов

Современные системы воспитания говорят о раскрытии способностей каждого ребенка. И это правильно. Однако сейчас достаточно ясно, что для многих способностей — к языкам, музыке, рисованию — есть наиболее подходящий возраст, когда освоение дается легко. Но освоение на хорошем уровне требует значительного труда и времени, которого не хватает. И когда способностей несколько — надо делать выбор, в том числе выбирая между развитием ранее раскрытых способностей и поиском и раскрытием новых, проявляющихся в более старшем возрасте. Ребенок точно не может сделать этот выбор, хотя последствия проявятся, прежде всего, в его жизни. Не может его сделать и общество, так что это дело родителей.

Начав проект рождением ребенка, они отвечают за его логическое завершение, как это свойственно желтому уровню. И принимают последствия принятых решений в виде отношения выросших детей, в том числе — в старости. Впрочем, они могут передать ответственность тем, кого считают компетентными, сочтя, что в целом это будет отвечать интересам ребенка и соответствует его способностям. Например, отдав одаренного ребенка в музыкальную или спортивную школу, или суворовское училище, или в математический интернат, которые готовят ребенка к вполне определенной траектории жизни и более-менее гарантируют результат. Или отдать в одну из современных школ, нацеленных на раскрытие способностей каждого ребенка. Правда, с гарантией результата в таких школах обычно хуже, их гарантии ограничиваются заявлением, что «наши опытные специалисты будут стараться изо всех сил». В любом случае ответственность надо передать, а не бросить, и тем, кто согласен принять.

Waldorf School

Ответственность, естественно, вовсе не означает, что родители все делают сами. В воспитании и развитии детей очень много разнообразных активностей. Поэтому естественно выделение специализаций, людей, помогающих в определенной области. Собственно, они есть уже сейчас в виде различных занятий: рисование, музыка, спорт, многое другое. Тем более, что часть из них лучше делается в группах, чем индивидуально. Но логично расширение набора областей, что, во-первых, может включать в себя прогулки на природе, театры и представление, коммуникации, быт. А, во-вторых, будет востребован переход от предоставления продукта в виде занятий к сервисному контракту, касающемуся какой-либо области дарований, с принятием ответственности за результат — понятным «помогайным контрактом». И в обеспечении быта, повседневных обязанностей тоже могут быть сложные формы кооперации, отличные от классической прислуги или няни. Ведь универсальный повар или воспитатель — редкость. Разные люди любят готовить разные блюда, — и у них получается. Одни родители любят гулять с детьми на природе, другие — играть в комнате, а третьи — читать книги. И так далее, в этом-то место для сотрудничества.

Ответственность все равно остается на родителях, знающих своего ребенка целостно. Опыт истории показывает, что полное делегирование ее няням и учителям не гарантирует результата

Но ответственность все равно остается на родителях, которые знают своего ребенка целостно. Опыт истории показывает, что полное делегирование ее няням и учителям не гарантирует результата. Это видно и по опыту истории, результатам воспитания в дворянских семьях прошлых веков, и по свежему опыту детей бизнесменов 1990-х, тоже массово получивших возможность переложить детей на нянь и воспитателей. Это достаточно хорошо соответствует организационным конструкциям, в котором попытки владельца фирмы нанять менеджера, который бы полностью снял с него ответственность, обычно заканчиваются провалом, а вот правильное разделение ответственности работает.

Любовь как фактор успеха

Вероятность успеха в сложном и длительном проекте воспитания ребенка существенно повышается, когда им занимаются двое, а не один. Потому это обеспечивает многосторонний взгляд на множество вопросов и выработку взвешенных решений. Кроме того, родители оказывают взаимную поддержку, когда в этом есть необходимость, в том числе — при болезни ребенка и других экстремальных обстоятельствах. Те, кто воспитывал детей, знает, что такая поддержка необходима: есть моменты, когда в одиночку просто не справиться. Когда рядом есть человек, на которого всегда можно положиться, растить и воспитывать ребенка гораздо спокойнее.

Таким образом, родители дополняют друг друга. И чем более они не похожи по своим качествам, тем более разносторонний взгляд будет обеспечен при принятии решений, — что крайне важно для решений, имеющих отдаленные последствия. В таком случае семья получается лучше подготовленной к преодолению внешних трудностей. Но тем больше и потенциальных конфликтов: сложнее находить общие решения, совместно действовать, а не тянуть одеяло на себя. Так что чересчур большую разницу семья не переживет.

Когда рядом есть человек, на которого всегда можно положиться, растить и воспитывать ребенка гораздо спокойнее

К счастью, природа предусмотрела механизм, который способствует решению конфликтов и поддерживает совместную жизнь, несмотря на разность характеров. Этот механизм называется любовь. Поэтому создавать семью на основе любви крайне важно: это способствует успеху семейного предприятия в целом, сильно повышает вероятность того, что результатом будет счастливая семья и хорошие дети. Кстати, влюбленность и любовь часто возникает к непохожим на тебя людям, — возможно, это одно из проявлений природных механизмов, обеспечивающих взаимное дополнение супругов в семейной паре. Другие чувства, такие как страсть, влечение или взаимное выражение — тоже способствуют долгой и счастливой совместной жизни, но любовь сильнее.

munsters

Впрочем, это вопрос терминологии: разные люди по-разному определяют любовь. Я считаю, что любовь — это чувство, когда долгое отсутствие ее или его рядом физически ощущается как некомфортное. При этом вместе — вы делаете общее дело. И этим любовь отличается от влюбленности, при которой встреча — в большей степени фейерверк эмоций, чем совместная деятельность. Но я не настаиваю именно на таком определении. В любом случае, когда дети вырастают, любовь сохраняется, и это дает дополнительный бонус в совместном семейном счастье во вторую половину жизни, уже вместе со взрослыми детьми и внуками. Впрочем, насколько дети вас пустят в их семейный проект воспитания детей — вопрос отдельный. Но ответ на него во многом зависит от заложенного вами в процессе их воспитания, так что винить за то, что дети принимают неожиданные решения, можно только себя.

Винить за то, что дети принимают неожиданные решения, можно только себя

Заметим, что любовь впервые проявляется на фиолетовом уровне, первом, которое поставило «мы» выше чем «я». Они институциализирована как долг на синем, не только в семье, но и к государству, партии и другой твоей организации, которые там поставлены выше семьи. А на зеленом она стала всеобщей любовью к человечеству и его светлому будущему, к природе и планете и, как таковая, исчезла. Исчезла, чтобы возродиться на желтом — первом индивидуальном уровне, на котором ей есть подобающее место. Ведь желтый предполагает различие и взаимное дополнение людей, а именно в этом и суть любви.

Подготовка к воспитанию детей

Необходимо отметить, что подготовка родителя к деятельности по раскрытию индивидуальности ребенка и определение траектории будущего жизненного пути ребенка, а затем и следование выбранной программе выпали из системы образования. При том что достаточно много закладывается именно в раннем возрасте, когда с детьми занимаются родители. В сельскохозяйственном обществе это обеспечивалось поколенческой семьей, а вот в индустриальном по сути оказалось ненужным и вредным: привитое родителями конфликтовало с массовым образованием. Так что, по факту, родители разбираются с этим вопросом по мере роста ребенка, параллельно пытаясь учиться. Однако работы педагогов говорят, что это достаточно сложная деятельность, требующая для успеха техник и опыта, которые в той или иной мере наработаны у профессионалов, но научиться которым «на ходу» практически невозможно, особенно в период, когда маленький ребенок требует много заботы и внимания, занимающих большое время.

Подготовка родителя к деятельности по раскрытию индивидуальности ребенка и определение траектории будущего жизненного пути ребенка выпали из системы образования

На желтом уровне это решается родителями, которые на свое усмотрение и готовятся к такой деятельности. Но, думаю, именно в этой области лежит точка роста бирюзового уровня — в складывании сложной кооперативной структуры, которая, оставляя решение за родителями, тем не менее, поможет им своевременно, в соответствии с возрастом ребенка, эти решения принимать, опираясь на консультации специалистов, а затем — и претворять в жизнь. Фрагменты этой структуры уже сейчас стихийно складываются, но пока они находятся в области раскрытия конкретных талантов и помощи в их развитии. Здесь работает достаточно много людей, которые, получив удачный опыт со своими детьми, затем распространят его на других. Интересные работы идут со старшими детьми, которым уже нужно самим выбирать жизненные траектории. А вот в зоне раннего развития создание структуры, основанной на комплексном понимании логики становления личности в ребенке, еще впереди. Основная сложность в том, что последствия решений носят сильно отложенный характер и оценить их можно только через 20 – 30 лет. Уверенно предсказать их невозможно, — тем не менее, решения необходимо принимать.

Успех проекта воспитания и развития ребенка

Еще задача бирюзового уровня состоит в выработке общественных представлений о критериях успешности воспитания и развития ребенка, а значит — успешности семьи. Как я отмечал в начале статьи, сейчас старые основания для ответов на такие вопросы дезавуированы, а новых не появилось. Каждый человек самостоятельно дает ответ об успешности себя и других, основываясь на тех или иных принятых культурных рамках и собственном интуитивном представлении, причем какие-либо дискуссии практически заблокированы.

Agerbeck

Я бы выдвинул следующие несколько критериев оценки, которые подходят и для желтого уровня, только оценка по критериям дается экспертно:

  • Дети есть, выросли и достигли желтого уровня, соответствуют уровню общества.
  • Дети высоко оценивают свою семью.
  • Супруги высоко оценивает свою семью, в целом удовлетворены ей.
  • Другие люди в социальном окружении не высказывают негатива относительно семьи.

Именно в таком порядке и с такими акцентами.

Про достижение детьми желтого уровня следует сказать особо. Оно подразумевает принятие ответственности и за дело организации, и за собственное развитие, умение ставить собственные цели и соотносить их с общими, осознанность поведения.

При взрослении в комфортных условиях есть реальная опасность, что поведение желтого уровня будет воспринято и проявляться не осознано, а потому что так принято всеми окружающими, — ребенок будет лишь копировать их. По сути это означает, что он будет оставаться на фиолетовом уровне. От него не потребуется преодолевать трудности силой, невзирая на сопротивление, как того требует красный. А знания про сложную организованность мира синего уровня, и про оранжевый поиск возможностей будут носить теоретический, а не практический характер. Такое, кстати, сейчас можно наблюдать в ИТ у программистов, попавших после вуза, в котором обучение носило комфортный характер в силу личных способностей, в хорошую компанию, не требующую жесткой организации, а нацеленную как раз на развитие своих сотрудников. Демонстрируя адекватное высокому уровню организации поведение внутри компании, они не слишком понимают устройство остального мира снаружи. Технологичные методы, которыми достигается развитие до старших уровней еще предстоит выработать.

Каким образом и на каких основаниях оценивать успешность себя как индивидуальной и самореализующейся части эволюционирующих человеческих сообществ?

В общей логике развития уровней спиральной динамики бирюзовый уровень должен дать не только критерии оценки семьи, но и очередную версию ответа на вопрос о смысле жизни. Не последнюю: я верю, что за бирюзовым будут следующие уровни, — но очередную. Вопрос в развернутом виде звучит так: «Каким образом и на каких основаниях оценивать успешность себя как индивидуальной и самореализующейся части эволюционирующих человеческих сообществ?»

Другие виды семей

В заключении этого раздела уместно сказать несколько слов про другие семьи, у которых нет цели рождения детей. Тоффлер в своей книге ссылается на результаты исследований общества, которое насчитывает много десятков видов социальных взаимодействий, рассматриваемых как виды семей. С моей точки зрения, здесь исследователи находятся в плену предшествующей парадигмы представлений, жестко разделявших бизнес и семью. Поэтому такая парадигма требовала жесткой классификации всех социальных отношений по данной дихотомии. Вот и попало множество видов взаимоотношений в семейные.

Иллюстрация © Bo Bartlett

Иллюстрация © Bo Bartlett

Со стиранием четкой границы между работой и домом, бизнесом и хобби и появлением промежуточных градаций возникает и будет возникать множество различных форм социальной кооперации, обеспечивающей различные аспекты жизни — подобно тому, как в организациях строгие должности рассыпались на мелкие обязанности, составляющие сложную мозаику. И ее можно исследовать — классифицировать варианты социальных отношений, в том числе с учетом картины уровней систем ценностей. Ведь часть из них представляет собой явное использование сохранившихся институтов предыдущих уровней для достижения личных целей, характерных для оранжевого — идет ли речь об усыновлении взрослых для оптимизации налогов на наследство, или об имитации матери-одиночки для увеличения пособия.

Со стиранием четкой границы между работой и домом, бизнесом и хобби и появлением промежуточных градаций возникает множество новых форм социальной кооперации

В целом у каждого исследователя есть право провести здесь свою границу и определить, что именно он относит к семьям, а что не относит. Однако понятие семьи одного автора будет отличаться от понятия семьи у другого, и это надо учитывать, сравнивая их работы. Свою же точку зрения я изложил: понятие «семья» разумно применять к отношениям, нацеленным на рождение и воспитание детей — тем более, что это получается самый масштабный проект в жизни современного человека.

Зеленый, желтый и бирюзовый — логика развития

В заключение крупными мазками зафиксируем логику развития семьи, которая выше было разобрана детально.

Но сначала еще пару слов про уровни, их логику развития. Отличие желтого уровня от зеленого — осознание разницы людей и их интересов. На зеленом предполагается общезначимое счастье для всех и общий путь к нему, одинаковость действий. И деление по справедливости счастья, которого не хватает. Желтый же говорит об общих принципах, соблюдение которых позволит каждому следовать своей траектории: речь об осознанности цели и избегании враждебного поведения. Эта разница хорошо видна на конфликтах: зеленый императивно диктует их отсутствие, придумывая правила поведения и объявляя врагами общего дела тех, кто не подчиняется. А желтый понимает, что конфликтов нельзя избежать, потому что люди по природе разные, однако можно и нужно избегать враждебного поведения, причем способы могут быть многообразны.

Бирюзовый уровень возвращается к «мы» и поднимает вопрос о позиционировании себя и своих действий в контексте более широких коллективных деятельностей

Бирюзовый уровень возвращается к «мы» и поднимает вопрос о позиционировании себя и своих действий в контексте более широких коллективных деятельностей. Но не занимая предуготовленное место, а активно ища его, сопрягая задачи своего развития и самореализации с задачами достижения коллективных целей — и удерживая оба фокуса при ответственном принятии решений. При этом человек участвует во многих активностях — работа, хобби, профессиональные, культурные и другие социальные сообщества, малая и большая семья. Активности переплетаются и общество в целом образует большую эволюционирующую сеть.

FI-BU-recertification-and-the-need-for-continued-learning-1024x576

И в рамках этой уровневой системы координат сейчас идет несколько одновременных процессов пересборки.

  1. Пересборка бизнеса, организаций. Во многих областях организации вышли на желтый уровень и успешно его осваивают, продвигаясь к бирюзовому. Не только небольшие, но и большие однородные, примеры этого есть в книге Лалу и в ИТ. Большим организациям из нескольких тысяч человек, реализующих сложно скоординированную деятельность, сильно сложнее. Но там тоже идут активные эксперименты. В качестве примеров можно привести «Microsoft» и большие open source–проекты в ИТ, или такие сложные структуры как инновационные кластеры. Я не хочу сказать, что новые организации составляют значительную долю от общего числа, однако они уже встречаются в достаточном количестве, чтобы можно было исследовать и обобщать их формы самоорганизации, — как делает Лалу, — и чтобы большие организации думали о собственном движении по этому вектору. Важно, что пересборка размывает границы организаций, прежде нерушимые.
  2. Пересборка образования как отжившей сейчас иерархической структуры, заложенной индустриальным обществом. На желтом уровне сейчас появилось достаточно много разных новых малых форм, которые закрывают те или иные ниши — например, новые школы или специфические системы профессионального образования в таких быстро развивающихся областях как ИТ или маркетинг, в которые традиционные формы вписываются плохо. Количество таких организаций растет; они будут кооперироваться, образовывать сетевые структуры. И традиционные университеты через 5 – 10 – 15 лет должны будут или перестроиться, вписаться в новую структуру, или умереть.
  3. Изменения семьи пока носят ведомый характер: за счет развития организаций и образования семья становится более свободна, но и возрастает ее собственная ответственность в принятии решений о воспитании детей. Соцсети обеспечивают инфраструктуру для различной кооперации, сотрудничества и получения информации. Но они же обостряют и вопрос личной ответственности за принятие решений, выталкивая семью на желтый уровень. По мере фокусировки на основном проекте семьи — рождении и воспитании детей, — будет происходить уже осознанная работа на желтом уровне и дальнейшее движение к бирюзовому во взаимодействии с новыми структурами образования.

Естественная кооперация людей вокруг длительных проектов воспитания детей обеспечит появление общественных ответов и оснований для следующего шага развития общества в целом

В целом движение оказывается не таким простым, как было в предсказаниях, а гораздо более сложным, но внушающим оптимизм по своим результатам. На желтом уровне люди дают положительные ответы на вопрос о том, нужно ли им заводить детей и ответственно подходят к вопросам их воспитания, — такие семьи я вижу вокруг. Естественная кооперация людей вокруг этих длительных проектов воспитания детей, инфраструктуру для которой обеспечивают соцсети, поддержит появление общественных ответов и оснований для следующего шага развития общества в целом, — уверенный вход в будущее третьей волны.

На этой оптимистичной ноте я закончу статью.

Цепков Максим

Максим Цепков

Основная работа — в сфере ИТ: проектирование корпоративных систем, поддерживающих развитие бизнеса; ведение проектов разработки; организация командной работы. С 2013 году занимается изучением спиральной динамики как адекватной модели ценностного развития, позволяющей строить взаимодействие с заказчиками и внутри команды, а также описывающей логику развития Agile-менеджмента в ИТ. Неоднократно выступал с докладами о применении Спиральной динамики на ИТ-конференциях. Женат, двое взрослых детей, внуков пока нет.

mtsepkov.org

Комментарии

 

In English